МБХ медиа
Сейчас читаете:
Дело о клевете на губернатора Тамбовской области. Корреспондента «МБХ медиа» Станислава Савончика вызвали на допрос

Дело о клевете на губернатора Тамбовской области. Корреспондента «МБХ медиа» Станислава Савончика вызвали на допрос

В ноябре 2018 года сотрудниками уголовного розыска был произведен обыск в квартире корреспондента «МБХ медиа» в Тамбове Станислава Савончика. У журналиста и его матери изъяли стационарный компьютер, два ноутбука и телефон. Причиной послужило интервью с политологом Юрием Анциферовым. Статья вышла под заголовком «Реальным руководителем области является Олег Иванов, а не Александр Никитин». Подобная формулировка не понравилась губернатору Никитину и его заму Иванову, после чего оба написали заявления. Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье 128.1 УК РФ «Клевета» в отношении «неустановленных лиц». Савончик и Анциферов по нескольку раз вызывались на допрос в качестве свидетелей, однако обвинения обоим так и не было предъявлено. С момента возбуждения уголовного дела прошло уже больше года. Казалось, что оно будет закрыто, но Савончика вызвали на дополнительный допрос. Журналист считает, что против него умышленно фабрикуется дело, а реальная причина обыска в квартире была вовсе не в интервью с политологом Анциферовым.

—  Как развивалось ваше дело после обыска в квартире?

 — Я побывал на двух допросах. О том, что на них было, говорить пока не могу, так как дал соответствующую подписку о неразглашении. Предстоял еще и третий допрос. Мой адвокат был уверен, что именно на нем мне и предъявят обвинения в клевете на губернатора и его первого зама. Но в самый последний момент допрос внезапно отменили.

 — А что с изъятой техникой? Вам ее вернули?

 — Мне обещали вернуть ее через неделю, потом еще через неделю, потом еще. Но на деле же ничего не происходило. Технику мне не возвращали, обвинений не предъявляли. Я прождал почти месяц, а затем уехал в Санкт-Петербург. 5 января исполнился год с момента возбуждения уголовного дела. Его нужно было либо закрывать, либо продлевать. Я надеялся на первый вариант, но вышел второй.

 — А были предпосылки, что дело могут закрыть?

 — Они хотели, чтобы я в это поверил. Где-то за неделю до Нового года мне позвонил заместитель руководителя отдела по расследованию особо важных дел майор Паршков (следователь, который и ведет мое дело). Он сказал, что я могу прийти и забрать изъятую технику. Но планов возвращаться в Тамбов тогда не было. Я сказал, что возможно приеду на новогодних каникулах. Правда, у меня этого сделать не получилось. Нужно было находиться по работе в Питере. 10 января Паршков позвонил вновь и опять предложил забрать ноутбуки, телефон и компьютер. Я сказал, что мне они в данный момент не нужны и в Тамбов пока не собираюсь. Тогда следователь прислал мне повестку по «Ватсап» на дополнительный допрос, который состоится 29 января.

 — Вы считаете, что в этот раз вам все-таки предъявят обвинения в клевете?

 — У меня нет однозначного ответа. Если бы у них все было так гладко, то они бы сделали это сразу. Я думаю, что основной целью губернатора Никитина и вице-губернатора Иванова было лишить меня ноутбука и телефона, причем сделать это внезапно.

 — То есть, обвинения в клевете — это всего лишь повод?

 — Вероятнее всего. Посудите сами. В статье, из-за которой у меня провели обыск, я лишь задавал вопросы. Я не утверждал, что вице-губернатор Иванов главнее губернатора Никитина. Юрий Анциферов посчитал, что де-факто Тамбовской областью руководит Иванов. Такое у него мнение. Что его, расстрелять теперь за это? И даже если допустить, что в его ответах была клевета, то каким образом она могла оказаться в вопросах, которые я задавал? Откуда я могу знать, правду он говорил или нет? Я же не ясновидящий. Но, по моему мнению, никакой клеветы в словах Анциферова не было. Имело место быть лишь оценочное суждение. Все это понимают, поэтому дело и застопорилось.

 — Какова же реальная причина обыска?

 — Их несколько, но назову, на мой взгляд, главную. Мне кажется, Никитин с Ивановым панически боятся правдивого освещения темы строительства школы в городе Мичуринск. На ее возведение из федерального бюджета был выдан почти миллиард рублей (эта школа стала бы одной из двух самых больших в Тамбовской области). Закончить ее планировали в конце 2017-го года, но сроки постоянно переносились. Официальная версия — «корректировка проектной документации». За отставание в строительстве Никитина в октябре 2017-го публично критиковал даже премьер-министр Дмитрий Медведев. Последний раз губернатор говорил, что школа будет сдана 30 декабря 2018-го. Но еще летом стало понятно, что этого не произойдет. И были определенные основания полагать, что причина вовсе не в «корректировке проектной документации», а в банальном разворовывании бюджетных средств.

В июне 2018-го я начал интересоваться этой темой более детально. Были свои источники в тамбовском «Белом доме», которые косвенно подтверждали, что катастрофическое отставание в строительстве школы связано с коррупцией. Сейчас уже середина января, а она по-прежнему не достроена. На одном из корпусов даже крыши нет. Никитину нужно было знать, кто именно сливает информацию. Поэтому меня и взяли внезапно, прямо на перроне вокзала.

Вот какова, по моему мнению, была их главная цель. А тема с «клеветой» откровенно притянута за уши. Они и сами это понимают. Иначе бы уже давно отправили дело в суд. Им сейчас нужно будет как-то выкручиваться, чтобы сохранить лицо. С одной стороны, обвинения в «клевете» будут выглядеть откровенно по-идиотски, с другой же — наказать меня им все-таки как-то нужно. Например, провести у меня дома еще один обыск. Найти какую-нибудь «экстремистскую литературу» или «наркотики». Ну, это два самых простых варианта, которые первыми приходят в голову. Может, и еще чего придумают. Но я ставлю на «разжигание розни по социальному признаку» или «хранение наркотиков».

 — Неужели в Тамбове так легко шьют дела? А как же независимость следствия?

 — Ни о какой «независимости следствия» в моем случае даже речи не идет. Знаете, где работает жена майора Паршкова, который ведет мое дело и с подачи которого у меня в квартире проходил обыск, и изымалась техника?

 — Неужели в администрации?

 — Именно там. Марина Михайловна Паршкова — консультант в управлении регионального развития и поддержки инвестиционной деятельности отдела инноваций и развития малого и среднего предпринимательства Администрации Тамбовской области. У себя в фейсбуке она регулярно публикует фотографии губернатора Никитина и вице-губернатора Иванова.

Скриншоты страницы Марины Паршковой в Facebook

То есть, людей, которые написали заявления. И отсюда вопрос: будет ли такое следствие считаться независимым и объективным? Чью сторону в данном случае примет майор Паршков: работодателей своей жены, первых лиц области или мою? По-моему, ответ очевиден…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

1 комментарий

Правила общения на сайте

  • Аватар Александр

    Ведите чёрный список своего региона. Записывайте информацию о тех, кто причастен к политическим преследованиям, нарушении свободы слова, собраний, оправдывает преступления власти в судах. ФБК эту работу не ведёт, чёрный блокнот заброшен. Вот пример такого списка (только силовики, есть ещё несколько по чиновникам, судьям и т. д.) — https://bewareofthem.org/dossierru/securru/police_kaluga/

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: