Террористические чаепития монархистов — родственники фигурантов дела «БАРС» ждут решения суда уже три года – МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
Террористические чаепития монархистов — родственники фигурантов дела «БАРС» ждут решения суда уже три года

Террористические чаепития монархистов — родственники фигурантов дела «БАРС» ждут решения суда уже три года

Монархистов из Калининграда, со звучным названием «БАРС», выступавших за возвращение городу названия Кенигсберг, вот уже три года держат в СИЗО. По версии ФСБ, члены «БАРС» участвовали в террористическом сообществе и готовили в регионе захват власти с последующим присоединением к Евросоюзу. В мае 2017 года Александра Оршулевича, Игоря Иванова, Александра Мамаева арестовали по ч. 2 ст. 205.4 УК РФ. 27 сентября 2017 года арестовали Николая Сенцова. Лидер «БАРСа» Александр Оршулевич проходит по делу как организатор — ч. 1 ст. 205.4 УК РФ. Дело «БАРС» рассматривается в Балтийском военном суде Калининграда с декабря 2019 года. Мы встретились с родственниками и адвокатами подсудимых, и узнали, что они думают о судебном процессе.

«Где тогда он собирался быть царем, в Германии?»

В мае 2017 года Александра Оршулевича арестовали и предъявили несколько серьезных обвинений: создание террористического сообщества (ч.1 ст. 205.4 УК), публичные призывы к терроризму (ч.1 ст. 205.2 УК) и экстремизму (ч.1 ст. 280 УК), а также хранение оружия (ч.3 ст. 222 УК) и взрывных устройств (ч.3 ст. 222.1 УК). Следствие считает, что Оршулевич в июне 2008 года создал «БАРС» якобы с целью дестабилизации политической обстановки в Калининградской области, и призывал к убийству Владимира Путина. А также он, Мамаев и Иванов распечатали и распространяли в общественных местах экстремистские листовки с символикой «БАРСа».

Лидер движения «БАРС» Александр Оршулевич пожаловался на пытки со стороны сотрудников ФСБ, но не был услышан судом. На суде, рассказывая о сути движения, Оршулевич пояснял, что мероприятия группы были направлены на благотворительность: «БАРС» отстоял дом-интернат для слабослышащих детей, помог в расселении аварийного дома, оказывал правовую помощь, а также способствовал сохранению парков и памятников. В суде состоялся допрос засекреченных свидетелей, на показаниях которых строится обвинительное заключение. Мать Оршулевича Ольга Климентьева посещает все судебные заседания и подчеркивает — засекреченные свидетели дают показания, которые не вяжутся между собой. Большая часть свидетелей обвинения были понятыми при обысках у БАРСовцев и пришли в квартиру вместе с полицией.

«Один свидетель говорил, что Саша хотел быть царем, при этом он также хотел отделить Калининградскую область от России и присоединить ее к Германии. Непонятно, где тогда он собирался быть царем — в Германии? Другой говорил, что „БАРС“ готовили офицеров из молодежи. При этом допросили школьников, 14-летних ребят. И вот эти вот „офицеры“ должны были нападать на воинские части и забирать оружие?», — удивляется Ольга Климентьева.

Одним из доказательств вины Александра Оршулевича прокурор назвал статью «Основы русского сверхнационализма», написанную организатором «БАРС». По словам матери фигуранта, прокуратура отправила на экспертизу измененную версию статьи.

«Отправили на экспертизу не ту статью, которая распространялась участниками в печатном виде, а ту, которая выложена на какой-то экстремистский сайт, к нему „БАРС“ не имеет отношения. Вероятно, эта версия статьи была отредактирована так, как было нужно следователю», — уверена Ольга.

Матери Александра Оршулевича Ольге Климентьевой пришлось поменять работу, чтобы заниматься внуками — у Александра четверо детей

«Я так боюсь за его детей — в маленьком возрасте переживание таких событий ломает психику. Младшему три года, старшей девять. Я психолог, а теперь работаю уборщицей. Невестка работает до вечера, я на работе с 6 до 11 утра, потом забираю детей и провожу с ними целый день. Все три года сотрудники ФСБ вели с Сашей постоянные беседы, угрожали. Говорили, что даже если не смогут его посадить, все равно не дадут спокойно жить всей нашей семье», — вздыхает Ольга.

«Мама, мне подкинули!»

В 2017 году организатор движения «Балтийский авангард русского сопротивления» в Калининграде Александр Оршулевич объявил, что перестает руководить им из-за претензий прокуратуры. Тогда ячейку монархистов возглавил Игорь Иванов, которому на тот момент был 21 год. По версии ФСБ Иванов был лишь прикрытием, а Оршулевич продолжал возглавлять «БАРС». Теперь Игорю Иванову вменяют активное участие в террористическом сообществе, в том числе в качестве заместителя Оршулевича. В его квартире были найдены два аэрозольных баллончика с краской и несколько трафаретов с надписями «Путину смерть, Царю престол», «Вернем Калининград в Германию» и «Бей жидов — спасай Россию». По версии следствия на его телефоне были найдены макеты листовок, призывающих к убийству президента и насильственному захвату власти в регионе.

Мать Игоря Иванова Елена Иванова выступала на заседаниях в качестве свидетеля — она рассказывала, как во время обыска у них в квартире сотрудники ФСБ подбросили ее сыну листовки с экстремистскими лозунгами.

«Все эти предметы подбросили сыну. В суд вызывали сотрудников ФСБ, которые проводили обыск, конечно же, они сказали, что никаких подбросов не было. Стоило все же назначить экспертизу отпечатков пальцев, но никто этого не сделал», — говорит Елена.

Игорь Иванов. Источник: memohrc.org

Елена Иванова возмущена тем, что стороне обвинения дали несколько месяцев на предоставление доказательств, а у адвокатов есть всего неделя.

«Игорь настроен позитивно в целом, он уверяет меня, что судья настроен справедливо, но я таких выводов пока не делаю. В мае будет три года, как ребят посадили. Уже даже сотрудники пункта передач поменялись, а они все сидят».

Считается, что у еще одного фигуранта дела «БАРС», Николая Сенцова самое легкое положение из всех — в «БАРС» по словам Николая, он не состоял, ходил лишь на несколько митингов, организованных монархистами. Тем не менее, он обвиняется в участии в террористическом сообществе и хранении оружия и взрывчатых веществ. Мать Николая Ольга Сенцова уверена, что боевые патроны, найденные при обыске, ее сыну подбросили.

«Во время обыска меня не пускали в Колину комнату, я услышала только, как он закричал „Мама, мне подкинули!“. На судах свидетели утверждали, что Николай должен был найти для „БАРС“ оружие, оставшееся после военных действий 1945 года. Но при этом никакого старого оружия у нас при обыске не нашли, только макеты, которые мой сын коллекционировал. На все макеты есть документы. Когда я ездила к нему на свидание в СИЗО, он рассказал, что в макет пистолета Макарова при обыске вставили боевые патроны», — рассказала Ольга Сенцова.

В СИЗО у Николая случился инсульт, здоровье сильно подорвалось, мать опасается за состояние сына и надеется, что Николая могут оставить отбывать наказание в Калининградской области.

Террористические чаепития

Члены «БАРС» порой проводили открытые собрания, которые мог посетить любой желающий, и, как уверяет Оршулевич, просто выпить с представителями движения чаю. С верующими горожанами за чаем свободно общался и Александр Мамаев, он же отец Николай, священник Русской православной церкви заграницей, теперь обвиняемый в участии в террористическом сообществе.

Следствие обвинило Мамаева, в том, что он якобы являлся «духовным лидером „БАРС“». Сам Мамаев на суде утверждал, что он вообще не был членом «БАРС», несмотря на то, что он «духовно их окормлял». Будучи священником РосПЦ, он жестко критиковал РПЦ и патриарха Кирилла, что, по мнению адвокатов, и стало реальной причиной его преследования.

Свидетель обвинения, он же понятой при обыске обвиняемого Александра Мамаева, Сергей Сысковец, на суде упомянул, что видел, как полицейские изымали у отца Николая статуэтку офицера СС, документы, технику, православные газеты и журналы. На это Мамаев возразил: «Эти вещи мне подбросили, все, кроме православной литературы».

Александр Оршулевич и Николай Мамаев. Источник: Facebook

Засекреченный свидетель под ехидным псевдонимом «Жеглов» на суде по аудиосвязи дал показания против священника.

«Мамаев, его называли отец Николай, проводил обряд крещения, это и было посвящением в „БАРС“. Мамаев это их духовный лидер — он благословлял все действия организации», — рассказал «Жеглов»

Любовь Волкова, прихожанка русской православной церкви заграницей, знает отца Николая уже больше десяти лет и не верит обвинению, считая его абсурдным.

«Люди, для которых слова „честь, совесть и достоинство“ не пустой звук, неугодны абсолютно нашему обществу. Я знаю и Мамаева и Оршулевича уже больше 10 лет и никогда от них никаких радикальных высказываний не слышала. Отняли у людей три года жизни», — подчеркивает прихожанка.

Рассекреченные свидетели

После задержания активистов «БАРС» и заявлении о пытках со стороны Александра Оршулевича, делом заинтересовался КОС — комитет общественной самозащиты. Его представители вступили в переговоры с «Агорой» и «Мемориалом» и нашли адвокатов для фигурантов дела.

Анна Марьясина, член комитета общественной самозащиты подчеркивает, что многим правозащитникам было сложно заниматься этим делом в связи с тем, что активисты сторонники националистических убеждений

«Но ведь право существует для всех. Мы с „БАРС“ тоже далеко не единомышленники, но когда их арестовали, очень быстро стало понятно, что дело сфальсифицировано ФСБ, дутое и что кроме нас никто не собирается за них вступаться. Мы заявили, что считаем „БАРС“ политзаключенными, начали переговоры и с „Агорой“, и „Мемориалом“, но безуспешно, и тут очень кстати пришел выигрыш по одному нашему делу из ЕСПЧ, поэтому мы смогли сами нанять адвоката Дмитрия Динзе. После этого дело сдвинулось, пошла огласка и „Мемориал“ тоже признал их политзаключенными, уже вместе с Николаем Сенцовым», — рассказала Анна

Несмотря на то, что обвинение базируется на показаниях засекреченных свидетелей, некоторых из них удалось рассекретить. Анна Марьясина рассказала, что некто «Жеглов» работал непосредственно на правоохранительные органы.

«Оршулевич сделал заявление, что читал его показания в процессе ознакомления с материалами, когда еще тот не был засекречен и знает, кто это: Дмитрий Шипилов, активный участник „БАРС“ в 2017 году, другое имя — Дмитрий Романов. Он непосредственно работал на органы, вел скрытую аудио и видео запись. Свидетель „Власов“ тоже почти наверняка опознан, есть варианты. За ним скрывается реальное лицо, в отличие от „Краснова“, по поводу которого все подсудимые уверены — это персона, сконструированная ФСБ, зачитывающая сфабрикованные показания по аудиосвязи», — пояснила Анна Марьясина

В связи с пандемией коронавируса, заседания по делу «БАРС» продолжатся в закрытом режиме с 1 апреля. Родственники и адвокаты фигурантов опасаются, что в отсутствие огласки членам «БАРС» могут назначить слишком суровые сроки.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: