МБХ медиа
Сейчас читаете:
Нужна ли Петербургу Надежда? Кандидат в губернаторы Надежда Тихонова рассказывает о своих планах и шансах на победу

Партия «Справедливая Россия» в Петербурге известна заметными оппозиционерами — председателем регионального отделения Мариной Шишкиной и градозащитником Алексеем Ковалевым. Тем не менее, кандидатом в губернаторы была выдвинута не самая публичная фигура — Надежда Тихонова. Ее предвыборный слоган — «Петербургу нужна Надежда Тихонова», девиз — «В Питере жить». В 2016-м Тихонову избрали депутатом Закса, она вступила в совет по равноправию мужчин и женщин, стала председателем комиссии по экологической защите, вошла в комиссии по экологии и промышленности, экономике и предпринимательству. Мы поговорили с Надеждой Геннадьевной о прохождении муниципального фильтра, предвыборной программе, конкурентности выборов, феминизме и лозунге «За любого, кроме Беглова!».

«Радикальные проявления феминизма вредны»

— Вы единственный кандидат женщина, каково это?

— Я считаю, что в государстве недостаточно внимания уделяется правам женщин и выступаю за гендерное равноправие. Я представитель социал-демократической партии и считаю, что это единственная правильная идеология для страны в целом.

— С какими проблемами сталкиваются женщины в России?

— Действительно, есть тот самый «стеклянный потолок» по уровню заработной платы — женщины на 30% получают меньше, чем мужчины. Женщина должна от своей карьеры, учебы, от своего дела отвлечься на рождение ребенка. Государство в этот момент должно оказать всяческое содействие, чтобы женщина потом продолжила саморазвитием заниматься и делать карьеру. Только тогда, как мне кажется, она чувствует себя реализованной, счастливой и успешной — в конечном счете, это даст нам счастливый брак и сохранение семьи. Но этого не происходит. Закон о детских пособиях, который мы инициировали, в Думу прошел только в некотором виде.

— О каком законе идет речь?

— Мы просили дать каждой семье (ежемесячно) за первого ребенка 3500 рублей, за второго — 6000 рублей. Но у нас в стране принцип адресности и нуждаемости. Выбираются льготные категории, что, собственно, сейчас и сделал Медведев, и им выдается по 10 000 пособие. Я рада, но чем хуже семья, которая работает и уровень достатка в ней выше прожиточного минимума? Мама, папа, бабушка — все вкалывают! Вот у меня есть инициатива поддержки женщин-ученых. И я предлагала законодательному собранию учредить премию Натальи Бехтеревой для женщин, которые получают кандидатские степени. Матвиенко поддержала эту замечательную идею и, кстати говоря, это единственная женщина — хотя ее, как губернатора, всегда ругали, — которая на своем уровне продолжает гнуть тему гендера. Пока она была здесь, гендерная политика в Петербурге существовала, теперь это все фейк. Когда я презентовала идею в комиссии по вопросам культуры — были снисходительные улыбки на лицах. Я совершенно этого не понимаю. Все это перекос и навязывание традиционных ценностей.

— А что насчет домашнего насилия — фейк или реальная проблема?

— Наш союз и я в том числе выступаем за профилактику домашнего насилия. Это не только в отношении женщин — и мужчин, и детей, и лиц пожилого возраста. Я «депутат с земли» и часто ко мне приходят бабушки, которых бьет сын или лишает пенсии. Нам обязательно нужна муниципальная полиция. Всегда у мужчин вызывает улыбку, когда женщина с трибуны начинает говорить о профилактике домашнего насилия и прочих проблемах. Это тоже одна из множества проблем. А в итоге вокруг все эти стереотипы: «Бьет значит любит», «женщина должна сидеть дома и варить борщ». Но мы живем в самом свободном городе — у нас окно в Европу, мы в Финляндию за продуктами ездим. Мы видим, как живет мир, и нам очень сложно навязать это все. Сейчас идет тренд на традиционные семейные ценности. Я в этом плохого ничего не вижу, но важно, что женщине нужна помощь, чтобы она продолжала свое саморазвитие.

— Как вы относитесь к феминизму?

— Я ничего плохого в феминизме не вижу. Но радикальные проявления феминизма вредны женскому движению в целом. Радикальность эта дискредитирует борьбу за права женщин — Pussy Riot и какие-то такие их акции… Мне кажется, что это не добавляет конструктива, а только отпугивает. Что в ответ на само упоминание борьбы за права сразу говорят — феминистки это вот они, девчонки с голой грудью, которые скачут и чего-то там верещат в храме. Я против них, но знаю множество феминисток, которые борются за права детей. Леда Гарина, например, совершенно прекрасные девушки у нее в коллективе. Их творчество и подход к созданию спектаклей на тему насилия в семье, великолепны.

— Харассмент есть в России?

— Я думаю, что это тоже из области какой-то популярности и моды. Я не исключаю, что такие случаи бывают и есть, да можно вот вспомнить случай в Госдуме. Об этом надо говорить и это надо пресекать. Но то, что сейчас творится с западным обществом, по крайней мере, судя по информации в СМИ, это уже некая истерия и зарабатывание на этой теме. Мне кажется, что сейчас мода на это подутихает. Хотя мы теперь знаем, что есть такое слово «харассмент».

— Что волнует петербурженку больше всего?

— Попадание ребенка в детский сад. У меня множество обращений из квартала «Новая Охта», не только от женщин, но и от мужчин, что некуда пристроить детей в детсад. Близлежащие детсады все переполнены. И сады, и школы в новых районах если и построены, то их просто не хватает для объемных микрорайонов. Жители хотят жить в удобном, комфортном, свободном городе, с хорошей инфраструктурой. Вообще люди не чувствуют заботы ни о себе, ни о городе. У нас сейчас у власти потребительское отношение что к людям, что к городу. Но человек на первом месте, его качество жизни, о нем забота. Не человек для государства, а государство для человека, и это, собственно, основа идеологии нашей партии.

Надежда Тихонова во время митинга. Фото: Светлана Кульчицкая / Facebook

«Я новое лицо в политике, с нулевым антирейтингом»

— Как принималось решение, что именно вы пойдете от «Справедливой России». Все же Шишкина и Ковалев более узнаваемые люди?

— Процедура у нас незатейливая. Региональное отделение предлагает президиуму несколько кандидатур, мы на совете их обсуждали, это был Олег Нилов, я, Алексей Ковалев и Нелли Вавилина — активистка, защитник парка на Смоленке, депутат муниципального образования. Дальше мы отправили кандидатуры в президиум и президиум остановил выбор на моей.

— Почему на вашей?

— Не знаю, по какой причине, но думаю, что моя работа и те направления, которые я сейчас веду — а это вопросы экологии, защита зеленых зон, мусорная реформа, к которой город совершенно не готов, и плюс мой жизненный путь такого депутата-трудяги, с земли, я понимаю городские проблемы, я действующий депутат ЗакСа — все это и привело к тому, что ставку сделали на меня. К тому же, я новое лицо в политике, с нулевым антирейтингом.


— Важно ли губернатору дружить с парламентом? Макаров и Беглов, говорят, не нашли общий язык

— Я считаю, что это две независимые ветви власти. Очень важно парламенту контролировать исполнительную власть. Иначе не вижу смысла. Мы же утверждаем кандидатуры вице-губернаторов, это власть независимая, которая контролирует друг друга, это такая система противовесов. Только в конкуренции возможно существование, а задача законодательной власти — жесткий контроль исполнения законов, бюджета и программ, которые есть.

«Идею выборов без выбора, которую нам навязывают, я считаю неуместной и совершенно неправильной»


— Грядущие губернаторские выборы в Петербурге конкурентные?

— У людей есть представление, что нет — люди вообще устали от выборов, им никто не верит. Не верят результатам. Потому что «Единая Россия» себя дискредитировала еще в 2011 году, когда была большая явка, и «Справедливая Россия» победила и на выборах в Думу, и в ЗакС в нашем субъекте. Мы помним митинг за честные выборы, какой он был огромный, каково было возмущение. Тогда всколыхнулось общество, и все пришли и проголосовали. И власти ничего не оставалось, ведь у них одна цель — удержать власть, они очень грубо переписали протоколы в избирательных комиссиях. У меня тогда почти 5000 голосов было переписано. И не мелочились — на участке 309 за Тихонову, в ГАСах (государственная автоматическая система) — 9 голосов. По 200−300 голосов просто выкидывали. Там, где мы смогли удержать результат, была чистая победа и никакого шанса «Единой России» мы не оставили. Всю ночь я просидела в ТИКе, а утром, зайдя в ГАСы, я увидела — протоколы расходятся. И дальше я судилась лично, за меня судилась партия. До сих пор храню эти оригинальные протоколы, потому что они достались мне слезами, кровью, огромным трудом.



— И все же, у вас эти выборы не вызывают недоверия?

— Навязывание идеи, что выборы без выбора, я считаю неуместной и совершенно неправильной. Не все предрешено, это в корне неправильно! Важно, какую политическую идеологию представляет кандидат. Если не слишком разбираетесь в этом — смотрите на реальные дела, законы, на жизненный путь кандидата, что сделано для конкретного города и жителей. Если бы явка в нашей стране была 70−80 процентов, была бы сменяемость власти и люди бы только выиграли от этого. Законы принимались бы в интересах людей и была бы постоянная конкуренция.

— А как вам лозунг — «за любого, кроме Беглова»?

— Так как я его конкурент, то да — я поддерживаю, но жители примут решение сами. Я буду бороться за выход во второй тур и очень надеюсь, что он будет. Я считаю, что у меня все шансы. Я буду использовать все площадки, чтобы донести людям свою позицию — нужно обязательно прийти на избирательные участки. Если вы не придете, ваш голос уйдет в пользу партии власти. Они это делать умеют, поверьте.

— Эту идею транслирует ваш коллега по ЗакСу Максим Резник. Сейчас против него развернулась кампания. Вы считаете, под обвинениями в адрес Резника есть почва?

— Я думаю, это элементы черного пиара со стороны власти. Это не только в отношении моего коллеги делается. Уже создали вот фейковую страницу от моего имени на фейсбуке, распространяют информацию, порочащую меня. Я не боюсь этого, я к этому готова, надо будет пресекать. Я уверена, что рейтинг мой будет только расти. Черный пиар будет, я видела это и на других кампаниях. Главное — больше встречаться с людьми. Я могу каждого сомневающегося во мне лично переубедить!

— Беглов сейчас активнее всех занимается агитацией, остальные кандидаты в меньшей степени. Почему?

— Вы знаете, сейчас у него столько рекламы. Он так использует админресурс! Ну, люди же не дураки! Так нельзя. Любой, включая телевизор, открывая газету или интернет, везде натыкается на Александра Дмитриевича. Я думаю, что усталость уже будет к выборам такая, что как бы это не сыграло против него. У нас неравный совершенно допуск к СМИ. Я могу по себе сказать — до марта месяца меня все время приглашали на интервью — «78» канал, канал «Санкт-Петербург». У них много было передач, и я в эфире, со своими предложениями, законопроектами. С марта месяца я в стоп-листе. Нас просто не пускают. Я надеюсь только на собственную агитацию, сарафанное радио, встречи с избирателями, на билборды. Лучшая агитация — это не реклама, а именно личный контакт.

«Фильтр мне предоставила „Единая Россия“»


— От «Справедливой России» много депутатов на муниципальные выборы идет?

— Много, почти 800 человек мы выставили. Это не обязательно члены нашей партии — гражданские активисты, которые не согласны с тем, как власть работает на местах и как тратятся бюджетные деньги на муниципальном уровне. Мы постарались развести округа, чтобы оппозиция друг с другом не билась, а был один оппонент — партия власти. Где смогли, мы договорились. Есть, конечно, нюансы, в виде партии «Яблоко», которая выставилась почти везде.

— Стоит ли отменить выборы там, где комиссии допускают нарушения?

— В 20 муниципальных образований совершенный беспредел. Там не выполняют рекомендации Горизбиркома, создают фейковые очереди, снимают все команды, вне зависимости от политической принадлежности. Мы не остановимся — подадим в суд. Ржевка, например, известна своими скандалами, что в 2014 году, что сейчас. Но после многочисленных жалоб подход изменился. Все работает как часы, все вежливые и обходительные, идет регистрация кандидатов. А все потому, что заведена административка на председателя ИКМО (избирательная комиссия муниципального образования — «МБХ медиа»).

— Почему тогда нарушения не во всех ИКМО, как вы думаете?

— Есть еще и внутривидовая борьба. Там, где глава муниципалитета ведет хорошую работу, такого беспредела нет. Например, в Пороховых. Любят главу жители, он хорошо ведет работу и поэтому он не боится конкуренции. У него открыты двери. У него кандидатам наливают чай и кофе, разъясняют и помогают собирать документы. Это нормально — там, где власти скрывать нечего, и там, где она работает — нарушений нет. А там, где есть проблемы, и глава понимает, что он может не удержать эту власть, начинается жульничество и скотство.

— Как вы относитесь к существованию муниципального фильтра?

— У нас планка самая высокая, мы всегда выступаем за ее снижение. Это действительно серьезное препятствие для кандидата. Кандидатов могло быть и 28, ничего плохого я не вижу, ведь конкуренция — это нормально. А мунфильтр — это лишь способ ограничивать доступ кандидатов к власти. Как только мы прорвем и разорвем монополизм власти на местах, мунфильтр станет не нужен, его просто отменят. Задача основная для нашей партии сейчас — провести своих муниципальных кандидатов, чтобы бороться против монополизма партии власти.

— Как для вас прошел сбор подписей мундепов?

— Собрать нужно было 155 подписей, но у меня на самом деле больше, потому что партия «Справедливая Россия» отдавала голоса только Надежде Тихоновой. Я понимаю, что без какой-то указивки сверху, конечно, подписи от партии власти не получить. Мы возвращаемся к муниципальным выборам — «Единая Россия» сама себе создала условия, из которых теперь нужно как-то выходить. Выборы должны быть конкурентными. Фильтр мне предоставила «Единая Россия» в своей части.

— Что значит «предоставила»?

— Ну, не предоставила, это собранные подписи, но я понимаю, что, если бы им не сказали — они бы не подписались. Сказали, предполагаю, что мол мы даем парламентским партиям возможность. И что, если пришли к вам за подписью — давайте. Других вариантов нет — выборы должны быть конкурентными.

— А почему вам троим подписи предоставили, а Борису Вишневскому — нет?

— Этот вопрос надо задать Борису Лазаревичу. Я, вероятно, порасторопнее была. Мы работали еще сильно загодя, и я понимала, где тонко, что нужно эту договорную работу вести. Может быть, чуть поздно Борис Лазаревич пошел, мы же понимаем, что 28 кандидатов, и все за подписями понеслись.

«Сергей Миронов мой родной дядя»

— Вы племянница Сергея Миронова — это помогает вам в вашей политической карьере?

— Вы в первый раз задаете мне этот вопрос, а я столько лет в политической повестке. Я в 2006 году вступила в партию. Да, действительно, лидер партии, Сергей Миронов, мой родной дядя. Я его очень люблю и горжусь им. Но в данном случае мне это мешает, потому что меня будут обвинять в кумовстве, еще в чем-то. В 2011 году, когда мне пересчитывали голоса в пользу партии власти, а я барахталась в судах и пыталась доказать свою правоту, я была на общих совершенно основаниях и никого мои родственные связи не интересовали. Партия судилась за меня, как и за других кандидатов. В 2009 году я была депутатом мунсовета и работала для людей и смогла развить работу так, что мы на благоустройство в два раза стали больше направлять бюджет. Я была все это время племянницей, но никого это не волновало!

Я понимаю, что это с точки зрения черного пиара — это тот еще инструмент, но что мне делать? Да, моя мама родная сестра Сергея Миронова, ее, к сожалению, уже давно нет с нами. Я в 20 лет осталась без матери и мой дядя для меня очень родной и близкий человек.


— Ваша программа не опубликована. Расскажите, на что в ней будет упор?

— Программу мы обязательно презентуем, но чуть позже. Основные направления раскрою. На мой взгляд, в Петербурге недостаточное внимание уделяется вопросам экологии. Это не только защита зеленых зон и уплотнительная застройка. Градостроительная политика у нас хромает — появляются кварталы без единого клочка зеленого. У нас нет ни одного пляжа, где можно было бы купаться. У нас люди очень часто жалуются на качество воды, которая идет из крана.

— Как председатель профильной комиссии по экологической защите населения, расскажите о вашем отношении к «мусорной проблеме» Петербурга

— Наш город абсолютно не готов к мусорной реформе. У нас нет региональной программы, и комитет по благоустройству упорствует, хотя даже прокуратура им говорит, что это основополагающий документ. Нет показателей. А должно быть разработано все по каждому показателю — по стеклу, по бумаге, пластику — к чему стремимся, к какому проценту переработки, утилизации. Что мы в итоге-то делаем — строим мусороперерабатывающий завод? Тогда с остатками что делаем — сжигаем? И если да, то каким способом? Не внедрен раздельный сбор отходов.

— Люди готовы разделять мусор?

— Готовы! Если люди почувствуют, что они экономят в оплате на вывоз твердых коммунальных отходов, увидят в квитанции — это и будет самой лучшей мотивацией. И, с одной стороны, мы даем развиваться бизнесу переработчиков, которые дают вторую жизнь отходам, меньше копим на свалках, а люди экономят. Это рабочий механизм, нормальный для большинства стран, а мы сидим. Отложат, наверное, реформу еще на два года, вот чего я боюсь. Не происходит подвижек. Люди должны платить по факту вывезенных отходов, а не по тарифу, который рассчитан совершенно несправедливо — 381 кг на человека в год! А если человек разделяет мусор? У нас сейчас очень это популярно, люди хотят сделать вклад в спасение планеты, города, двора своего! И кстати, очень многие управляющие компании и ТСЖ ставят контейнеры, заключают договор о безвозмездном вывозе вот этих вот фракций разделенных, и реже вывозят мусор. А на вырученные деньги ТСЖ высаживает зелень, устанавливает красивые вазоны, украшает свой двор и люди видят пользу от этого.

— Что первое будет сделано в городе, если вы станете губернатором?

— Много всего! Во-первых, развитие метрополитена, вот то самое главное, что должно быть сделано. Вовлекать субсидии федеральные, где-то отказываться от прожектов дорогостоящих, как аэроэкспресс. Он не нужен вообще — сделайте станцию метро поближе к аэропорту. Улучшение сети социального транспорта — надо переходить на выделенные легкорельсовые виды транспорта, которые бы связывали отдаленные районы. К маршруткам должно быть особенное отношение. Сейчас хотят их вообще убрать. Я считаю так — из центра города их надо убирать, а на отдаленных территориях, до куда не доходит социальный транспорт, это единственный способ передвижения для людей. Развитие социального транспорта и дорог, вот что важно.

— Как ваша семья реагирует на то, что вы баллотируетесь в губернаторы?

— У меня уже взрослые дети, старший сын живет уже отдельно, 21 год, хотя, конечно, мы ему тоже помогаем. А младший в семье, 14 лет. Меня все поддерживают. Я всю жизнь занималась общественной деятельностью, и они привыкли к этому. И это не значит, что я сама не убираю квартиру и не готовлю еду! Сейчас, конечно, чуть меньше, но я люблю готовить и делать что-то для своей семьи. Стараюсь, чтобы везде меня хватало.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: