МБХ медиа
Сейчас читаете:
Регион без будущего — 3. Какие формы борьбы за выживание намерены использовать активисты-экологи в Кузбассе

«МБХ медиа» продолжает серию публикаций о ситуации в угольном Кузбассе. Как действовать и жить дальше, убедившись в том, что ни собственники угольных разрезов, ни ответственные чиновники из администраций разного уровня, ни правоохранительные и контролирующие органы не проявляют серьезного интереса к тому, что пытаются донести до них активисты-экологи, жители Новокузнецка и небольших пригородных поселков.

Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать

Напомним, что в письмах, которые приходят в адрес «бунтарей» из различных официальных органов, в своем большинстве не содержатся прямые ответы на четко поставленные вопросы. Противостояние сегодня приняло и несколько иной поворот: «в атаку» на общественников пошли уже сами олигархи. Главный бенефициар разреза «Березовский» Дмитрий Николаев (ЗАО «Стройсервис») подал в суд на тех, кто мешает ему, жителю Кемерова, беспрепятственно хозяйничать на землях Новокузнецкого и Прокопьевского районов.

Начальные требования в иске, с которым его представители обратились в суд, составили около 14 миллионов рублей. В эту сумму входят якобы потери от 55 минут простоя во время схода жителей Загорского поселения в феврале 2018 года на перекрестке автотрассы Новокузнецк-Костенково и технологической дороги, организованной разрезом. Хотя десятки свидетелей видели, что все то время, пока сотрудники полиции не препроводили в автобус человек пять из числа выступавших, технический арсенал «Березовского» исправно трудился на благо Николаева. Да и ответчиков почему-то выбрали только двоих — Владимира Горенкова и Сергея Шереметьева. Тех, кто уже был подвергнут административному штрафу. Словно все остальные вышли просто прогуляться в чистое поле в 30-градусный мороз.

Впрочем, интересного в организованном акте устрашения немало. «Это ж сколько тогда разрез зарабатывает в день, если 55 минут оценено в 14 миллионов? А в месяц? И почему в таком случае у предприятия не было и нет средств, чтобы не доводить ситуацию до открытого противостояния с жителями?», — спрашивают активисты. Когда-нибудь, надеюсь, мы обязательно это узнаем: два раза уже судебные слушания откладывались по инициативе истца, то оказавшегося слишком занятым (юристы разреза на слушания почему-то ходят только по трое — недокомплект, видимо, чреват последствиями), то вдруг скорректировавшим сумму требований.

Даже становится любопытно, как будут развиваться события дальше — в очередную дату назначенных слушаний. Вроде бы и абсурдность иска очевидна, и любое решение теперь способно лишь обострить противостояние. Назначат выплату бизнесмену Николаеву четырнадцати миллионов — жди массовых выступлений в пригороде и самом Новокузнецке. Под горячую руку обязательно попадут и правительство, и новый губернатор, и президент. Проигрыш же истца — это не только имиджевые потери, но и придание уверенности тем, кто давно и основательно ведет партизанскую войну с «захватчиками». Однако большинство общественников-экологов склоняется к тому, что процедура отсрочек будет продолжаться. А уж затем «они что-нибудь придумают».

Не в персонах дело, а в системе

Очередной «круглый стол» с активистами под условным названием «Жизнь или уголек?» прошел на территории Новокузнецкого отделения КПРФ. Не потому, что все общественники вдруг прониклись идеями марксизма-ленинизма и вступили в партию. Как отмечают сами активисты, их вынуждают заниматься политикой. Не с «Единой Россией» же пытаться наладить контакт, которая дистанцируется от всего, что касается настоящих проблем, и находит себе применение лишь в молодежных субботниках и увеселительных мероприятиях. Здесь, на территории единомышленников, с которыми пытались пробиться в депутатский корпус областного Совета, они и обсуждают итоги проделанной работы, вырабатывают тактику дальнейшей борьбы за выживание на родной земле.

И уж коль речь идет о ближайшем суде над Горенковым и Шереметьевым, то и акцент, в основном, сейчас делается на ситуацию, сложившуюся вокруг разреза «Березовский». Хотя, как понятно из видео ниже, это отнюдь не единственное предприятие, которое вносит дисбаланс в жизнь населения Новокузнецкого района. Экологи-общественники за годы противостояния и бесплодных пока усилий неплохо поднаторели в природоохранном законодательстве, аргументировано оперируют в беседе цифрами статистики — официальной и реальной. Но на данном этапе им кажется более важным донести свою боль до жителей всей России. И потому считают, что необходимо воздействовать не столько на разум, сколько на эмоции, облекая расчеты, мысли и чувства в более понятную и доступную форму.

Много в свое время ими было сказано нелестных слов в ходе протестных акций в адрес бывшего губернатора Тулеева, благодаря которому открытая добыча угля приобрела в Кузбассе массовый характер. Понадобилось время, чтобы осознать: не в личности дело, а в доминирующей в стране системе — выгребать из недр как можно больше, ни на минуту не задумываясь ни о сегодня живущих, ни о потомках. И если Тулеев раньше успокаивал население тем, что 250 миллионов добытого угля в год — предел, то сменивший его Сергей Цивилев без обиняков внес очередные коррективы. Увеличение добычи в полтора-два раза от нынешних 230 миллионов в ближайшие годы — это то, что требуется для экономического прорыва и вывода Кузбасса в число преуспевающих регионов, отметил он, презентуя предвыборную программу «Кузбасс-2035».

Губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев. Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Этих «прорывов» в современной России мы пережили уже немало, однако растет почему-то не благосостояние народа, а лишь количество долларовых миллионеров и миллиардеров. Общественник Татьяна Морозова теперь не без удовольствия цитирует бывшего губернатора, который, чтобы поддержать имидж «народного», сам с высоких трибун иногда приобщался к недовольным, к тому, что происходит в угольной отрасли Кузбасса. «Суммарная мощность зарядов, которыми ежегодно вскрывают карьерные пласты, равна 300 бомбам, сброшенным на Хиросиму, — повторяет она расчеты Тулеева. — Но ведь это не предел, если учесть, что уже в нынешнем году „Роснедрами“ было дополнительно выдано 350 лицензий. Все время идет речь только о добытых миллионах тонн, от которых наша жизнь никогда не менялась в лучшую сторону, о каких-то мнимых перспективах, и ни слова — непосредственно о человеке».

Люди любят родной Новокузнецк, однако миграция в последние годы просто пугающая. Неудивительно, что в такой ситуации областной центр Кемерово в кои-то веки догнал его и даже перегнал по численности населения. И если бы не подпитка человеческими ресурсами из многочисленных, но все же небольших населенных пунктов, расположенных рядом, Новокузнецк давно бы вышел из числа городов России с населением 500 и более тысяч человек, считает Морозова.

«Мы взрываем, чтобы сделать более благоприятной жизнь населения»

Говоря о растущем показателе онкологических заболеваний в Новокузнецке и пригороде, об увеличении детей-аллергиков, о невозможности вырастить урожай на приусадебном участке, который под агрессией угольной пыли гибнет на корню, о приходящих постепенно в негодность жилых и дачных строениях, подвергающихся испытанию соседними взрывами, Людмила Топоровская сетует: «Ладно была бы война. Все для фронта — все для победы. Это бы мы поняли. Но живем-то в мирное время, хотя нередко и просыпаемся от звука канонады». В городе, отмечают участники «круглого стола», уже практически все знают, когда готовится погрузка на экспорт очередных тонн дорогого антрацита — и потряхивает от взрывов неплохо, и от мощных звуков срабатывает сигнализация в автомобилях.

Уничтожая леса, загрязняя водоемы, отравляя воздух, практически никто из угольщиков не строит планы по рекультивации использованных для получения прибыли и загубленных в итоге земель. Включая и «разрез «Березовский». Вместо этого по нескольким местным телеканалам и явно на коммерческой основе периодически выходят в эфир сюжеты о том, какую неоценимую заботу они проявляют о жителях близлежащих населенных пунктах. То линию электропередач заменят, то асфальт где-то положат, то воду в дом подведут, то праздник какой-нибудь организуют…

«А как вам такое разрекламированное событие — за месяц было сделано 5 238 шурфов под закладку взрывчатки — а это мировой рекорд, — с долей иронии отмечает кандидат математических наук и общественный инспектор Ростехнадзора Александр Филин. — И знаете, что по этому поводу сказал технический директор разреза? „Мы взрываем, чтобы сделать более благоприятной жизнь населения“. Забыл только упомянуть, во сколько раз после каждого взрыва повышалось в воздухе содержание аммония. А также оксида углерода — вреднейшего компонента, направление миграции которого не зависит даже от розы ветров. Облако способно полететь хоть куда».

Разрез «Березовский». Кадр из видео

Впрочем, даже рекультивация, по мнению Сергея Шереметьева, не даст положительного результата в ближайшие сто лет. «Это в принципе невозможно, учитывая, что земля вывернута наизнанку, — говорит он. — А если учесть, что зачастую владельцы разрезов действуют в связке с властями, и потому перед началом каких-либо работ не утруждают себя созданием и утверждением проектной документации, проведением соответствующей экспертизы, то оценить нанесенный природе и всем нам ущерб чаще всего невозможно».

Неимоверный ущерб нанесен даже будущим поколениям жителей России, но в суде отстаивают сегодня свои права почему-то не новые хозяева жизни, а протестующие против такой несправедливости Горенков и Шереметьев. Что, впрочем, закономерно. «Нам только лишь в глаза не говорят, что мы люди второго и третьего сорта, — улыбается бывший заведующий кафедрой Сибирского государственного индустриального университета Александр Филин, — но всячески дают понять, кто мы, а кто они».

Группа общественников сделала попытку выступить на состоявшемся недавно в Новокузнецке экологическом форуме. Их, как могли, долго игнорировали. Но в последний день выделили все-таки полторы минуты — в самом конце работы по секциям. Там Александром Филиным и была озвучена еще одна проблема, на которую необходимо обратить внимание. Хотя бы потому, что Новокузнецк всегда был и остается городом с повышенной сейсмоопасностью.

«В суд тоже можно обращаться, но перспектив мало»

Пытаясь понять логику дальнейших действий активистов, задаю прямой вопрос: «Может, локальные акции протеста, митинги уже изжили себя, приелись? Люди уже не так активно вас поддерживают, не демонстрируют былую массовость — просто ждут в интернете новости о прошедшем событии, о том, удалось ли чего добиться или нет. Наверное, не вызывают большого оптимизма у них и видео, на которых „космонавты“ с дубинками в руках наводят порядок в рядах демонстрантов, пересчитывая недовольным ребра за их же деньги, получаемые из бюджета. Не стоит ли начать подавать массовые иски в суд, защищая свой кров, свою землю? Как это делают и хозяева разрезов, отстаивая свои барыши».

Предложение не вызвало энтузиазма уже потому, что любые судебные разбирательства требуют немалых материальных затрат. А где взять на это деньги людям, у которых всеми правдами и неправдами пытаются отнять последнее? Но дело даже не в этом, считают активисты, а в несовершенстве действующего законодательства и в заключенных уже на предварительном этапе договоренностях между собственниками разрезов и властями. Одно только отчуждение земель, принадлежащих или арендованных гражданами, в пользу государственных нужд при освоении месторождений, их беспрепятственный перевод из сельскохозяйственного назначения в промышленное уже вызывает немало вопросов.

«Хотелось бы понять, кто стоит за этим расплывчатым определением — «государство?», — недоумевают активисты. И сами же высказывают предположение: явно не те живущие на этой земле люди, оказавшиеся на пути угледобывающих компаний, зарегистрированных в самых различных точках планеты. Не случайно при судебном разбирательстве в Беловском районе, где 163 пайщика из поселка Менчереп отстаивали свое право на землю, переведенную в промышленное пользование на основании выданной лицензии компании «Сторойпожсервис», представитель угольщиков был предельно самоуверен: «Я ничего у вас не собираюсь выкупать. Я землю заберу просто так». Впрочем, это не самоуверенность, а лишь интерпретация государственного подхода к решению задач, где интересы простого человека, малого бизнеса ничего не значат. Особенно после того, как свое веское слово уже сказали «верхи», подписавшие с бизнесом соглашение о социально-экономическом партнерстве. В результате, одни получают деньги, другие — надежную «крышу».

Активисты: Юрий Бондарь, Людмила Топоровская, Татьяна Морозова, Александр Филин (слева направо). Фото: Владимир Максимов

Вот и правоохранительные органы отказались проводить расследование в отношении последних сгоревших домов в шорском поселке Казас, которые оказались помехой угольной компании «Южный», рвущейся к антрациту. Не привели к желаемому результату даже обращение активистов и Яны Таннагашевой, в частности, в ООН, их ссылка на беспардонное нарушение религиозных чувств коренного населения: «Прежде, чем добывать уголь там, необходимо было перенести дух, который защищает территорию». Это за шутки в православном храме можно легко попасть на нары, а здесь не шутки — здесь все серьезно. И вообще, кто такие шорцы, что за вера такая?

Непосредственно в черте Киселевска — соседнего с Новокузнецком города с населением около 90 тысяч человек — работают сразу девять разрезов. Многие из них были организованы на основе бывших шахт. Для кого-то может показаться дикой информация о том, что маршрут трамвая может проходить в 300 метрах от карьера. О полуразрушенных строениях, где живут люди, и говорить нечего. Но никого из руководства города и региона данная ситуация по-настоящему не беспокоит. У прежнего губернатора была одна «отмазка» — зато проезд для пенсионеров на этом трамвае стоит всего четыре рубля, у следующего — другая: копать и продавать уголь надо до тех пор, пока все в Кузбассе не станут богатыми. Ответы на возмущенные письма в различные инстанции — обыкновенные отписки. Почему? А кто виноват, что город построили на месторождении дорогого угля? Не нынешние же мэр с губернатором.

Общественники готовы часами приводить примеры и собственные контраргументы: да, судиться в отдельных случаях можно, но чаще всего бесполезно. «Вы знаете, что сказала судья сразу же после того, как вынесла решение о присуждении штрафа тем же Горенкову и Шереметьеву за акцию протеста 17 февраля? — говорит Юрий Бондарь. — Это произошло после их задержания буквально через два дня. Назначив наказание, она как бы подвела итог, оценив событие открытым текстом уже без протокола: „Чтобы другим неповадно было“. То есть, судья руководствовалась не столько законом, сколько личным убеждением, кому и что в этом мире можно, а кому запрещено».

Нет, общественники не намерены отказываться от публичных акций, привлекающих к себе внимание. Они убеждены, что таким образом количество их единомышленников непрерывно растет. И пусть пока не все готовы говорить об этом открыто, понимание, что так жить нельзя, к населению все равно постепенно приходит. Происходящее на юге Кузбасса нельзя назвать борьбой отдельных заинтересованных лиц за собственное благополучие. Это касается не только абсолютного большинства сегодня здесь живущих, а их детей, внуков тоже. Ведь всем благополучно мигрировать из этой закопченной и распроданной области, которая с годами становится все более непригодной для жизни, не удастся.

P.S. Пока материал готовился к публикации, прошло очередное судебное заседание, где рассматривался вопрос о причинении гражданами Горенковым и Шереметьевым материального ущерба в размере примерно 14 миллионов рублей гражданину Дмитрию Николаеву (ЗАО «Стройсервис»). Заслушав доводы сторон и некоторых свидетелей, суд перенес заседание на 6 декабря, обязав истца и ответчика привести веские аргументы в пользу своих доводов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

3 комментариев

Правила общения на сайте

  • Ольга

    Вы бы лучше написали как убили металлургию в Новокузнецке. Как на КМК и Запсибе десятки тысяч людей сократили, именно поэтому численность населения упала. Разрезы очистные строят. А на «вонючем» перекрестке в Старокуйбышево канализация в Абу напрямую течет, а потом в Томь. И никому дела нет.

    • Владимир

      Все проблемы начинаются с Кремля, занятого временщиками! Сообщите, как вы лично защищали металлургов?

  • Татьяна

    Как хорошо, что есть еще активисты. Интересно, какое решение примет суд. О том какие у нас суды знаю. Приходилось участвовать.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: