МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Обидно, что протест превратился в бег трусцой». Как в Петербурге прошел марш материнского гнева

«Обидно, что протест превратился в бег трусцой». Как в Петербурге прошел марш материнского гнева

150 активистов вышли в Александровский сад, чтобы выразить свое отношение к политическим репрессиям. Поводом протестной акции стали уголовные дела против двух активисток — Анастасии Шевченко и Лии Милушкиной.

Вокруг фонтана у Адмиралтейства собираются активисты разных политических и общественных движений и возрастов. На подходе к саду в стройный ряд выстроились автозаки, в глубине улицы прячутся автобусы, на которых задержанных обычно развозят до отделений полиции. В руках у митингующих черные воздушные шары. Издали кажется, что над головами протестующих на веревочках развеваются черные каски ОМОНа.

Пресса в кольце

Всё это напоминает мрачный флешмоб — люди молча прогуливаются по саду с чёрными воздушными шарами в руках. На многих куртках белеют значки — «ваши дубинки не убьют наши идеи». Но не видно плакатов, не слышно лозунгов. В толпу входит несколько сотрудников полиции. У них в руках громкоговоритель. Они объявляют, что мероприятие не согласовано, и в случае, если митингующие не разойдутся, полицейские вынуждены будут «соблюсти порядок» и «применить силу». Вблизи, однако, оказывается, что полицейский читает текст не сам — запись проигрывается. «Эх, совсем обленились! Вот Сентемов всегда сам говорит и без листочка!» — вздыхает активист. Лейтенант Руслан Сентемов — известный многим полицейский, регулярно задерживающий людей на акциях протеста. Он стал знаменит после фразы: «Обращайтесь ко мне: господин полицейский». Этот человек-мем разошелся на стикеры и цитаты.

Молчание толпы нарушил гулкий голос активиста областного отделения «Открытой России» Дмитрия Скурихина. Он поднял флаг своего движения и призывал толпу: «Не стойте молча! Не давайте себя запугать! Вместе крикнем — свободу Анастасии Шевченко!». И толпа вторит «Свободе», сначала тихо, затем все громче. Но голос у митингующих прорезался ненадолго — вокруг Скурихина и остальных протестующих моментально образовалось двойное кольцо ОМОНа. Впрочем, оно быстро сузилось и вокруг журналистов — в кольце оказались все корреспонденты. Пока журналисты убеждали ОМОНовцев не препятствовать их работе, силовики задержали более семи человек. После задержаний журналистов выпустили из кольца.

Участники марша двинулись на прогулку в сторону набережной. Силовики, вместо того чтобы сопровождать протестующих, расположились на пятачке около Адмиралтейства. И только художница Елена Осипова осталась стоять, держа в руках новую картину, которую писала специально для акции. На черном фоне белые линии — по сюжету мать у гроба прощается со своим ребенком. «Страшно, когда государство лишает нас наших детей», — заметила Елена Андреева. Позади «Совести Петербурга» шеренгой выстраивались силовики, а она так и осталась стоять на их фоне.

Елена Осипова. Фото: Юлия Шалгалиева / МБХ медиа

«Оружие направлено против всех нас»

Шествие перебралось к «Медному всаднику». Здесь протестующих ждут уже новые силовики, автобусы и автозаки. Плакаты пока не разворачивают, опасаясь задержаний. Первой в пикет встала Дарья с плакатом в поддержку анархистов. «Сегодняшний митинг для меня — еще одна возможность напомнить всем о деле „Сети“, по которому пытают невиновных анархистов и вообще привлечь внимание к самому движению. Важно донести до людей, что движение наше не террористское, не агрессивное. Оружие не в руках анархистов — оглянитесь, оно направлено против всех нас», — уверена Дарья.

К активистке тут же подошел полицейский для проверки документов. Но одиночные пикеты законом не запрещены, и Дарья задержана не была.

Полицейские выстроились в две колонны на фоне Конституционного суда. Парочка влюбленных активистов прошла под руки между колоннами из ОМОНа, напевая марш Мендельсона. Свидетели на импровизированной свадьбе были сплошь хмурые, в черном, и без цветов. Силовики злились, но без команды, как известно, задерживать и дубинки в ход пускать не положено.

Гнев молодежи

На митинге матерей собралось много молодежи. Анастасию из движения «Новое двуличие» на акцию вывела злость на происходящее: «Меня все бесит, и я в гневе. Мы выходим, потому что нет сил молчать. Я постоянно слежу за делами, за появлением новых политзэков. Пытки, следы от электрошокера, шуруповерта… Это отвратительно, ужасно, у меня нет слов. Такого быть не должно. Почему же все закрывают на это глаза и не думают, что это их коснется! Этот марш, прежде всего, попытка привлечь внимание властей и тех, кто проходит мимо и не вдается в страшные детали этих дел. А дела эти — часть нашей жизни. В августе удалось освободить из СИЗО двух девочек по делу „Нового величия“. Но остальные за решеткой, и это неправильно! Нельзя сдаваться», — считает Настя.

К Медному всаднику подъехал экскурсионный автобус, из которого высыпали китайцы. Они шли под китайским флагом и с интересом поглядывали на ОМОНовцев в полном обмундировании. Моментально поступила команда разойтись, и силовики начали рассаживаться по автозакам — негоже туристов пугать. Активисты тоже у памятника не задержались — их целью стало дойти до Малой садовой.

Фото: Юлия Шалгалиева / МБХ медиа

Наше оружие — солидарность

Татьяна взобралась на сугроб Беглова — с него открывается отличный обзор. Она докладывает протестующим, ожидающим ее под горой снега, что впереди нет черных шлемов. Она — мать двоих детей, бабушка троих внуков, пришла на эту прогулку разделить материнский гнев.

«Мне обидно, что марш превратился в бег трусцой. Нам приходится бегать от полиции, но мы не преступники. Я считаю абсурдной статью, по которой Анастасию Шевченко задержали. Сама ситуация ужасная — умерла девочка ведь от того, что во время не получила уход матери, которую просто не пускали к своему ребенку. Таких дел тысячи. У нас в городе самое острое дело — „Дело Сети“. И по „Новому величию“ вся информация мне известна. Людей пытают, устраивают провокации. Я считаю, что люди невиновны и хочу, чтобы их освободили — поэтому я сегодня здесь», — подчеркнула Татьяна.

Митингующие вышли на Невский. Они шли молча по проспекту, соблюдая правила дорожного движения, под сопровождение мигалок и сирен ГАИ. По пути встречаются пикетчики. Одна из них — Мария. Она стоит на Невском проспекте с плакатом «Они штампуют абсурдные дела и пытают потому, что ты проходишь мимо!». Она считает, что главное оружие гражданского общества — солидарность.

«Многие сидят в тюрьмах, страдают от пыток, беззакония и ужасных условий СИЗО и тюрем, потому что мы молчим. В нас нет солидарности! Нельзя быть равнодушными, надо выходить на улицы, говорить в голос об этой жестокости», — уверена Мария.

Активисты направились на Малую садовую. Там ух уже ожидает пара автозаков, полиция и НОД. Два пожилых активиста Национального освободительного движения заняли место для протестной акции на Малой Садовой, чтобы помешать маршу матерей. Представитель НОД в ушанке с красной звездой, завидев большое количество прессы, растерялся и стал совать георгиевский флаг в руку напарнику в зеленой каске. Пожилой напарник не на шутку перепугался наставленных на него фотоаппаратов и засуетился — «Забери флаг, я не готов сниматься». Но слава нашла своих героев — оба НОДовца оказались на снимках.

Фото: Юлия Шалгалиева / МБХ медиа

«Власть показала звериный оскал»

Митингующие выбрали для своей локации уютный Екатерининский сад. На фоне великой императрицы они запустили в небо черные шары. Так они попрощались с дочерью Анастасии Шевченко.

Представитель партии «ПАРНАС» в Петербурге Олег Максаков пришел сюда, потому что молчать о происходящем стало невыносимо. «В деле Шевченко наша власть в очередной раз показала свой звериный оскал. Не пустить мать к умирающему ребенку — хуже любого преступления. Я не могу оставаться в стороне — я сам отец. Все происходящее в России сегодня напоминает оккупационный режим. Людей просто за то, что они вышли на улицы, без оружия, но с солидарностью, хватают и сажают в автозаки», — считает Олег.

После запуска шаров полицейские вновь решили напомнить собравшимся, что митинг не согласован. К протестующим отправили стажера. Он долго возился с громкоговорителем, который почему-то упорно издавал свистящий звук. Затем взял листок бумаги по слогам начал читать закон. Толпа гоготала, митингующие просили начинающего ОМОНовца говорить четче, громче. Кто-то предположил, что в органах есть новые разработки, и перед нами робот-полицейский. В итоге к густо краснеющему сквозь шлем новичку подошел долгожданный лейтенант Сентемов, похлопал его по плечу со словами: «Ничего страшного не произошло!», и сам объяснил собравшимся суть 54 ФЗ.

Финальным событием марша стала панихида. Гражданские активисты провели заупокойный молебен в память об Алине Шевченко — дочери координатора ростовского отделения «Открытой России» Анастасии Шевченко. Они зажгли свечи в знак памяти и разошлись по домам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: