МБХ медиа
Сейчас читаете:
Болотные печи Пертоминска: почему жители недоступного поселка в Архангельской области протестуют против инсинератора

Власти Архангельской области радикально решают мусорную проблему на побережье Белого моря и на труднодоступных островах — они собираются строить там инсинераторы (мусоросжигающие печки). Перед жителями стоит трудный выбор между разрастающимися помойками и токсичным дымом с ядовитой золой. Журналистка «МБХ медиа» пообщалась с несколькими неравнодушными жителями и выяснила, является ли сжигание единственным возможным способом утилизации мусора в Пертоминске, труднодоступном поселке на Белом море.

(Ранее «МБХ медиа» рассказало о мусорных печах на Соловках и острове Кего.

Пертоминск расположен на Летнем берегу Белого моря, на входе в Унскую губу, в 180 километрах от Архангельска. Точное число жителей назвать сложно — много домов, куда люди приезжают только на лето. До поселка добраться непросто, но есть несколько вариантов. Наиболее быстрый и наименее бюджетный — самолетом-«кукурузником», который летает два раза в неделю.

Купить билет за 3000 рублей в одну сторону по силам не всем, так что второй вариант — плыть на частном катере. Баржа — общественный транспорт — уже второе лето не ходит. Несмотря на то, что Пертоминск находится на берегу, а не на острове, летом добраться сюда на автотранспорте почти невозможно. Дорога есть только до деревни Луда. От Луды до Пертоминска берег топкий, и на машине не проехать, только водой по Унской губе. С другой стороны, от Нёноксы под Северодвинском, берег слишком каменистый. Здесь с трудом можно проехать только на Камазе или Урале. Зимой добираться чуть проще — по зимнику на машине.

Поэтому мусор в Пертоминске и планируют сжигать — власти Архангельской области считают, что вывозить отсюда его слишком сложно и дорого, а поселковую свалку давно пора ликвидировать.

Шесть хрупких женщин Пертоминска протестуют из-за мусоросжигания на побережье Белого моря: им не особенно нравится перспектива жить рядом с печкой, изрыгающей ядовитый дым. Летом они организовали инициативную группу и отправились собирать подписи пертоминцев против злополучного инсинератора.


«Чудовищная ошибка»

Светлана Высоцкая работает инженером по охране окружающей среды в Северодвинске. Её мама родилась в Пертоминске, а Светлана приезжает сюда каждый год.

«До лета люди были не очень осведомлены. Мы распределились по районам, обошли соседей. Когда начали собирать подписи, выяснили, что многие не знали, о чем идет речь. Беседовали с каждым, и теперь жители знают, что такое инсинератор и какие риски с ним связаны», — рассказывает Светлана.

Фото: Православная община Пертоминск/Вконтакте

Просвещать людей по домам отправилась и Наталья Кравцова — о планах по установке инсинератора женщина узнала ещё весной, из новостей на странице группы «Православная община п. Пертоминск» ВКонтакте. Наталья приехала на лето в любимый поселок и вызвалась помочь инициативной группе.

«Считаю, что устанавливать инсинератор в непосредственной близости от посёлка, на болоте — чудовищная ошибка. Тот, кто принимает такие решения, либо не знает условий местности, либо действует по принципу — население посёлка небольшое, и шуму от него будет мало. Когда собирали подписи, мы зашли почти в каждый дом. Везде ответ был один — против», — делится впечатлениями Наталья.

Усилиями шести женщин было собрано 217 подписей против инсинератора. Их приложили к обращению, составленному на имя заместителя председателя Правительства Архангельской области Евгения Фоменко. Отдельные письменные замечания к терсхеме жители поселка отправили на сайт правительства Архангельской области.

«Мы отправили замечания в июле, 49 штук, и нам отказали, как и многим другим жителям области. Потом, уже в августе, когда в третий раз рассматривалась территориальная схема, у нас тоже было отправлено порядка 58 обращений, но замечания вновь не рассмотрели», — делится Светлана.


Суть обращений


Территориальная схема несколько раз корректировалась правительством и изначально предполагала установку в Пертоминске инсинератора мощностью в 50 тонн. В уже утвержденной терсхеме мощность снижена до 35 тонн в год, но, по мнению жителей, это не победа — Пертоминск все равно не производит такое количество мусора. Более того, согласно территориальной схеме, отходы сюда будут свозить из близлежащих деревень: Лопшеньги, Яреньги, Луды и Уны. Между поселениями есть водная преграда — Унская губа.

«Логистика не продумана. Соберут мусор с Лопшеньги, Яреньги, повезут по берегу, а потом 5 км до Пертоминска по воде. А от деревень Уны и Луды вообще 25 км по воде», — Светлана чертит карандашом передо мной по карте тонкие линии запутанной логистики, разработанной архангельским правительством. «Транспорта нет, логистика не продумана, непонятно, как будут перевозить отходы, как при этом избежать захламления той же Унской губы. Погода своеобразная: сейчас может быть тихая, хорошая, а через два часа начнётся шторм. Непонятно, каким образом они будут доставлять отходы из окрестных деревень именно в Пертоминск», — разводит руками Светлана.

Согласно координатам, печь планируют установить рядом с деревенским кладбищем в сосновом бору. Место это достаточно узкое, окруженное болотами с четырех сторон. По словам экологов Архангельского «Экологического консалтингового центра», вся вода с окрестных болот стекает сюда, ближе к Унской губе. По их опасениям, вещества, которые будут попадать в атмосферу после сжигания несортированного мусора, будут оседать и попадать в колодцы местных жителей. Отравится воздух, почва, вода.

«Что окажется в печи инсинератора?» — задаются вопросом пертоминцы. При разработке территориальной схемы не был определён морфологический состав отходов. В течение года должна была проводиться экспертиза, состоящая из четырех исследований, она бы точно определила, сколько процентов стекла, пластика, древесины и пищевых отходов содержит мусор посёлка. Но, по словам местных жителей, никто исследования не проводил.

«У нас люди все экономные. Пищевые отходы они отправляют на компост и используют в огородах. В основном выбрасывают пластик, изредка металлолом, стекло. Бумагу и древесину сжигают в печках», — разъясняет Светлана Высоцкая.

Больше всего Светлану беспокоит, что мусор будут сжигать без сортировки. В печи заполыхают пластик, железо, батарейки и прочие опасные отходы. В почву, воздух и воду попадут диоксины, которые, по данным Всемирной организации здравоохранения, сильно снижают иммунитет, нарушают нормальную работу гормонов и повышают риск раковых заболеваний.

«При сжигании, при выделении диоксинов, почва в течение 10 лет считается не плодородной, верхний слой можно убирать. Птицы и звери, которые кормятся на болоте, будут получать свою дозу. У людей, которые будут пить эту воду, риск онкологических заболеваний возрастает. Животный мир тоже не сможет перестроиться, среди животных вырастет смертность. У инисинератора, который хотят установить у нас, согласно терсхеме, запланирована эффективность очистки в 90%. Сейчас это низкий уровень — уже есть заводы с очисткой в 97%. Да и непонятно, так ли это будет на самом деле — в терсхеме не указаны ни марка, ни тип установки, ни система очистки», — поясняет Светлана.

Фото: Александр Агафонов


Как сейчас вывозят мусор

Мусорная проблема в этой части Поморья возникла не вчера. Как же ее решали все это время? В поселке появляется объявление о том, когда будут вывозить мусор. Люди выставляют мешки на обочину дороги, а мусоровоз собирает их и отправляет на местную свалку. С появлением инсинератора власти собираются установить контейнеры для накопления отходов. Но такая система не устраивает местных жителей — осенью в деревню приходят звери. «То есть если тот же медведь почует, что где-то в деревне есть какая-то пища, он повадится туда ходить. Был случай, когда медведь залез в пекарню и вытащил несколько мешков муки. А тут получается просто кормушку ставят. Я думаю, что крышка мусорного бака для медведя — не большое препятствие», — рассуждает Светлана.

Наталья Кравцова часто бывает в Пертоминске и рассказала, что мусорная свалка в посёлке переполнена. По ее словам, берега Унской губы и прибрежные леса тоже завалены пластиком — пакеты, бутылки, пластиковые упаковки. В территориальной схеме обращения с отходами прописано, что свалка в Пертоминске будет ликвидирована к 2020 году. Каким путём это будет сделано — не ясно. Жители боятся, что весь пластиковый полигон отправят в инсинератор и за пару лет отравят экологию чудесного северного места.

Золу и шлак от сжигания мусора нельзя просто зарыть тут же в землю — это опасные отходы, которые необходимо отправлять на специализированный полигон. Согласно терсхеме, делать это придется по воде. Возникает вопрос — как возить золу и шлак по Белому морю, с учетом сильных ветров и штормов, чтобы мелкая пыль не разлетелась?

В мусорной реформе Федеральным правительством прописан определенный путь ликвидации мусора: в первую очередь уменьшение количества образования отходов, затем — обработка, потом — утилизация, и лишь в последнюю очередь- обезвреживание, то есть сжигание. Но региональные власти Архангельска пошли по самому легкому и опасному пути утилизации.

Перед строительством сжигателя непременно вырубят большой участок леса. Установка инсинератора — не просто возведение в лесу мусоросжигательной печки. Если действовать согласно всем стандартам, то для инсинератора потребуется достаточно большая территория: площадки для накопления перерабатываемых отходов, золошлаковых отходов, крупногабаритного мусора. Необходим и шредер, который будет измельчать мусор.

«К нам даже никто не приезжал и не смотрел площадку. Там много чего надо предусмотреть: ливневые стоки, локальные очистные сооружения. Дождь, проходя через отходы, которые будут ждать сжигания, будет собирать вредные вещества», — беспокоится Светлана

Фото: Александр Агафонов

«Эти луга ценны для России»

Поселок Пертоминск находится на границе с национальным парком «Онежское Поморье», и загрязнение окружающей среды может повлиять на сохранение природного комплекса. Унская губа с орнитологической точки зрения важный объект — перелетные птицы останавливаются здесь на отдых.

Парк создавали для сохранения биологического и ландшафтного разнообразия Севера. Эти места богаты уникальными видами животных и растений, многие из которых занесены в Красную книгу. Здесь была обнаружена жемчужница — двустворчатый моллюск, которым когда-то Архангельская область была очень богата, а сейчас сохранилась только в редких уголках Севера. Ассистент кафедры ботаники и общей экологии института естественных наук и биомедицины САФУ Ирина Амосова называет жемчужницу индикатором чистоты местных рек. На побережье Белого моря в этой местности так же присутствуют ценные растительные сообщества — приморские луга и марши.

«Это луга, которые заливаются соленой водой во время приливов и отливов. Они имеют особую растительность, которая может расти в условиях повышенной засолёности и встречаются только здесь. Эти луга ценны для России», — поясняет Амосова.

К редким видам морских млекопитающих, обитающих в прибрежных водах национального парка «Онежское поморье», относятся кольчатая нерпа, морской заяц и белуха. Здесь же регулярно можно увидеть залежки тюленей. Им особенно угрожает загрязнение среды ядовитыми отходами.

Светлана Высоцкая уверена — то, что инсинератор планируется расположить в непосредственной близости с национальным парком «Онежское Поморье», нарушает ст. 15 Федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях». Мусоросжигание может нанести вред не только национальному парку, но и жизни и здоровью населения, которое проживает в деревнях на побережье Белого моря. Тем не менее, ни один из населенных пунктов не входит в границы национального парка, что осложняет дискуссию активистов с властью. Формально, деревни не часть заповедника, а значит сохранность «Онежского Поморья» не под угрозой.

Фото: Александр Постников


Решения

Казалось бы — как выйти из ситуации, когда вывозить отходы дорого, сжигать вредно, а свалка переполнена? По мнению Светланы Высоцкой выгоднее было бы организовать в поселках места накопления для пластика, железа и стекла и вывозить его с территории Летнего берега Белого моря. Но как? Последние два года баржа сюда не ходит, а на небольшом частном катере отходы не повезёшь.

Жители согласны начать раздельный сбор мусора и, когда лед встанет, отвозить отходы на переработку по «зимнику». Они считают, что если отсортируют часть отходов, а бумагу и древесину сожгут, то объём мусора уменьшится, а вместе с этим — транспортные затраты.

«Можно устроить большую площадку накопления, куда будут местные жители приносить стекло, желез, пластик. Можно поставить пресс, который будет его сминать. Стоимость пластика незначительная, но при вывозе в крупных масштабах она может компенсировать часть расходов на транспортировку. Надо начинать с населения, приучать. Можно работать с местными магазинами, убеждать, чтобы они закупали меньше пластиковой упаковки. Даже если человек купил в таре подороже, в стекле, он потом её сдаёт, то есть какую-то часть компенсирует», — объясняет Светлана.

Женщина уверена, раздельный сбор — это не сложно. Она разделяет мусор в квартире и сдает в переработку. У ее соратницы Натальи Кравцовой другая идея, — она хотела бы, чтобы вместо инсинераторов в поселке построили мусороперерабатывающий завод. «Те деньги, которые выделяют на строительство инсинератора, лучше было бы освоить на переработку пластмассы, с дальнейшим выпуском вторичной продукции. Сейчас очень много примеров использования — это и пластиковая плитка для дорожек, и ограждение для грядок, компостеры. Всё вернётся, но уже в новом качестве. Каждый инсинератор — это мог бы быть новый завод по переработке пластмассы, стекла, жестяных упаковок, это новые рабочие места. Эти заводики сами будут искать себе материал для загрузки производства», — уверена Наталья.

У поселка непростая история — он возник на месте Пертоминского Спасо-Преображенского монастыря, основанного в 1617 году. В 1920 году монастырь был закрыт и открылся лагерь. В землях Пертоминска погребено множество заключенных, которые были сосланы на Север и погибли тут же — от холода, голода, пыток или пули. Как таковой поселок начал строиться после того, как лагерь перевели на Соловки. Кладбище, на котором в Пертоминске хоронят и сейчас, является напоминанием о политических репрессиях 30-х годов. Уже через год девственные леса и исторические могилы могут покрыться ядовитой золой.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: