МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Есть у нас ходоки, что могут дойти и до Путина». Цыгане Екатеринбурга не хотят отдавать свою землю застройщикам — и намерены за нее бороться

«Есть у нас ходоки, что могут дойти и до Путина». Цыгане Екатеринбурга не хотят отдавать свою землю застройщикам — и намерены за нее бороться

Цыганская земля в крупнейшем мегаполисе Урала с 90-х годов является объектом непрекращающихся притязаний со стороны городской администрации и строительных магнатов, но в последние годы власть и девелоперы проявляют все большую решимость по окончательному решению вопроса. В принятом еще в 2004 году действующем генплане развития Екатеринбурга до 2025 года, Цыганский поселок указан в качестве резервной территории для строительства многоэтажек и деловых центров. А в проекте Генплана уже до 2035 года поселок обозначен как «Жилая зона».

В 2015 году на тот момент сити-менеджер Екатеринбурга Александр Якоб подписал указ о подготовке проекта планировки развития территории Цыганского поселка, предусматривающей застройку территории (указ пока не утвержден Минстроем). Впоследствии мэрия приняла еще ряд решений, фактически сводящихся к одному — застройке цыганского поселка многоэтажками. Тем цыганам, кто имеет жилье в собственности, взамен должно быть предоставлено новое жилье либо денежная компенсация. Однако у большинства цыган дома не приватизированы — судя по их словам, по вине городских властей.

Дурная слава

Строго говоря, топоним Цыганский поселок не совсем верен, поскольку в Екатеринбурге таких поселков два: один — самый известный — компактно расположился в Верх-Исетском районе буквально в паре сотен метров от ТРЦ «Радуга-Парк» и остановки «Новомосковская» в четырехугольнике из улиц Краснокамской, Плотников, Викулова и Коперника. Второй — в микрорайоне Юго-Западный. Последний занимает значительно большую территории, однако в том таборе живет в два раза меньше людей, чем у «Радуги» (в первом около 800, во втором — 400). Мы отправились в более многолюдный поселок, в котором, к тому же, проживает баро (русифицированная версия «должности» — барон) всех екатеринбургских цыган, его заместитель и юрист.

С 90-х годов за поселком закрепилась дурная слава места, где торговали наркотиками в промышленных масштабах. По сей день о тех лихих временах напоминают очень дорогие коттеджи, выделяющиеся на фоне небольших домов, большинство из которых были построены самими цыганами еще в советские времена.

«Наркотиками здесь действительно торговали, но это было исключительно делом рук русских цыган. Сейчас уже все эти наркоторговцы сидят давно. Мы — бессарабские [молдавские] цыгане — никогда этим не промышляли. Наше дело — ручной труд и торговля: дома строим, ремонты делаем, металлы продаем», — рассказывает нам барон Мичу Бакрович (Дмитрий Борисович) Дица.

Дмитрий Борисович уверяет: стереотипы о цыганах надуманы, но, к сожалению, именно они в значительной степени стали причиной истории, которая может привести к тому, что сотни семей будут выставлены на улицы из жилья, построенного собственными руками.

История вопроса

Цыганские поселения стали массово появляться по всему Советскому союзу после указа Никиты Хрущева от 1956 года, которым первый секретарь ЦК КПСС хотел покончить с кочевым образом жизни, который вели цыгане. Так начался процесс ассимиляции. «Я думаю, что это было правильное решение. Благодаря указу Хрущева цыгане стали жить в ногу со временем, ходить в массовые школы, работать вместе со всеми и так далее. А эпоха хождения по миру в поисках счастья все равно рано или поздно должна была закончится», — говорит барон Дица.

Впрочем, растворяться в толпе цыгане не стали. Фактически в разных городах страны образовались территории, населенные почти только цыганами, родоплеменной образ жизни перешел из кочевого состояния в оседлый.

«Жили мы здесь всегда очень дружно и с русскими, и с татарами, и с чеченцами, и с евреями. Не было никакой вражды и дискриминации», — добавляет барон.

С распадом СССР резко встал вопрос о приватизация жилья. С тем, что большинство людей сделали еще в девяностые и нулевые годы, екатеринбургские цыгане не справляются по сей день.

«Земля в 56-м году была выделена в Горисполкоме. Документов, к сожалению, никто предоставить не может. Даже в архивах этих документов не нашли. Люди на протяжении 20 лет ходят и ищут какие-то концы, чтобы узаконить свои дома и землю. Застройщик пока не проводил общественные слушания. Он же должен выйти в поселок, провести собрание жителей. Надеемся, что власти услышат людей, которые проживают здесь уже достаточно долгое время, и вопрос разрешится. Либо где-то выделится земля под новую застройку, либо все-таки оформится существующая земля — тогда застройщик сможет ее выкупить по реальной стоимости, а люди смогут переехать. Таборные цыгане, котляры, в квартирах жить никогда не будут: этого не позволяют традиции, да и люди просто не приспособлены к таким условиям жизни», — поясняет Ян Сокол, глава цыганской диаспоры на Урале.

«Сколько мы в свое время ходили на прием, что к Росселю, что к Чернецкому, нас попросту отговаривали от оформления приватизации, говорили, что, мол, „да зачем вам в собственность эти дома оформлять, столько лет в них уже живете, дальше жить будете, никто вас оттуда не выселит“, а сейчас уже приходят чиновники и строители и говорят: „сами виноваты, что дом не оформили в собственность, раз нет документов, то вам тут ничего и не принадлежит“. Конечно, чиновники во многом воспользовались нашей безграмотностью в юридических вопросах», — рассказывают нам хозяйка в одном из местных домов.

Она также показывает старинную печку, на которой в семье по сей день готовят еду. Пользуются ей здесь не из-за любви к родной культуре, а потому, что власти до сих пор не удосужились провести в дом газ.

Печка. Фото: «Урал. МБХ медиа»

В этом и других домах цыганского поселка нас принимают с радушием: говорят не снимать обувь (хотя внутри очень чисто), угощают своей едой и цыганским чаем с яблоком вместо лимона. Впрочем, открытость и радушие к отдельному гостю не перерастают в открытость для внешнего мира. Все наши собеседники, кроме барона и Яна Сокола, пожелали, чтобы их не фотографировали и не называли их настоящих имен.

Борьба за землю

«Вопрос о статусе земли не прекращается уже порядка 20 лет, мы разговаривали со многими чиновниками, в частности, с Виктором Шептием [вице-спикером ЗакСобрания Свердловской области], было много обещаний, но, к сожалению, воз и ныне там. Кроме того, нам как-то в администрации города прямо сказали, что наш поселок — это очень лакомый кусок земли для администрации города и строительных компаний, а потому нам никогда не дадут возможности по-человечески оформить все в собственность», — рассказывает нам юрист цыганского поселка.

«Тут же болото было до того, как мы дома свои строить начали. Получается, что фактически мы здесь много десятилетий живем уже, а в глазах власти у нас тут до сих пор ничем не занятое болото как будто», — сетует Дмитрий Дица.

Впрочем, самому барону, в отличие от других, повезло намного больше: как выясняется в ходе разговора, его дом на улице Краснокамской все же приватизирован. Дица когда-то купил участок у ветерана войны, который получил его по закону, гарантирующему ветеранам жилье.

Местные жители также рассказывают, что много раз общались и с Евгением Ройзманом, который имеет многолетний опыт взаимодействия с цыганской общиной города, но ввиду недостаточно больших полномочий, помочь цыганам бывший мэр также не смог. Нет пока помощи и от нового главы Екатеринбурга Александра Высокинского.

«Нам с 90-х годов говорят: пока вас не выселили, ищите себе жилье где-то. Последние 20 лет администрация нам постоянно присылает отписки через Владимира Крицкого [в 2004—2012 гг. — замглавы Екатеринбурга по капстроительству и землепользованию, с 2013 — депутата городской думы]. Сколько я с ним говорил — он отвечал, что ничего власти для нас сделать не могут, кроме как предложить за свой счет приобрести новые дома. Но откуда у людей здесь такие деньги?! Доходило до того, что Крицкий нам говорил, „да вы цыгане, под перину зайдете, и будете все там спать“. До него аналогичные проблемы возникали и с Олегом Гусевым [банкиром и политиком]. На рубеже 80-х и 90-х он под огромные проценты помогал нам с денежными переводами, активно с нами общался, а потом вдруг уже будучи депутатом заявил, что цыган всех из Верх-Исетского района надо выселить, но дума тогда проголосовала против. Я думаю, такое поведение во многом связано с предвзятым отношением к цыганам, нас легче всего можно в правах ущемить. Людей сейчас, можно сказать, подводят к тому, чтобы опять появился цыганский табор», — говорит барон.

Несколько семей уже пытались решить в судах вопрос о приватизации, но всякий раз фемида отказывает цыганам в решении жилищного вопроса.

Четкого плана действий у цыган пока нет, единственное, на что остается надежда — это огласка проблемы. «Есть у нас ходоки, что могут дойти и до Путина», — с улыбкой говорит нам барон Дмитрий Дица.

Барон Дмитрий Дица. Фото: «Урал. МБХ медиа»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: