МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Это теперь ваш инсулин, другого не будет». В Псковской области диабетиков лишили привычных препаратов

В ноябре 2019 года в псковских аптеках, которые выдают льготные лекарства диабетикам, исчез инсулиновый препарат «Лантус СолоСтар». Вместо него фармацевты стали предлагать аналог с тем же действующим веществом — «Туджео СолоСтар». Детям-диабетикам перестали выписывать проверенный «Хумалог» и дают отечественный «РенЛиз». От новых препаратов сахар у некоторых больных стал бесконтрольно подниматься и снижаться, появились сыпь и расстройства ЖКТ. Чиновники советуют пациентам через врачебную комиссию оформлять извещение о непереносимости, но в регионе даже записи к эндокринологу иногда приходится ждать по четыре месяца. Диабетики опасаются гипогликемической комы на фоне нового инсулина, а родители недоумевают, почему из-за экономии и закона об импортозамещении их вынуждают рисковать жизнью детей.

«Лантус закончился — не знаю, как жить»

— У меня закончилась ручка с «Лантусом», больше нечего колоть, я не знаю, что делать и как жить. Три раза звонила на горячую линию (мне номер ее дают в аптеке), там автоответчик. Туда звонить как в никуда. Понимаете, обращаешься, оставляешь, заявку, просишь помощи, в ответ — вообще ничего, тишина. У меня сахар сейчас — 16,8 — 18. Прыгнул резко. Это еще с учетом того, что я эти дополнительные таблетки жру, от которых болят и желудок, и печень воспалилась. Я же живой человек, сахар высокий, но кушать-то хочется! — чуть не плакала в разговоре с корреспондентом «МБХ медиа» в середине декабря 54-летняя Светлана Денисенко из Печор.

Полтора года назад врачи эндокринологического отделения Псковской областной клинической больницы подобрали ей препарат для ежедневных инъекций — раствор для подкожного введения в шприц-ручках Лантус СолоСтар — и оформили льготный рецепт.

Светлана Геннадьевна рассказывает, что с лекарством периодически случались перебои: в районной аптеке не всегда могли выдать препарат вовремя — его просто не было на складе. Поэтому в конце ноября 2019 она получила у врача рецепт и сразу пошла за препаратом. Но в аптеке вместо привычного «Лантуса» ей предложили «Туджео СолоСтар».

У препаратов один и тот же производитель — ЗАО «Санофи-Авентис Восток». Предприятие расположено в Орловской области, контрольный пакет акций принадлежит французской компании «Sanofi». Но вот действие и побочные эффекты у «Туджео» и «Лантуса» могут быть совсем разными.

— «Туджео» мне просто-напросто не подходит, у меня на него аллергия, непереносимость: сыпь сразу появляется по телу и страшное расстройство желудочно-кишечное. При выписке мне врач написала и подчеркнула прямо: Туджео не подходит, только Лантус, другой категорически нельзя! — объясняет Светлана Денисенко. После звонков во всевозможные инстанции ей пообещали привезти только одну упаковку нужного препарата, но пояснили, что второго такого раза не будет: «Лантус» исчез со всех аптечных складов в регионе.

— У меня от «Туджео» сахара скачут туда-сюда, вообще непонятно, что и сколько колоть, как он там себя поведет. «Лантуса» я колол 15 единиц и ни одного сбоя не было, все четко и предсказуемо. Тут колешь 15 — непонятно, что происходит, потому что сахар высокий, колешь даже 20 — бац, и 30 сахар выскакивает. Потом раз — вообще два. Вообще, непонятно, как себя ведет препарат! Понимаете, инсулин нужно индивидуально подбирать, а не выдавать наобум, — говорит пскович Александр Михайлов, который живет с диабетом и инвалидностью по этому заболеванию уже 20 лет. В конце октября его также поставили перед фактом, что «Лантуса» больше нет и вместо него вручили «Туджео».

Фото: Людмила Савицкая / МБХ медиа

Короткая дорога на тот свет

Александр Токарев живет с диабетом уже 23 года объясняет, что переход с одного инсулина на другой — это целое событие, сильный стресс и большая опасность для пациента, потому что предсказать реакцию организма на новый препарат невозможно. По словам Токарева, псковские врачи и фармацевты пытаются убедить больных, что ничего страшного не происходит и инсулины взаимозаменяемые, но нигде не упоминают, что замена должна проходить в стационаре под контролем врачей и с регулярными замерами сахара.

— Бесконтрольный переход может обернуться повышением сахара, если тот будет держаться на высоком уровне длительное время, у больного может развиться ацидоз (смещение кислотно-щелочного баланса организма в сторону увеличения кислотности — «МБХ медиа»). Если вовремя не лечить его, человек впадает в кому и умирает — и это еще самый длинный путь к могиле, — рассказывает Александр. — Короткий — если инсулин (в той же дозировке, что и была раньше) начинает действовать более активно: он будет снижать сахар, а низкий сахар — это самая короткая дорога к отправлению на тот свет. Три-пять-десять минут и, если ничего не поесть сладкого, то все — потеря сознания, отмирание головного мозга — и либо овощ, либо смерть.

29-летняя Анастасия Сергеева заболела диабетом первого типа еще в детстве и сразу получила инвалидность. Ее на «Туджео» перевели раньше, чем остальных, — в 2017 году, а в 2019 году у нее случился ишемический инсульт.

 — Не знаю, могу ли я связывать два этих события, но уж больно они близки по времени. В мае 2019 года со мной случилась беда: в 28 лет у меня произошел ишемический инсульт, который повлиял на всю мою жизнь, из работающего человека я стала… Три месяца я была полностью обездвижена, до сих пор подвижность не вернулась в одну руку и хожу я с трудом… — признается Анастасия и говорит, что переход с «Лантуса» на «Туджео» дался ей очень тяжело. — Уровень глюкозы то поднимался до 30 ммоль, то рушился до состояния гипы (гипогликемии — «МБХ медиа»). Нас никто не спрашивал, хотим мы переходить на другой инсулин, никто не смотрел на компенсацию диабета, выбора у нас не было… А на «Лантусе» была более 15 лет, — вспоминает девушка.

Фото: Людмила Савицкая / МБХ медиа

Оформляйте извещение

Источник, близкий к региональному комитету здравоохранения Псковской области, в беседе с корреспондентом «МБХ медиа» пояснил, что «Лантус» в городе и районах больше не появится.

— Его больше не будет, о нем все забыли — всё. Но никто ни в чем не виноват, лекарство-то одно и тоже. Вышел новый препарат с другим торговым названием, но с действующим веществом таким же, — сказал чиновник и назвал субъективными побочные действия, о которых говорят псковичи. — Такого быть не может.

На официальном сайте губернатора Псковской области глава комитета по здравоохранению Марина Гаращенко в ответ на жалобы пациентов посоветовала, если появляются нежелательные побочные эффекты, оформлять специальное извещение.

— При наличии у вас индивидуальной непереносимости какого-либо лекарственного препарата оформляется «Извещение о нежелательной реакции лекарственного средства или отсутствии ожидаемого терапевтического эффекта». Для этого необходимо обратиться к врачу — эндокринологу, — написала Марина Валерьевна. Устно комментировать корреспонденту «МБХ медиа» ситуацию с исчезновением «Лантуса» в комитете по здравоохранению отказались и сообщили, что работают с прессой исключительно по запросам.

Руководитель Росздравнадзора по Псковской области Владимир Лежнин в беседе с корреспондентом «МБХ медиа» сказал, что не видит больших нарушений в ситуации с обеспечением.

— Я тоже всегда за то, чтобы у каждого пациента своя переносимость и непереносимость препаратов, их подбирает эндокринолог. Должны быть оформлены необходимые документы через решение врачебной комиссии. Если все оформлено верно, для конкретного больного препараты будут закупаться, — заверил Владимир Петрович.

Псковские диабетики недоумевают, отчего в таком случае раньше было достаточно обычного рецепта, и предполагают, что дело в цене — упаковка «Лантуса» стоит около 3 тысяч 300 рублей, «Туджео» обходится в 3 тысячи 100 рублей. При массовых закупках, которые организует комитет по здравоохранению (иногда закупается до 15 000 упаковок — «МБХ медиа»), разница становится более существенной. В декабре 2019 года псковские чиновники от здравоохранения снова заказали на 61 822 716 рублей препарат по международному непатентованному названию — «Инсулин гларгин». Аукционы на момент подготовки материала не состоялись, но диабетики уверены, что закупят снова «Туджео».

Предложение пройти врачебную комиссию больные воспринимают с нервным смешком. Александр Михайлов записывался на прием к эндокринологу (это профильный для диабетиков специалист — «МБХ медиа») в псковской поликлинике в начале июня, а попал только в октябре — врач, по его словам, была на учебе, в отпуске и так далее.

«Российским доверия нет»

У детей-диабетиков ситуация еще хуже: на всю Псковскую область приходится только один детский эндокринолог. А проходить комиссию теперь придется и им: маленьких пациентов переводят с американского препарата «Хумалог» (действующее вещество «Инсулин Лизпро» — «МБХ медиа») на отечественный «РинЛиз».

— В аптеке сказали: «Это теперь ваш инсулин, берите, другого не будет», — рассказывает Елизавета Дроздова, ее шестилетняя дочка уже три года болеет диабетом. — Но это опасно! Мы можем уколоть, а утром просто не дойти до школы! У меня ребенок маленький, вот она сейчас сидит, и у нее сахар 16! Она всегда была на «Хумалоге», я знаю, как этот препарат себя ведет, как снижает сахар. А «РинЛиз» на детях не исследовался вообще, наши опытными кроликами теперь будут? Мне страшно колоть дочке что-то другое — у нас реанимация только в 30 километрах! (Елизавета живет в Новосокольниках — это город в Псковской области). А если он резко снизит сахар — это кома, вплоть до летального исхода! А раз его не исследовали на детях, вдруг через 10 лет выяснится, что из-за него отказывают почки?

На горячей линии ей объяснили, что «Хумалог» поменяли из-за нового законодательства, в рамках программы импортозамещения. В декабре 2015 года правительство РФ «в рамках антикризисного плана» (как указано в пояснительной записке — прим. «МБХ медиа») опубликовало постановление № 1289. «Заказчик должен отклонять все заявки, содержащие предложения о поставке лекарственных препаратов, происходящих из иностранных государств (за исключением государств — членов Евразийского экономического союза), при условии, что на участие в определении поставщика подано не менее двух заявок <…>, страной происхождения которых являются государства — члены Евразийского экономического союза. Направлено на развитие отечественного производства лекарственных препаратов», — написано в документе.

Псковичка Ирина Баранова (данные изменены по просьбе собеседницы, которая опасается проблем после публикации — «МБХ медиа») признается, что в российские лекарства и медицинские изделия не верит, потому что сама убеждалась в их неэффективности.

— Российскому доверия нет, почему-то нет. Я решила, что буду точно покупать лекарства сама (вместо того, чтобы получать льготные — «МБХ медиа»)! — говорит Ирина. Она называет государственные тендеры мифическими и предполагает, что «на них отмывают деньги». — Для чего больным такие палки в колеса ставят, не понимаю! Дайте нам то, что положено! Беда полная!

— Мы уже закупились на четыре месяца вперед, но проблема в том, что он и из аптек пропадает, — переживает Елизавета Дроздова.

«Не надо валить на дженерики!»

— По закону они правы, от этого нам никуда не уйти, пока не будет изменено законодательство, пока не будет прописан в закупках инсулин определенной торговой марки, ничего не изменится. Для нас это беда большая, любые торговые наименования имеют свои нюансы. Да, там одинаковое активное вещество, но какая очистка, какими были субстанции, сколько они хранились до того, как попасть в инсулин — от всего этого зависит воздействие на организм больного. Почему родители должны пробовать новый инсулин и ждать негативных последствий? — спрашивает руководитель автономной некоммерческой организации «Общество поддержки детей и взрослых с эндокринными заболеваниями, в том числе инвалидов» (АНО «ЭндоЖизнь») Елена Перминова.

— По закону чиновники имеют право закупать аналоги. Но в медицине применение законов о взаимозаменяемости лекарств может привести подчас к дурным последствиям. Поэтому я как врач не могу сказать, что это хороший закон. Для примера: бензин бывает 92-й, 95-й, 98-й и даже 100-й. Это всё бензин. Но станете ли вы заправлять машину, которая ездит на 98-м, 92-м? Вряд ли, если хотите, чтобы она вам послужила. В медицине всё гораздо сложнее, чем в автомобилях. Но по логике чиновников проблем нет, — поделился с «МБХ медиа» директор фонда «Здоровье», член президиума Общества врачей России Эдуард Гаврилов.

Депутат регионального парламента, врач «Скорой» Артур Гайдук призывает перестать «валить все на дженерики», говорит, что их употребляли все и всегда и приводит в пример аспирин: и российский, и американский, и многие другие — дженерики, оригинал есть только у фирмы «Bayer».

— Инсулины все разные! Конечно, человеку проще, когда у него один постоянный инсулин. Инсулин другого производителя будет действовать немножко по-разному. Это не значит, что он плохой, он просто другой. Не надо все валить на несчастных дженериков, — возмущается депутат. — В них нет ничего плохого, если он сделан качественно, то это абсолютно нормальный препарат. Проблемы начинаются, когда инсулин, например, некачественный.

Гайдук рассказывает, что в «скорую» люди обращались, когда у них заканчивался инсулин и они переставали его колоть. Главный симптом — высокий сахар (гипергликемия) вплоть до обменных нарушений и комы. Гипогликемия, по словам депутата, может произойти из-за неправильно рассчитанной дозы.

— Но доктор не может нормально подобрать этим пациентам инсулин, потому что больной сначала четыре или пять месяцев ждал возможности попасть на прием, а потом будет столько же ждать следующей консультации, на которой можно будет скорректировать дозу. Это просто тупой дефицит врачей, страшный катастрофический дефицит врачей! — объясняет Гайдук.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: