МБХ медиа
Сейчас читаете:
Как спасти дом от сноса?

Усадьбы XVIII века, старинные купеческие дома с уникальными наличниками, исторические архитектурные комплексы и другие важные с точки зрения культурного наследия здания в России регулярно сносятся под разными предлогами. На их месте возводят жилые комплексы, парковки, бизнес-центры. Единственная возможность спасти старый дом, если ему угрожает снос, — добиться того, чтобы его признали памятником архитектуры.

Чем памятник архитектуры отличается от обычного дома?

Федеральный закон «Об объектах культурного наследия» различает несколько видов архитектурных памятников. Ими могут быть отдельные постройки, ансамбли, комплексы, целые кварталы. В едином реестре объектов культурного наследия более 80 тысяч различных исторических памятников. Треть из них — архитектурные.

Координатор движения «Архнадзор» Иван Борисов сообщил «МБХ медиа», чем на практике руководствуются эксперты при принятии решения об охранном статусе дома. «Есть целый перечень критериев, по которым здания вносят в реестр памятников, — рассказал он. — Архитектурная ценность может заключаться в каких-то выразительных элементах здания. Причем рассматривается как экстерьер, так и интерьер. Это бывают двери или резные рамы или еще что-то, что потом и становится предметом охраны и подлежит реставрации».

Еще один важный критерий — по чьему проекту был построен дом. Работы известных архитекторов, априори, имеют гораздо больше шансов попасть в реестр объектов культурного наследия. Однако и это не всегда становится определяющим фактором. Например, несколько домов известного архитектора Нирнзее в Москве не получали охранного статуса и были снесены.

Ценным с точки зрения культурного наследия могут быть признаны только здания, с момента постройки которых прошло не менее 40 лет. Однако в законодательстве есть пункт о том, что дома и квартиры «выдающихся личностей» признаются объектами культурного наследия вне зависимости от времени постройки.

Это не помогает дому рок-певицы Янки Дягилевой, который расположен в центре Новосибирска. Уже больше пяти лет местные власти пытаются его снести, но поклонники Дягилевой и местные градозащитники не дают этого сделать. В 2013 году чиновники даже установили на доме памятную табличку, однако в реестр объектов, особо охраняемых государством, он так и не вошел.

Дом Янки Дягилевой. Фото: varandej.livejournal.com

К кому обратиться, чтобы здание признали памятником?

За сохранение памятников архитектуры в российских городах отвечают специальные ведомства. В Москве — это Департамент культурного наследия города, а, например, в Санкт-Петербурге — Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры. В регионах такие ведомства называются по-разному: в Твери — управление, а в Самаре — и вовсе агентство, однако суть одна и та же.

Частные лица имеют право лишь рекомендовать государственным органам провести экспертизу дома на его историческую и культурную ценность. Для этого необходимо подать заявление в ведомство, которое в вашем городе за охрану культурного наследия, с формулировкой «по адресу … мной обнаружено здание, имеющее признаки объекта культурного наследия».

В заявлении необходимо расписать, какие именно признаки вы обнаружили. Это могут быть культурные особенности дома: например, он упомянут в том или ином художественном произведении, в нем жил известный человек, в нем происходили исторические встречи. Или же его архитектурные достоинства: красивый фасад, ценные детали, аутентичные элементы.

В ведомстве ваше заявление должны принять, в течение месяца рассмотреть и, в зависимости от решения, назначить экспертизу или аргументированно ответить, почему экспертиза не будет проведена. В том случае, если ваше обращение сработало и власти согласились провести экспертизу, дом получает статус выявленного объекта культурного наследия и на время исследовательских работ охраняется государством как памятник архитектуры.

Кто определяет статус дома?

Если назначена экспертиза, то она должна состояться в течение трех месяцев. К ней обычно привлекают сотрудников местных научных институтов, занимающихся проблемами реставрации.

«У этих экспертов есть перечень специализаций, — рассказывает Иван Борисов. — Кто-то занимается только парками, кто-то только гражданской архитектурой и так далее. Есть и более узкие специализации, поэтому ведомства чаще всего привлекают одних и тех же людей».

«Регулярно проводится заведомо выгодные для того или иного застройщика экспертизы, и ценность объектов занижается, — добавляет он. — Поэтому, когда сотрудники научных институтов проходят переаттестацию, „Архнадзор“ внимательно следит за этим и периодически настаивает на отстранении таких экспертов».

Что дает охранный статус?

С момента признания здания объектом культурного наследия на его собственника накладываются обязательства по его охране. Такие дома часто нуждаются в реставрации и ремонте. Государство часто выделяет собственнику деньги на такие работы, однако далеко не всегда они используются по назначению.

Так, например, еще в 2010 году правительство выделило 135 миллионов рублей на реставрацию известного памятника конструктивистской архитектуры — Шуховской башни в Москве. Однако до сих пор внутри башни установлены несколько подпорок, реальные исследовательские работы не проведены, а сама башня ржавеет. Эксперты говорят, что велик риск ее обрушения, но Министерство связи — собственник башни — не спешит с реставрационными работами. Такое бездействие Министерства должно, согласно законодательству, наказываться штрафом до пяти миллионов рублей, однако и этого не происходит.

Включение в реестр объектов культурного наследия спасает дом от потенциального сноса. Памятники архитектуры любого уровня — федерального, регионального, муниципального — строго запрещено сносить.

Дом признали объектом культурного наследия. Это навсегда?

Нет. В любой момент может быть назначена новая экспертиза, которая вынесет другое решение. Это случается, когда объект внезапно попадает в сферу интересов того или иного застройщика.

Так произошло с главным корпус завода «Красный богатырь», построенный в 1880-е годы на северо-востоке Москвы, и зданием его пожарной части, возведенном на 50 лет позже. В 2014 году Мосгорнаследие признало обе этих части ансамбля памятниками архитектуры. Однако, уже через три года, когда выяснилось, что на эту территорию претендует крупный застройщик, была проведена новая экспертиза, которая не нашла в зданиях признаков объектов культурного наследия. По ее итогам главный корпус «Красного богатыря» и пожарную часть исключили из реестра.

«К сожалению, в нашем законодательстве есть лазейки, позволяющие исключать дома из реестра, — утверждает Борисов. — В последние годы этого меньше, а раньше часто случалось, что памятники архитектуры исчезали из списка объектов культурного наследия, и их сносили».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: