МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Господь, скажи, что Ты хочешь?»: в Воронеже власти отбирают у лютеран старинный храм

«Господь, скажи, что Ты хочешь?»: в Воронеже власти отбирают у лютеран старинный храм

В августе 2019 года лютеранская община Воронежа готовится к празднованию двухсотлетия с момента освящения храма Святой Марии Магдалины. Синее здание в стиле ампир в самом центре города верующим вернули на правах пользования совсем недавно — в 2008 году. Но следующую годовщину верующие могут в этом здании не встретить.

В Воронеже 8 августа Росимущество подало иск в областной Арбитражный суд на выселение лютеранской общины из старинного здания кирхи (документ имеется в распоряжении редакции). И это не единственный пример давления со стороны чиновников. Уже более полутора лет лютеранам отказывают в регистрации общины по надуманным поводам. Сотрудники храма и члены совета общины считают, что земля в центре города могла приглянуться другой организации.

Наталья Малахова — член церковного совета и жена лютеранского епископа Анатолия Малахова — рассказала «МБХ медиа», с какими проблемами сталкивается их община в Воронеже и почему, по ее мнению, верующих снова выгоняют из их храма.

«К нам приходили представители Росимущества смотреть на состояние храма недавно. Они задавали вопросы, мы им все объяснили, рассказали. А тут такое решение! — рассказывает Малахова. — У нас церковь небольшая, это ведь не традиционное вероисповедание для России. У нас проходят концерты органной музыки, не так часто, как хотелось бы, конечно. Причем играет у нас диакон православной церкви. Полный зал людей собирается, потому что орган единственный в городе. Мы его покупали за свои деньги, и концерт мы проводим бесплатно, никаких билетов не продаем. Что тут еще можно расположить? Очередной бизнес-центр?»

Кирху Святой Марии Магдалины в центре Воронежа начали строить в 1811 году на деньги местной лютеранской общины, в 1819 году храм освятили. Рядом с ней расположены два флигеля. Сам храм находится в федеральной собственности и признан памятником культуры, одно из зданий флигеля — в региональной собственности и памятник культуры регионального значения. Во флигелях располагались церковный совет, благотворительное женское общество, немецкое училище, пасторат.

«У нас венчались бабушка и дедушка Мстислава Ростроповича, у нас часто проходят экскурсии. У нас интересное здание в стиле ампир. К нам ходят две пожилые женщины, потомки пастора Эдуарда Фере, который тут служил. Но чиновникам неинтересна история».

В советские годы в здании располагалась горсеть. Церкви здание передало Росимущество в 2008 году через суд: «В 2007 году было распоряжение Росимущества, а в 2008-м нам подписали договор безвозмездного пользования. Мы получили исковое заявление. Да, они могут односторонне расторгнуть договор, и никакой причины нигде не указывать. Но церковь юридически существует, люди приходят».

Храм Святой Марии Магдалины в 19 веке. Источник: РИА «Воронеж»

«В 2008-м мы вокруг храма ходили, молились, радовались, что нам вернули храм, сколько препонов было до этого. А сейчас что? Господь, скажи, что Ты хочешь, почему такое происходит? Может для того, чтобы больше людей узнало про нас? Не знаю, но что-то хочет Господь», — говорит Малахова.

После возвращения здания храма община пыталась отсудить и два здания флигеля, но в обоих случаях в Верховном суде отказались рассматривать иск. По первому зданию община выиграла в арбитражном суде, но проиграла кассацию, по второму — проиграла арбитражный суд, но выиграла кассацию. Но в обоих случаях Верховный суд не допустил до рассмотрения заявления от общины: «У нас впечатление сложилось, что это какой-то заказ: раз суды не выиграли, значит, можно и храм забрать одним махом».

«Раньше все три здания были единым ансамблем лютеранской церкви. Потом ушлые чиновники кирху оставили в федеральной собственности, дом общины в региональной, а третье здание вообще никуда. Просто же — раздербанить все. По документам, в 1986 году якобы была реставрация. Мы проводили косметический ремонт, чтобы поддерживать в нормальном состоянии. Я брала кредит, делали документацию, проводили газ, ставили газовую котельную», — рассказывает Малахова.

До 2008 года воронежская лютеранская община располагалась в аварийном жилом доме, где до сих пор находится церковный реабилитационный центр для бывших осужденных «Назорей», который тоже пытаются отобрать у общины: «Это городское имущество, старый полуаварийный дом. Мы поселили там бывших заключенных, чтобы помогать им с социализацией. Город выделил нам здание. У нас договор с городом о безвозмездном пользовании для центра. Но два года назад в безвозмездное пользование разрешили брать только нежилые помещения. Проблема в том, что договор с городом заключен на жилые помещения, нам предлагают перевести в нежилые. Но в нежилых помещениях мы не можем прописывать людей. Мы предложили городу выйти с инициативой к городской думе и рассмотреть наш вопрос и дать преференции на жилые помещения».

Судебное заседание по выселению реабилитационного центра назначено на 14 августа. Помимо угрозы выселения храма и реабилитационного центра, лютеране в Воронеже столкнулись и с препятствием при регистрации религиозной общины: три лютеранских церкви решили объединиться в централизованную религиозную организацию. При таком сценарии лютеранам было бы проще приобрести здание храма Святой Марии Магдалины в собственность. Но и по этому вопросу в Минюсте нашли причины для отказа в регистрации, за последние полтора года лютеранам уже пять раз отказали в регистрации.

«Сейчас храм находится в пользовании нашей общины. Община существует, юрлицо существует, пользователь существует, храм используется по назначению, у нас проходят служения, чтение Библии, собирается женское общество. Но чиновникам все равно, — рассказывает Малахова. — Тогда мы решили объединиться в централизованную религиозную организацию. Но в Москве нам уже пять раз отказали. Основания находят разные. Один раз вообще прислали отказ, в котором осталось наименование другой организации: на первой странице была упомянута наша централизованная религиозная организация — Евангелическо-Лютеранская Церковь Черноземья, а на второй странице — отказ мусульманам-шиитам. Каждый раз что-то находят. У меня сложилось впечатление, что можно регистрировать только православные общины».

Сама Наталья Малахова считает, что в выселении лютеранской общины из здания храма может быть коммерческий интерес — земля в центре города, а владелец может распоряжаться им как угодно, не учитывая мнения пользователя.

«Как Господь сказал: „Корень всех зол в сребролюбии“. Если человеку дать власть и деньги, то сразу увидишь, кто это. Видно, что люди, достигшие каких-то высот, просто забывают, что они люди. Может быть, кто-то положил на храм глаз, но это закулисные игры, мы не видим этого. Я до последнего верю в людей, даже в тех, которые посягнули на самое святое, чтобы Бог их образумил, достучался до их сердец. То, что люди приходят на праздники — Рождество, Пасху, Крещение — это не вера. Веру надо показывать в делах, не должны люди в телевизоре собирать деньги на больных детей, люди сами должны по зову сердца это делать. Когда я ходила в архив, смотрела метрические книги лютеранской церкви, немцы были далеко не бедными людьми. И врач, и прокурор, и аптекарь был, и промышленники — все эти богатые люди занимались благотворительностью. Вот это верующие люди, а не те, которые ждут, когда им принесут в церковь подаяния, а когда они сами заработали и по зову сердца помогли. Как достучаться до наших власть имущих, что над ними тоже Бог, и он с них спросит. Есть такое место в Писании: „Кому много дано, с того много спросят“».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: