МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Не знали, как действовать». Арестованный горняк обвинил в пожаре на шахте «Уралкалия» подчиненных миллиардера

«Не знали, как действовать». Арестованный горняк обвинил в пожаре на шахте «Уралкалия» подчиненных миллиардера

Предновогодние дни стали траурными для родных и близких девяти горных рабочих, сгоревших в шахте № 4 третьего Соликамского калийного рудоуправления (СКРУ-3) ПАО «Уралкалий». Беда пришла и в семьи их четырех товарищей, отправленных за решетку по обвинению в нарушении правил безопасности при ведении строительных и иных работ. Каждому грозит до 7 лет лишения свободы. Между тем, эти сотрудники ФГУП «Управление строительства № 30» («УС-30») не согласны с официальной версией о причинах трагедии.

«Это мои друзья, братья»

Арестованный Андрей Купряшкин, горный мастер. Фото из соцсетей

Общаясь 29 декабря 2018 года из СИЗО по видеоконференцсвязи с Пермским краевым судом, горный мастер «УС-30» Андрей Купряшкин попросил изменить избранную в Соликамске меру пресечения на домашний арест: «Сам заинтересован в раскрытии того, что произошло. Это мои друзья, братья погибли (…) У меня и в мыслях не было скрываться. Я активно участвовал в тушении пожара, спускался в шахту. Только со мной пожарные могли пройти до забоя».

Отвечая на вопрос адвоката Фаины Миковой о состоянии здоровья, страдающий бронхиальной астмой 48-летний обвиняемый Купряшкин сообщил: «У меня в камере есть ингалятор. Во время приступа я им пользуюсь».

«Причастность к преступлению не доказана. Есть данные в деле, которые опровергают позицию следствия», — заявила защита. Выслушав стороны, судья Лариса Тарасова удовлетворила требование прокурора Евгения Лялина. Постановление о взятии под стражу, вынесенное 25 декабря Соликамским городским судом, изменено. Оставив горного мастера в СИЗО до 22 февраля 2019 года, апелляционная инстанция уточнила отмеренный срок — не 1 месяц 29 дней, а 1 месяц 30 дней.


Податливый слой


Шеф Купряшкина, начальник шахтостроительного комплекса СКРУ-3 ПАО «Уралкалий» ФГУП «УС-30» Андрей Артюхин предпочел не участвовать в заседании апелляционной инстанции. Похоже, результат ему был известен заранее.

ФГУП «УС-30» 4 августа 2016 года заключило с ПАО «Уралкалий» договор подряда по техническому перевооружению тюбинговой крепи, по проходке, креплению и армировке ствола № 4 СКРУ-3, а также по выполнению других работ для сдачи его в эксплуатацию. 14 декабря 2017 года ПАО «Уралкалий» передало ствол подрядчику. Согласно договору ФГУП «УС-30» обязалось соблюдать кардинальные правила в отношении охраны труда, федеральные нормы в области промышленной безопасности, осуществлять строительный контроль.

«По вине Артюхина и иных привлекаемых к уголовной ответственности лиц были нарушены правила противопожарной безопасности (…), а также правила производства работ, не предусматривающие проведение огневых работ вблизи податливого слоя в стволе шахты № 4 (…) 22.12.2018 г. около 07−00 часов Артюхин допустил к производству таких (не отвечающих правилам безопасности) работ вторую смену работников СМУ № 680 (…) Результатом этих действий Артюхина стало возгорание и задымление в стволе шахты № 4 СКРУ-3 ПАО „Уралкалий“, отчего указанные работники погибли на месте производства работ от (предварительно) токсического действия окиси углерода», — указано в постановлении Соликамского городского суда от 25 декабря 2018 года, напоминающем обвинительный приговор.

Отметив, что причастность Артюхина к совершенному преступлению подтверждается «его частичными признательными показаниями», а также «должностным положением и должностными инструкциями», соликамский суд пришел к выводу: «Пользуясь своим высоким должностным положением и авторитетом в предприятии, имеет реальную возможность скрыть, уничтожить либо подменить доказательства по делу, в том числе имеющие значение для дела письменные документы».

«Вся страна скорбит. Артюхин — руководитель, он не снимает ответственность, искренне переживает, заинтересован в раскрытии всех обстоятельств дела. За два часа до пожара он был в шахте, контролировал работу. Разбираясь сейчас в деталях, я узнал — у Артюхина нет допуска спускаться в шахту. Следствием представлены поверхностные доказательства, которые не свидетельствуют о его причастности к преступлению. Не установлен очаг пожара, от чего он возник — неизвестно (…) Домашний арест — это тоже ограничение в свободе. У Артюхина трое детей, младшему ребенку — пять месяцев», — сказал 29 декабря в Пермском краевом суде адвокат Александр Емельянов.

Как и предполагал его 40-летний подзащитный, решение о взятии под стражу осталось неизменным.



Рассчитывали, но легкомысленно


В СИЗО оставлены встречать Новый год 29-летний горный мастер Игорь Чукаев и 37-летний начальник подземного участка № 5 Максим Канищев. Как и Купряшкину с Артюхиным, каждому предъявлено обвинение по части 3 статьи 216 УК РФ («Нарушение правил безопасности при ведении строительных и иных работ, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц»).

«Явно нарушая требования противопожарной безопасности (…), требования к производству сварочных работ на опасных производственных объектах, условия договора строительного подряда № 2257/2016/35 от 04.08.2016, должностные инструкции, предвидели возможность наступления последствий в виде смерти лиц, осуществляющих работы в стволе № 4, в результате таких нарушений, но без достаточных к тому оснований легкомысленно рассчитывали на предотвращение вреда», — говорится в обвинении.

Пожар на шахте «Уралкалий» в Соликамске. Фото: ГУ МЧС по Пермскому краю

Податливый слой, о котором сказано в постановлениях СКР и Соликамского городского суда, состоит из полимерного материала. При креплении шахтного ствола его заливают между горной толщей и бетоном. По версии следствия, 22 декабря около 10−00 горняки на глубине более 364 метров разбирали опалубку и вели сварочные работы. Полимерный слой, вероятно, загорелся и началось задымление. Восемь рабочих сумели выбраться из шахты. Девять не смогли — и погибли «от токсического действия окиси углерода».



«Было известно и руководству»

После ознакомления 25 декабря с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого задержанный начальник участка № 5 Канищев дополнил документ собственноручными показаниями о подземных сварочных операциях (орфография сохранена):

«Думаю, это было известно и руководству ПАО „Уралкалий“, так как они принимали скрытые работы по акту, так как данные лица знали о применении электросварки в стволе № 4 я считал, что данные работы согласованы и разрешены. Руководству ФГУП УС-30 это было известно т.к. проводились селекторные совещания, на которых оговаривались данные работы. Так же в плане ликвидации аварий (разрабатывается и утверждается ПАО „Уралкалий“) не было позиции возгорания на вентиляционном горизонте отметки 364,6 м, из-за чего не я не горные рабочие не знали как действовать при возгорании».

Минус миллионы, плюс миллиарды

23 декабря, во второй день после трагедии, на сайте «Уралкалия» было размещено обращение гендиректора и члена совета директоров этой компании, депутата заксобрания Пермского края Дмитрия Осипова. Выразив соболезнования семьям погибших, топ-менеджер сообщил о решении выплатить им по 3 млн рублей.

Как известно, «Уралкалий» производит 20 процентов мирового объема калийных удобрений. За 2017 год выручка составила 160,9 млрд рублей, чистая прибыль — 50,8 млрд рублей ($875 млн). Совет директоров этой частной компании возглавляет гендиректор госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов. По данным журнала Forbes, в 2017 году богатство его заместителя по совету директоров, основного владельца «Уралкалия» Дмитрия Мазепина превысило $7,7 млрд рублей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: