МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Распадская», «Ульяновская», «Юбилейная». Кто в итоге отвечает за гибель шахтеров

Почти девять лет назад, в мае 2010-го на шахте «Распадская» в результате двойного взрыва погиб 91 человек. Отвечать за их гибель, видимо, вскоре будет некому — в уголовном деле остался лишь один фигурант.

Почти шесть лет шло следствие, которое затем огласило вывод: «Произошедшее стало последствием желания руководства предприятия увеличить объемы добычи угля и, соответственно, финансовой прибыли». Впрочем, это было очевидно и спустя пару месяцев после трагедии. Все инсинуации вроде «признания» бывшего губернатора Тулеева по горячим следам: «А вы знаете, что зажигалки, папиросы, спички нашли у каждого, кого достали (речь о погибших — „МБХ медиа“)?! Я сказал, чтобы все заткнулись по этому поводу!» — это проявление болезненной заботы даже не столько о друзьях-олигархах, сколько о себе любимом. Словом, лишь спустя шесть лет началось рассмотрение дела судом по существу. Которое продолжается до сих пор.

Напомним суть заключения следователей, озвученного в феврале 2016 года официальным представителем СК. В нарушение проекта, который был разработан научно-исследовательским институтом и ограничивал объем добычи угля не более 8 тысяч тонн в сутки на один участок, группа руководителей утвердила собственные предельные ориентиры. Они увеличивали данный объем более чем в два с половиной раза — 21,5 тысячи тонн. В работе над корпоративным документом принимали участие технический директор ЗАО «Распадская угольная компания» Анатолий Рыжов, его заместитель, директор ОАО «Распадская» Игорь Волков, главный инженер предприятия Андрей Дружинин, начальник службы вентиляции, дегазации и профилактики Владислав Вальц и начальник участка вентиляции и техники безопасности Вячеслав Радцев. Причастны ли к этому собственники? Да вы что — они и понятия не имели.

8 мая 2010-го, утверждая наряды на проведение работ, начальник смены Игорь Белов не предпринял никаких мер, зная о взрывоопасной обстановке на шахте. Инспектор Ростехнадзора Федор Веремеенко, в чьи обязанности входил контроль за организацией выполнения пылевзрывозащитных мероприятий на шахте «Распадская», свои служебные обязанности не исполнил. Командир горноспасательного отряда Александр Апальков после первого взрыва отправил своих подчиненных в центр зоны бедствия, зная при этом о взрывоопасной концентрации метана в шахте и возможности, даже неизбежности повторного взрыва. Который, в итоге, и произошел при спуске людей по горным выработкам.

Следственным комитетом тогда были сделаны и другие не менее важные выводы: нарушения такого рода носили в Кузбассе системный характер, что периодически приводило к многочисленным жертвам. То есть, новокузнецкие трагедии 2007 года, когда на шахте «Ульяновская» 19 марта погибло 110 человек, а на шахте «Юбилейная» 24 мая — 39, ничему не научили. Отметим попутно, что, несмотря на озвученную взаимосвязь, за погибших на «Юбилейной» вообще никто не понес наказание — дело было закрыто.

С «Ульяновской» все оказалось несколько сложнее. Спустя три года после взрыва осуждены были исключительно «стрелочники» — инженер участка вентиляции и техники безопасности Нина Бычкова (условный срок) и диспетчер шахты Владимир Полуянов (три с половиной года колонии-поселения). А еще через пять лет после вмешательства Владимира Путина (общественное мнение тут мало кого волнует) было озвучено наказание для директора Андрея Функа и пяти его подчиненных. Получившего самый большой срок директора (шесть лет заключения в колонии общего режима) спустя два года президент же и помиловал своим указом — «руководствуясь принципами гуманности».

Однако вернемся к «Распадской». Собственники бизнеса и долларовые миллионеры — генеральный директор ЗАО «Распадская угольная компания» Геннадий Козовой, председатель совета директоров общества Александр Вагин — как нетрудно догадаться, остались вне поля зрения правоохранительных органов. Да и вообще на данный момент суд рассматривает степень вины лишь одного фигуранта из всех, против кого в 2016 году были выдвинуты обвинения — бывшего технического директора управляющей компании Анатолия Рыжова. В отношении инспектора Ростехнадзора, в связи с истечением срока давности, дело было прекращено еще в сентябре того же 2016.

В декабре прошлого года были удовлетворены ходатайства Игоря Белова, Андрея Дружинина, Владислава Вальца. Основание новизной не блещет — истечение срока давности. Наконец, в марте нынешнего года в связи с давностью суд также удовлетворил ходатайства адвокатов Александра Апалькова и Вячеслава Радцева о прекращении уголовного преследования. Дело против бывшего директора шахты было закрыто в связи с его кончиной.

Автобус для перевозки шахтеров на «Распадской». Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

И хоть на последнее решение, касающееся Апалькова и Радцева, последовали апелляция прокурора и жалобы потерпевших, рассчитывать на привлечение их к ответственности, опираясь исключительно на закон, не приходится. Потому что преступления по инкриминируемой статье (ч. 3 ст. 217 УК РФ — «Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц») относятся к разряду средней тяжести, а не к тяжким. Это значит, что действия обвиняемых носили непредумышленный характер: фигуранты уголовного дела просто хотели принести больше денег своим хозяевам, а гибели при этом они никому не желали. Вот такой вот водораздел ответственности между теми, кто зарабатывает деньги в регионе, и теми, на ком зарабатывают.

Жители Кузбасса хорошо помнят не только саму трагедию, но и то, как жестко было подавлено недовольство междуреченцев в том же мае 2010-го сразу после похорон жертв. Когда мирные выступления, где главной повесткой дня были требования встречи с собственником «Распадской» Козовым, губернатором Тулеевым и премьер-министром Путиным, ни к чему не привели, около 200 человек отправились на железную дорогу и перекрыли ветку Абакан-Новокузнецк.

Вот что, к примеру, писали «АиФ» о развитии событий в те дни: «Поезда с обеих сторон встали. В стычках ОМОНа и шахтеров пострадали несколько десятков человек, некоторые получили тяжелые ранения. Представители сил правопорядка использовали дубинки. Шахтеры, по некоторым данным, бросали в них бутылки и камни. После разгона бунтующих почти три десятка человек были задержаны…».

Не грех вспомнить и реакцию на происходящее тех, кто сначала не шел на прямой контакт с жителями, а затем просто отдал приказ разогнать «смутьянов». Хотя до определенного времени в шахтерском городе доминировал вполне мирный лозунг «Требуем истины!».

«Начали разбираться. Среди них всего два шахтера, остальные к „Распадской“ не имеют никакого отношения. В основном это безработные либо лидеры преступных группировок Междуреченска, — привычно оправдывался Тулеев перед жителями региона с экрана телевизора, оправдывая применение силы. — Например, задержанный Антон Герасимов представлялся как горнорабочий шахты. После проведения проверки выяснилось, что этот человек находится в федеральном розыске».

Проверка проверке рознь. Как вскоре оказалось, молодой человек по имени Антон Герасимов действительно существует. Но это именно шахтер. Просто парень уж очень кому-то не приглянулся тем, что активно выражал свой протест против произвола олигархов и чиновников.

Тут поневоле приходит на память недавнее заседание, состоявшееся год назад в Кемерове с участием президента Путина по следам еще одной страшной трагедии в Кузбассе — пожара в ТРЦ «Зимняя вишня». Иногда создается впечатление, что массовая гибель людей в Кузбассе - норма, а вовсе не ЧП. Вновь именно так («провокаторы») представил Тулеев Путину собравшихся на площади родственников погибших и просто сочувствующих. Однако применить силу в тот день работники УВД все же не рискнули.

Вроде бы со сменой главы региона должна смениться и суть отношения к тем, кто живет на этой земле. Вот только и сменщик Тулеева, Сергей Цивилев, не скрывает своих приоритетов и симпатий при установлении истины. Будучи на днях на экономическом форуме, он так отозвался о совладельце «Зимней вишни» Денисе Штенгелове, который давно живет в Австралии и входит в список самых богатых людей России по версии Forbеs, и к которому, кстати, никаких не то что обвинений, а даже претензий до сих пор не предъявлено: «Это вообще один из самых больших инвесторов. Он очень, очень много инвестирует и в Кузбасс, и в социальную сферу».

Владимир Максимов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: