МБХ медиа
Сейчас читаете:
Дело Оюба Титиева: суд не заинтересовали доказательства защиты, разбивающие позицию обвинения

Дело Оюба Титиева: суд не заинтересовали доказательства защиты, разбивающие позицию обвинения

Шалинский городской суд после новогодних каникул продолжил рассматривать дело правозащитника Оюба Титиева. На заседаниях 14 и 15 января адвокаты пытались приобщить к материалам дела неопровержимые доказательства того, что в Курчалоевском ОМВД есть группа быстрого реагирования (ГБР). Такой, казалось бы, мелкий, технический вопрос о наличии группы, о цвете формы ее сотрудников и нашивках на ней — для дела Титиева ключевой.

Спор с очевидным

Оюб Титиев утверждает, что 9 января его задерживали дважды. И в первый раз на выезде из Курчалоя его остановили сотрудники в зеленой камуфляжной форме с нашивками «ГБР». Они были в машине, раскрашенной под камуфляж, с аналогичной надписью. И они подбросили ему наркотики.

Гособвинение допросило в суде 61 свидетеля-полицейского, большинство из которых не имеет никакого отношения к делу — они не задерживали Оюба и не знали его, то есть, не могли дать даже характеризующих показаний. Но все они в один голос утверждали, что в Курчалоевском ОМВД нет ГБР, а форму сотрудники носят только уставную — повседневную или полевую, синюю или сине-голубой камуфляж. Именно для этих показаний обвинение и вызывало их в суд.

Выбирая такую топорную стратегию, прокуроры не учли одного момента — силовики на Кавказе, и особенно в Чечне, гордятся формой и оружием (по сути — признаками статуса), много фотографируются и выкладывают карточки в соцсети. Адвокаты изучили инстаграм-страницы курчалоевских полицейских, в том числе начальника ОМВД Рустама Агуева (аккаунт rustam_aa95), до того, как те поняли, что публичное самолюбование может выйти им боком. Отобранные кадры адвокаты осмотрели с нотариусом, чтобы, следуя процедуре, представить в суде.

Несуществующая, если верить свидетелям, форма, нашивки, машины… Фото: предоставлено защитой Оюба Титиева

Ранее «Мемориал» загрузил на свой YouTube-канал около трех десятков видео, также взятых их аккаунта Агуева. Камуфляжная форма, камуфляж на машинах, рейды.

Google дает и иные подтверждения существования ГБР — например, новость на официальном сайте МВД РФ о посещении республиканским министром Курчалоевского ОМВД. Нам важен последний абзац текста: «Руслан Алханов проверил готовность группы быстрого реагирования, круглосуточно находящейся в отделе полиции на случай осложнения оперативной обстановки. Министр лично ознакомился с укомплектованностью сотрудников ГБР, проверил их экипировку и оружие». На одной из иллюстраций к тексту — бойцы в зеленой форме.

Протокол осмотра этого сайта, составленный нотариусом, адвокаты также принесли в суд.

Для судьи Мадины Зайнетдиновой и гособвинителей Миланы Байтаевой и Джабраила Ахматова приобщение этих материалов означало бы их легализацию и признание в рамках уголовного дела того, что в Курчалоевском ОМВД есть ГБР. Используя эти доказательства в прениях, защита разбила бы обвинение в пух и прах. А десятки свидетелей из полиции получали бы прямое уголовное преследование по статье о даче заведомо ложных показаний. Конечно, ни судья, ни гособвинение на это пойти не могли. А если документы не приобщены к материалам дела и не признаны доказательствами, то их как будто и нет.

В приобщении материалов было отказано по формальному основанию: запрос нотариусу, который осматривал сайты, подавали не участники процесса: в одном случае это было частное лицо, в другом — организация, Правозащитный центр «Мемориал».

Заслушивая заявляемое адвокатом Заикиным ходатайство, судья морщилась и несколько раз прокомментировала, что это не имеет отношения к делу, чем вызвала искреннее возмущение публики. Обычно немногословный подсудимый, комментируя ходатайство, отметил, что ничего не знающих полицейских в суде допрашивали долгие месяцы и Зайнетдинова признала их показания важными, а данные, которые опровергают их слова, даже отказалась приобщить.

Впрочем, подтверждения того, что сотрудники Курчалоевского отдела ездят на камуфлированных «УАЗ-Патриот», в материалах дела есть: это ответ специалиста автотранспорта тыла Абумуслимова на запрос следователя Саламова, находящийся в четвертом томе дела и оглашенный в суде ранее.

Ответ специалиста автотранспорта тыла Абумуслимова на запрос следователя Саламова. Фото: предоставлено защитой Оюба Титиева

Среди материалов дела, исследованных на прошлых заседаниях, есть масса интересного. Прокурор Байтаева с выражением зачитывала бесконечные документы, на которые гособвинение планирует ссылаться в прениях. Но много важного для установления истины по делу Титиева она пропустила. Ее оплошность исправили защитники.

С января 2018 года адвокаты Титиева тщетно пытались получить записи с камер видеонаблюдения, установленных на пути следования Оюба от места задержания до Курчалоевского ОМВД. Как вскоре выяснилось, 9 января не работали камеры на зданиях самого отдела полиции, прокуратуры, администрации, пенсионного фонда, отдела соцзащиты, Чеченэнерго, Сбербанка, Россельхозбанка… Лишь на УФСБ камера работала, но — вот незадача! — она направлена на забор и «не позволяет вести наблюдение за близлежащими объектами».

Не работали камеры и на частных магазинах и аптеках у дороги. Материалы об этом есть среди шести томов дела. Похоже, следователи руководствовались принципом: чем чудовищнее ложь, тем быстрее в нее поверят. Столь массовый синхронный «падеж» камер наводит на мысль, что сломались они неслучайно. Более вероятно, что они не ломались вовсе, а документы об их неисправности были составлены исключительно под нужды следователя, собиравшего доказательства виновности Титиева и отбивавшегося от активных адвокатов. Скорее всего, несколько десятков камер зафиксировали нечто очень неприятное для следователей — на кадрах всех камер машина Оюба «Лада Калина» с номерами С486РС 95 регион ехала в РОВД дважды.

Следственный эксперимент

Высоченный инспектор Гараев оттуда, где он стоял 9 января при остановке и досмотре машины Титиева, никак не мог заметить ни рассыпанную на половике траву, ни черный пакет, подложенный под переднее пассажирское сиденье с широким чехлом. Чтобы следственный эксперимент «получился», играть Гараева пригласили человека на голову ниже него, на половичке рассыпали кинзу (частицы крупнее частиц марихуаны), чехол, свисавший в машине Оюба чуть не до половика, не использовали.

Следственный эксперимент. Фото: предоставлено защитой Оюба Титиева

В материалах дела есть протокол обыска в грозненском офисе «Мемориала» в январе 2018 года, в ходе которого полицейские нашли на балконе две самокрутки с марихуаной и пепельницу. Белоснежные косяки. На открытом балконе. В дождливом грозненском январе.

Когда натыкаешься на такие «документы», понимаешь, что жажда гособвинения опорочить «мемориальцев» и лично Оюба все же имеет пределы. Позориться на такой неумелой фабрикации следователей не готовы даже Байтаева и Ахматов, поэтому материалы о том обыске оглашали защитники. В прениях они еще расскажут, как на балконе появились эти самокрутки и почему одна из них сделана из бумаги, на которой были надписи почерком Оюба. Тем, кто близко знаком с делом, это известно уже сейчас. Когда Титиева задерживали, полицейские прихватили у него много вещей, в том числе несколько листов с записями и ключи от грозненского офиса «Мемориала»… Впрочем, чтобы подбросить сигареты, можно было даже не заходить в офис — с обеих сторон балкона, за тонкими перегородками, балконы соседей. Едва ли кто-то из них стал возражать, если к ним пришли силовики и попросили зайти на балкон на пару минут.

Следующее заседание назначено на понедельник, 21 января.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: