МБХ медиа
Сейчас читаете:
Регион без будущего — 2. Что происходит и чем дышат люди в Кузбассе

«МБХ медиа» продолжает серию публикаций о ситуации в угольном Кузбассе, где люди уже не первое десятилетие пытаются отстоять свою среду обитания: в одиночку, небольшими группами, иногда целыми поселениями. По другую сторону баррикад — крупный бизнес и местные власти, которых не интересуют проблемы жителей.

Их не так уж и много — общественников, кто изо дня в день делает все возможное, чтобы проблема засилья юга Кузбасса угольными разрезами входила в повестку дня в тех немногочисленных местных средствах массовой информации, которые не оставили попыток быть независимыми. Не больше трех десятков. Когда опытным путем выяснилось, что акций протеста, пикетов, митингов и прямых обращений в различные инстанции недостаточно, чтобы вести эффективный диалог с администрацией, они обратили внимание и на политические партии.

Системная оппозиция

Выбор в провинциальном Новокузнецке не так уж и велик, если говорить о постоянно действующих отделениях — ЛДПР и КПРФ. Естественно, что «Единую Россию», чья задача — сгладить противоречия в обществе, а не акцентировать на них внимание, в расчет никто не брал. Скооперироваться с коммунистами беспартийным оказалось проще. И потому, что многие из активистов — «родом» из СССР, и потому, что сама КПРФ была не прочь получить в свои ряды борцов с «акулами капитализма». Тандем состоялся, но итогового успеха на сентябрьских выборах, когда формировался областной Совет народных депутатов, избирались глава города и региона, он не принес.

Да и в принципе не мог принести. Кто же поверит, что мало кому известный новоявленный клерк и бизнесмен в лице Сергея Цивилева, прибывший в регион меньше полугода назад и долгое время не отчитывавшийся даже о собственных доходах, сходу наберет на выборах больше 80 процентов? Лишь в двух районах Новокузнецка — Заводском и Центральном — фальсификации удалось свести к минимуму.

Именно здесь хорошо поработали наблюдатели от одного из бизнесменов и от партии КПРФ, хотя без эксцессов все равно не обошлось: на многих участках перед подсчетом голосов особо ретивых наблюдателей под надуманными предлогами попросту выпроводили из помещений. Не без участия привлеченных сотрудников МВД. Тем не менее, показатель по Цивилеву здесь был неплохо скорректирован. Будущий губернатор получил лишь 64,91 процента по Заводскому району и 52,75 — по Центральному. Еще одним нарушителем концессионного соглашения властей стал город Междуреченск — 63,06 процента. Тоже явный недобор до заветных 82 процентов. Как итог, спустя полмесяца после выборов глава тамошнего муниципалитета Сергей Кислицын написал заявление и уволился по собственному желанию.

И вот мы сидим с активистами-экологами в помещении городского отделения КПРФ, пытаясь прежде всего самим понять, как жить дальше. Что можно и нужно сделать, чтобы не только повлиять на чрезмерный аппетит большого бизнеса, но чтобы и граждане поняли, какая беда грядет, если оставаться равнодушными и бездействовать. Если всем миром не остановить процесс превращения тайги, земли, водоемов в зону, лишенную жизни. О неудаче на выборах не говорили. В принципе, результат был прогнозируемый, учитывая многочисленные скандалы в прежние годы. По сути, была проверка «на вшивость» Цивилева, который на старте своей избирательной кампании заявлял об организации честных и беспристрастных выборов. Теперь убедились: пришел достойный продолжатель дела Тулеева.

Сергей Цивилев (справа). Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Смерть и прибыль

Но чтобы читатель смог погрузиться в день сегодняшний, нелишним будет совершить небольшой экскурс в недавнее прошлое. Чтобы понять, как гибель сотен людей, занятых добычей угля ради превращения недр в замки и яхты для отдельных особей, частично трансформировалась и в уничтожение природных богатств.

Разговоры о том, что Кузбасс не столько равноправный субъект Федерации, сколько колония для пополнения госбюджета и зарубежных счетов отдельных граждан, приближенных к кремлевскому пулу, велись здесь и раньше. Но все отчетливее это стало проявляться в самом конце прошлого и начале текущего тысячелетия. То есть после того, как во главе региона встал небезызвестный Аман Тулеев, и при его непосредственном участии завершился передел собственности в Новокузнецке — черная и цветная металлургия обрела владельцев, указанных Москвой. А затем очередь дошла и до угольной промышленности.

Такого количества трагедий, как в новой России, Кузбасс еще не знал. Накопленного десятилетиями опыта безопасной добычи угля подземным способом словно не было и в помине. В погоне за прибылью новые хозяева жизни откровенно пренебрегали мерами безопасности. Сигнализирующее о повышении опасной концентрации метана в забое оборудование различными способами отключалось, чтобы не допустить простоя и не понести убытки. Задача эта — добиться максимальной производительности любыми средствами — возлагалась на рядовых инженеров и горняков, чья заработная плата оказалась в прямой зависимости от выполнения плановых показателей. В результате, только в ходе крупных аварий с 2000 по 2010 год на шахтах региона погибло 360 человек. Это — не считая взрыва на «Зыряновской» в 1997 году, унесшего 67 жизней. В особом ряду — две трагедии кряду на «Ульяновской» (110 жертв) и «Юбилейной» (39) в 2007 году (Новокузнецк), и взрыв метано-воздушной смеси в 2010 на «Распадской» (Междуреченск, 91 погибший).

Непотопляемый до пожара в «Зимней вишне» Аман Тулеев то винил во всем Ростехнадзор, то самих шахтеров, якобы куривших или принимавших наркотики в забое. И этот бред постоянно транслировался, мало того — воспринимался обществом. Видимо, курить, колоться и взрывать себя шахтеры стали исключительно назло губернатору, коль до этого трагедии с массовыми жертвами хоть и были, но считались большой редкостью. Когда в Междуреченске возмущенные гибелью товарищей шахтеры вышли на улицу и перекрыли железнодорожную магистраль, на их усмирение был отправлен ОМОН — 28 активистов задержали. А губернатор кормил область уже очередными небылицами: там и шахтеров-то не было, почти все — безработные уголовники. И как пример: «13 машин со спиртными напитками и бутербродами» якобы подвезли к путям.

Но постепенно коалиция новой власти и крупного бизнеса внесла в промышленную политику коррективы — решено было организовать масштабную добычу угля открытым способом. Во-первых, таким образом можно было значительно снизить смертность в отрасли, а во-вторых, для начала разработки месторождения и получения первой прибыли требовались не такие уж и большие инвестиции. А значит, принять участие в освоении угольных месторождений могли даже самые жадные — вложенные средства окупались в течение минимального срока. Так началось массовое освоение ранее разведанных участков. При этом о влиянии разрезов на комфортность проживания в рядом расположенных поселках и городах, на быт отдыхающих и работающих на садовых участках никто не задумывался. Все время говорилось и говорится о каких-то мнимых государственных интересах, словно государство давно и напрочь отделено от общества, от обычных людей с их насущными заботами и проблемами.

Началом активной борьбы за свои права можно назвать усилия этнических шорцев — коренных жителей Кузбасса. Они дошли даже до ООН, отстаивая могилы предков, а также поселки Казас и Чувашка, оказавшиеся помехой на пути к получению «быстрых» денег. Результат принятой резолюции в Организации объединенных наций и обращения к представителю РФ с просьбой оказать содействие малочисленному народу России - сгоревшие последние пять домов в Казасе, принадлежавшие тем, кто не хотел переселяться. Злоумышленники найдены не были, несмотря на то, что проехать в данный отрезок таежной зоны, минуя пропускной пункт, который был организован теми же угледобытчиками, просто невозможно. Не помогла даже видеофиксация на пропускном пункте: в какой-то момент оборудование оказалось выключенным.

В самом Кузбассе мало кто считал, что здесь осуществляется дискриминация по национальному признаку, а то и вовсе геноцид. Особенно учитывая сложность происхождения самого главы региона Амана Тулеева и его биографию. Все понимали, что на пути обогащения за счет недр власть и бизнес не пощадят никого — ни шорцев, ни русских, ни татар, ни немцев. Не говоря уже об отсутствии приоритетов по религиозным убеждениям. Дальнейшее развитие событий лишь подтвердило очевидность предположений. «Угольная язва» вскоре начала более активно формировать свои очаги, расползалась по Кузнецкой земле и разъедая ее взрывами и экскаваторами. Никакие локальные землетрясения не могли остановить начатый процесс, никакие требования соблюдать хотя бы элементарные санитарно-эпидемиологические нормы при вынужденном соседстве с населенными пунктами.

А команда Тулеева тем временем бравировала отчетами о наращивании объемов добычи угля, словно возвращая народ в советское прошлое: объявляла публичные благодарности и раздавала награды особо отличившимся за ретивое пополнение оффшорных счетов условных абрамовичей и федяевых. Хотя сам регион по большинству социально-экономических показателей все больше погружался в кризис, а доля заемных средств, взятых областной администрацией совместно с муниципалитетами на осуществление текущей деятельности, лишь нарастала, перевалив за отметку в половину годового регионального бюджета.

Аман Тулеев (слева) на территории шахты «Распадская» после взрывов, 2010 год. Фото: Дмитрий Ярощук / ТАСС

Иногда и сам Тулеев, чтобы дать людям надежду, говорил о том, что уровень добычи угля должен быть ограничен в определенных рамках. Но это на словах, а на деле экспансия открытой добычи лишь продолжалась. И потому тех, кто выступал против создания невыносимых условий для жизни людей и постепенного их выкуривания с привычных мест обитания, он называл просто — бузотерами. Или наемниками, организующими протестные акции за деньги. Формировать и затем озвучивать откровенную ложь, чувствуя полную безнаказанность — вообще отличительная черта властителей современной России, но в Кузбассе это было многократно усилено, и стало важнейшей составляющей всей политической деятельности.

Тем не менее, эпоха Тулеева закатилась. Однако радоваться, как выяснилось, причин нет. Новая администрация региона уже озвучила цифру постепенного наращивания перспективной добычи, которая в итоге будет почти в два раза превышать уровень добытого угля в течение 2017 года. Ожидать чего-то другого от владельца акций угольного предприятия «Колмар», которым сейчас руководит супруга Цивилева, наверное, было бы вообще неразумно. Но таков уж склад характера среднестатистического жителя России - он склонен верить в хорошее.

О том, что ждут от реализации этих планов общественники, отстаивающие свое право остаться жить на земле предков, — в следующем материале, а первую часть статьи «Регион без будущего» читайте по этой ссылке.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2 комментариев

Правила общения на сайте

  • Дмитрий

    Автор просто собрал десяток чужих статей выдав за свой материал? Но главный вопоос: это где именно КПРФ сработало в Центральном то районе?(((С нами точно не спутали? Кто 5 исков об отмене подал ещё до даты выборов.

  • Ольга Ивановна

    Ох и наглые плагиатщики какие. Да если бы не Олег Мальцев, то о нашей проблеме вообще никто никогда не узнал бы!

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: