МБХ медиа
Сейчас читаете:
Барак с евроремонтом. Погорельцы замерзают в общежитии, которое год назад было заброшенной поликлиникой

Барак с евроремонтом. Погорельцы замерзают в общежитии, которое год назад было заброшенной поликлиникой

В середине декабря 2017 года девять семей погорельцев из рязанского поселка Мурмино получили ключи от комнат в отремонтированном здании. Вскоре стало понятно, что жить в нем нельзя: помещение бывшей поликлиники долгое время пустовало, ремонт сделан на скорую руку, но здание приняли в эксплуатацию. Стены уже промерзли и покрылись плесенью, входные двери перекосились и не закрываются полностью, в душевой кабинке бьет током.

Новоселье в «заброшке»

Поселок городского типа Мурмино находится в 20 километрах от областного центра. Это типичный поселок, в котором работы либо нет, либо за нее платят издевательские 7−8 тыс. рублей. В местных бараках витают запахи сигаретного дыма, гнилья и чеснока: поджаренный черный хлеб, натертый чесноком — любимое доступное лакомство. Еще картошка со своими соленьями и «макарошки». Благодаря близости к областному центру и природе рядом вырастают добротные коттеджи, содержание которых в год обходится в такую сумму, которую обитатели бараков не могут даже представить. Как муниципалитет распоряжается деньгами, вырученными от продажи земель — неизвестно, однако из попадающих на глаза «достопримечательностей» в Мурмино можно обнаружить лишь ветхие дома, свалки и бездорожье.

Фото: Екатерина Вулих

В день вручения ключей погорельцам, которые полтора года после пожара в 120-летнем здании общежития скитались по съемным углам, на место торжественного события съехалась подведомственная пресса. «Благодаря средствам из бюджета района внутри сделали отличный ремонт. Стены покрыты приятной глазу краской, на полу — линолеум. На девять комнат — кухня, душевая, туалет с отдельными кабинками, несколько подсобных помещений и прачечная с четырьмя стиральными машинками. <…> Отопление, можно сказать, индивидуальное — на электрических батареях хозяева могут выставить требуемую температуру. Конечно, после ремонта осталось немного грязи, но заботливая женская рука быстро исправит этот недостаток и наведет уют», — доложило на своем сайте издание «Пресса».

Люди, которые дважды пережили пожар в ветхих домах и полное уничтожение нажитого имущества, одновременно радовались и понимали, что ремонт ветхого, на несколько лет заброшенного строения не может стать панацеей от дальнейшего разрушения. Проблемы начались гораздо раньше, чем ожидали новоселы.

Бесполезные электробатареи

Новый одноэтажный дом для мурминских погорельцев находится на берегу озера, между давно заброшенным зданием роддома и действующей Мурминской центральной районной больницей. Одну его часть отремонтировали, другая пустует: вход и окна заколочены, в них невозможно рассмотреть сквозные дыры в полах. У входа установили удобный пандус для передвижения маломобильных инвалидов, которых здесь нет. Входную металлическую дверь открыть невозможно: она примерзает к дверной раме. Вернувшиеся домой жильцы громко стучат, чтобы соседи навалились на нее изнутри, иначе не открыть. Коврик под дверью промок, вокруг него лужица: оттаивает иней. В широком коридоре чуть теплее, чем на улице, но изо рта идет пар. Электрические батареи в холле отключены, потому что из-за щелей везде и всюду они отапливают улицу, а «наматывают» по счетчику огромные для малоимущих суммы. Штукатурка в общем коридоре спустя год после ремонта пошла трещинами, кое-где уже и отвалилась. В каждой комнате стоит по масляному обогревателю: электробатареи не справляются с обогревом продуваемых изо всех щелей комнат.

Дует буквально отовсюду. В комнате у Татьяны Прозоровой на подоконнике нового стеклопакета разложены тряпочки, под раму хозяйка подоткнула куски поролона. Объясняет, что из окна натекают лужицы. Входная дверь, словно в чуме, завешана одеялом — это тоже от сквозняка. Но такие меры не спасают от промерзания ее восьмиметровую комнату:

— Вот за этой стеной, — стучит Прозорова по стене, перед которой стоит тумбочка с телевизором, — заброшенная часть дома. Она ледяная, да сами потрогайте! Даже кошки мерзнут.

Татьяна Прозорова. Фото: Екатерина Вулих

На ее кровати, свернувшись, лежат две кошки и чернущий кот Малыш, который по-собачьи сопровождает хозяйку и на общую кухню, и в душевую. По словам Прозоровой, с виду ремонт казался качественным, все было новым и красивым, но облезать и рушиться стало прямо на глазах.

У соседей Каримовых незадолго до новогодних праздников отвалилась часть стены слева от окна — ее заделали подручными средствами и плотно подперли шкафом. Пенсионерка Любовь Федоровна отрезала от теплой пижамы капюшон и сшила шапочку, которую не снимает круглые сутки. Она постоянно плачет и спрашивает, успеет ли пожить в своем, теплом жилье, которое обещали больше 10 лет назад.

— Тут недавно один чиновник «пошутил»: мол, опасно меня заселять в новое жилье, куда я не приеду — всюду пожар случается. Шутки такие! Словно я виновата, что заселяют нас в ветхое жилье с аварийной электропроводкой. Это — общежития, и нам должны предоставить собственное жилье, — все еще надеется Каримова.

Любовь Каримова. Фото: Екатерина Вулих

В комнате у Марины Костенко электробатарея включена на полную мощность, прикоснуться к ней невозможно. Однако здесь так же холодно, как и коридоре: тепло выдувается в многочисленные щели. Под половым покрытием и под подоконником пустоты — это становится понятно, если постучать по стене и полу. В углах чернеет уже привычная плесень.

Фото: Екатерина Вулих

Двое взрослых и двое детей семьи Нистратовых живут с видом из окна на больничный мусорный контейнер. Говорят, сто раз просили поселковую администрацию как-то передвинуть помойку и избавить семью от летней вони и жирных мух, но пейзаж так и не изменился. Недавно глава семьи повесил кухонный шкаф — по стене пошла трещина. Когда он рухнет вместе со стеной, жильцы комнаты не знают, но больше шкафчик пристроить некуда. В углах за детской кроватью и компьютерным столом — плесень. Также на полную мощность работает источник появления счетов за электроэнергию — обогреватель.

«Это не тарифы — это грабеж»

Счета за «коммуналку» — отдельный разговор. Электробатареи в общем коридоре отключены потому, что они совсем ничего не обогревают, а платить за них приходится отдельно. За потребленную электроэнергию в комнате Нистратовым счетчик «накручивает» свыше 4 тыс. руб., за отопление в коридоре и общие электроплиты на кухне — еще 1,5 тыс. руб. За вывоз мусора в течение года пришел счет на 5 тыс. руб., но Наталья Нестратова утверждает, что контейнером весь дачный сезон пользуются приезжие: мусора накапливается за сутки целая гора, а вывозят его раз в неделю. Сколько «накручивает» счетчик воды — сия тайна великая есть: он спрятан во дворе, в канализационном колодце. Снять показания счетчика под силу только сантехникам местной управляющей компании.

Жильцы считают такие тарифы несправедливыми по человеческим законам и беззаконными — по юридическим.

— Наша семья должна выложить за такое жилье под семь тысяч рублей в месяц, но для нашей «деревни» и для таких условий проживания — это дикость. К тому же у нас до сих пор нет договоров социального найма жилья, — возмущается Нистратова. — Мы должны оплачивать на расчетный счет в Сбербанке.

Наталья Нистратова. Фото: Екатерина Вулих

Прозорова уточняет: тарифы на электроэнергию — обычные, как для жилья с центральным отоплением и газом, а не как для проживающих в доме с электроплитами и электробатареями.

— Кто ж такое оплатить сможет? У нас же должны быть другие тарифы, потому что буквально все работает на электричестве. Я и не плачу, хотя деньги откладываю: пусть суд обяжет меня оплатить такое беззаконие, тогда и посмотрим, — вполне серьезно говорит пенсионерка. — Это же не тарифы — это грабеж.

Верхом цинизма жители считают проходящую рядом с разваливающимся общежитием газовую трубу. Если бы в доме установили газовый котел, плата за потребление электроэнергии снизилась в несколько раз.

«Дверь не утепляется»

В сентябре 2017 года главой администрации Мурминского сельского поселения стал учитель математики, директор местной школы Михаил Суриков. Он не имел никакого отношения к превращению заброшенной поликлиники в жилой дом, но «расхлебывать» приходится именно ему. По всей видимости, глава старается, но как превратить «заброшку» в полноценное жилье, пока не придумал.

— В новогодние каникулы сам закупал материалы для утепления входной двери, все сделали, но не помогло. Дверь все равно промерзает. Знаю, что холодно, знаю, что плесень… Но здание принимал в эксплуатацию районный технадзор! Как могу я, не специалист, сказать поперек специалистам? Да и кто ж тогда знал, как все обернется? — высказался в телефонном разговоре с «МБХ медиа» Суриков.

Фото: Екатерина Вулих

Утверждает, что такой ремонт был проведен согласно проекту, кто делал проект, он не в курсе: в те времена руководил школой, а не сельским поселением. Знает точно, что на ремонт из бюджета Рязанского района было выделено 4 млн руб.

Сейчас глава занимается заключением договора на проведение экспертизы помещения. Сотрудники при исследовании должны будут использовать тепловизор, который выявит все щели и пустоты в стенах и полах. Суриков пообещал не бросать жильцов маневренного фонда и «довести до ума» ремонт помещения.

Таинственный подрядчик

Попытки найти подрядчика, который сделал столь дорогостоящий и столь же бесполезный ремонт, так и не удалось. Открытый аукцион на ремонт нежилого здания, по данным СПАРК-интерфакс, выиграло малоизвестное ООО «Апрель», сбив первоначальную стоимость контракта почти на 800 тыс. рублей — с 2 999 999 руб. до 2 079 999 руб. 10 коп. По данным сайта Госзакупок, аукцион провели в марте 2017 года, контракт обе стороны заключили 12 апреля, работы должны были быть завершены к началу июля того же года. Однако контракт был прекращен «по соглашению сторон».

Судя по словам руководителя ООО «Апрель» Анатолия Именина, он даже не приступал к ремонту помещения: его «и близко не подпустили».

— Я трижды выигрывал торги, но меня так и не допустили до исполнения контракта. И с главой поселковой администрации общался (до сентября 2017 года главой администрации Мурминского сельского поселения была Тамара Иванова) полицию обращался, и к уполномоченному по защите прав предпринимателей (до декабря 2018 года — Егор Бурцев), в суд обращался, — перечислил Именин инстанции, которые прошел. — Все бесполезно: местная администрация в одностороннем порядке просто расторгла контракт. Один чиновник из районного технадзора прямо говорил, что у него все схвачено, и этот контракт мне не достанется.

Несостоявшийся подрядчик закончил разговор словами: «Что творится в этом Рязанском районе и в самом Мурмино — лучше даже не вспоминать, чтобы настроение не портить».

Найти в открытых источниках данные, кто же освоил несколько миллионов бюджетных средств на ремонте заброшенного здания поликлиники, так и не удалось.

Жильцы злосчастного общежития готовят коллективное обращение в районную прокуратуру с просьбой провести проверку по всем вышеперечисленным фактам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: