МБХ медиа
Сейчас читаете:
От самообороны к перемирию: как в Тюмени развивалось дело с подвыпившим сыном экс-полицейского

От самообороны к перемирию: как в Тюмени развивалось дело с подвыпившим сыном экс-полицейского

Сегодня в Тюмени состоялось заседание по делу Никиты Кышко. В 2018 году он превысил самооборону при изъятии пистолета у подвыпившего сына экс-начальника УМВД по Калининскому округу Тюмени Тимура Муратова, который угрожал ему расправой. Сегодня стороны пошли на перемирие, суд снял обвинение с Никиты и отменил ему подписку о невыезде. О том, как развивались события — в материале «МБХ медиа».

Не разъехались

Вечером 15 декабря 2018 года на парковке гриль-бара произошла потасовка. По версии Никиты Кышко и согласно записи с видеорегистратора его машины, Тимур Муратов угрожал ему пистолетом. Тогда Никита вместе с женой и семьей своих друзей приехали в кафе поужинать, но парковку перегородила машина с пьяным Муратовым за рулем. На просьбу Кышко отъехать Тимур ответил: «Ты что, попутал?», начал оскорблять водителя, а потом взвел курок оружия, которое было похоже на пистолет Макарова, и двинулся на машину с криком «Я тебя завалю!». Кышко испугался и сдал назад и разбил бампер машины. Затем он вместе с другом все же вышел из машины и силой отнял пистолет у Муратова, испугавшись за здоровье семьи и друзей.

Это — показания в деле против Муратова. Дело Тимура Муратова, сына бывшего главы УМВД по Калининскому округу Тюмени Рината Муратова, осталось в подвешенном состоянии. 29 июля 2019 года ему избрана мера пресечения по части 1 статьи 119 УК (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью) — ограничение свободы и подписка о невыезде на 1 год 3 месяца. «Это даже не домашний арест, это больше похоже на комендантский час», — рассказывает Алексей Прянишников, координатор «Правозащиты Открытки».

Тогда Муратов не признал вину и отказался от дачи показаний. В предварительном следствии он рассказал историю иначе: на парковке он ждал жену, в это время ему крикнули «что-то вроде „эй, нерусский, убери машину“», Кышко врезался в такси подъехавшей жены Муратова. Дальше Тимур смутно помнит происходящее — его ударили по голове, и только после этого он вытащил пистолет, который он носит с собой на случай самообороны. «Информация, что Кышко на национальной почве позволял себе высказывания в адрес Муратова, легко опровергается хотя бы тем, что у Кышко друг, который был с ним в машине, — казах», — говорит Прянишников. Все показания опровергаются показаниями свидетелей и следственными действиями. Правда, видеозапись с регистратора машины Кышко суд отказался приобщить к материалам дела.

Тимур Муратов. Фото: личная страница Вконтакте

Затем и ограничение свободы формально отменили, а дело Муратова отправили на повторное рассмотрение. «Это абсурдно. Когда судья ушла в совещательную комнату, в зал входит адвокат Муратова, забирает вещи и говорит Муратову: „Заберешь документы, я поехал“. Мы думаем, как так? Еще судебный процесс не закончен, а он уже поехал. И тут заходит судья и говорит, что приговор отменяется. Такого быть не может в нормальном суде. А тут вот так», — рассказал «МБХ медиа» Никита Кышко.

Это не первая громкая история у Тимура Муратова — когда он был курсантом в школе полиции, он сломал руку гаишнику. «Там было 2 месяца следствия, ему назначили срок 2 года, но за время следствия переквалифицировали на условный срок, а спустя 10 месяцев вообще погасили судимость, — говорит Кышко. —  Благодаря нашим региональным коррумпированным силовым структурам возможно и такое. Он сейчас даже проходит по делу как несудимый».

«Спасибо, что не убил!»

12 декабря 2019 Никита вышел к зданию УМВД по Тюменской области с плакатом «Спасибо, что не убил! Сын полицейского угрожал пистолетом, а судят меня». Кышко угрожали после обезоруживания Муратова. «И жена его кричала на нас, и друзья его приехали: „Мы не последние люди, вам трындец, мы вас посадим“», — рассказывает Никита. Супруга Муратова угрожала и тем, что дело заведут по причинению тяжкого вреда здоровью.

Так и случилось. На Никиту Кышко сначала завели дело по части 1 статьи 111 УК — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Адвокаты были с этим не согласны. «В глаза бросились выводы экспертов, которые делают судмедэкспертизу. На наш взгляд, вред здоровью там был несколько преувеличен», — рассказывает Прянишников.

Уже после одиночного пикета дело закрыли и открыли новое, по части 1 статьи 114 — причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны. «Видно, после резонанса в СМИ», — уточняет Никита.

Одиночный пикет Никиты Кышко. Фото: Наш город / 1Mi

Но и после переквалификации дела сторона Муратова грозилась подать гражданский иск с возмещением ущерба за избиение Муратова. «Непонятно, что они хотят компенсировать. Я разбил свою машину, когда пытался уехать. Ребенок у друзей, он был в машине тогда, две недели не разговаривал», — Кышко считает, что тогда и им полагается компенсация.

Сторона Муратова только в феврале выразила желание заключить мир. Никита Кышко только за — он потратил на суды очень много денег, сил и времени: «Если дело не закрыть, то это еще около года будет: суды, апелляции, кассации, гражданские иски с обеих сторон… Думаю, что наиболее оптимальное решение для нас — пойти на примирение и забыть как страшный сон».

Алексей Прянишников тоже считает, что продолжение дела невыгодно. «Я подозреваю, что это связано с тем, что шансы на оправдание Муратова при повторном рассмотрении дела по 119 статьи невелики, — рассуждает он. — Его защита могла понять, что судимость у Муратова будет. А это неприятно. Никого не убили, но само название состава преступления, „угроза убийством“ имеет перспективы попортить жизнь осужденного».

«Если бы мы продолжили судиться, у него была бы уголовная судимость, и у меня была бы судимость. Если здраво поразмыслить, наилучшим для них вариантом будет разойтись по мировому соглашению», — объясняет свою позицию Кышко.

12 февраля суд Тюмени снял обвинение с Никиты о превышении допустимой самообороны и отменил подписку о невыезде.

Как обороняться, чтобы не попасть под статью?

Прянишников считает что это риторический вопрос, ответ на который нынешнее российское законодательство дать не может. По его словам, нередки случаи, когда защищавшийся наносит нападавшему телесные повреждения в рамках самообороны. Но нападавший не успевает совершить преступных действий, так как он нейтрализован. «Часто бывает, что ситуация опрокидывается в обратную сторону и при рассмотрении статьи о превышении пределов самообороны забывают об угрозах со стороны нападавшего. Там, получается, больше ориентируются на тот вред, который причинен нападавшему в результате того, что человек его нейтрализовал. При этом зачастую совсем не отталкиваются, в каком состоянии человек, который нейтрализует, что он под испугом определенным действует, насколько реальна была угроза его жизни. Часто эта статья применяется необоснованно, надо отталкиваться от того, насколько была реальна угроза», — говорит Прянишников.

По мнению координатора «Правозащиты Открытки», в ходе конфликта «люди [Кышко и его друг] действовали предельно корректно, насколько это возможно в этой ситуации, — нейтрализовали нападавшего и вызвали полицию».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: