МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Упал и немного ударился головой…» Житель Нижнего Тагила умер после трех дней избиений в отделе полиции

«Упал и немного ударился головой…» Житель Нижнего Тагила умер после трех дней избиений в отделе полиции

В Нижнем Тагиле в суд передано уголовное дело по факту гибели 41-летнего местного жителя Станислава Головко. Обвиняемые — трое сотрудников полиции: оперуполномоченные Дмитрий Панов, Анатолий Быков и Егор Ялунин, проходившие службу в отделе № 17. Им инкриминируются ч. 3 ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий» (до 10 лет лишения свободы) и ч. 4 ст. 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего» (до 15 лет лишения свободы). Сами обвиняемые свою вину не признают. По версии полицейских, все увечья погибший нанес себе сам.

Задержание и смерть

15 сентября прошлого года в отдел полиции № 17 Нижнего Тагила обратилась предприниматель Марина Хаматдинова. Она сообщила, что неизвестные похитили из ее торгового павильона 148 600 рублей. Расследовать дело поручили оперуполномоченным Анатолию Быкову и Орхану Агаеву.

Спустя 12 дней, 27 сентября 2017 года, оперуполномоченные Быков и Агаев предъявили начальству подозреваемого: 41-летнего Станислава Головко. Мужчину задержали в квартире его знакомого Дмитрия Рублева.

— За четыре года до произошедшего Стас развелся с женой, — рассказывает сестра погибшего Екатерина Головко. — Развод он переживал очень тяжело, тем более, что с супругой остался их сын. Начал пить. В последнее время у него не было постоянной работы: то работал стропальщиком на «Уралвагонзаводе», то сторожем на рынке. Дмитрий Рублев, у которого его задержали, тоже… может выпить.

Задержание Станислава Головко, согласно показаниям Рублева, выглядело так: «Он (Рублев. — „МБХ медиа“) увидел, что во двор подъехал автомобиль „Газель“ с цветографическими схемами с надписью на борту „Полиция“. Из „Газели“ вышел сотрудник полиции по имени Николай (небольшого роста, очень плотного телосложения). Ранее Рублев с ним пересекался, поэтому ему известно его имя. Николай стал кричать, чтобы Головко С. Н. выходил, в противном случае обещал разбить окна в квартире. Одновременно кто-то стал стучать в двери квартиры. Он спросил у Головко, в связи с чем его ищут. Тот ответил, что не знает. Он предложил ему выйти к сотрудникам полиции. В этот момент Головко был в футболке и брюках. Головко согласился выйти из квартиры и поговорить с сотрудниками полиции. В этот момент Головко находился в состоянии легкого алкогольного опьянения, вел себя абсолютно адекватно. После того, как он (Рублев. — „МБХ медиа“) открыл дверь, стоящий возле дверей сотрудник полиции Николай сразу, ничего не объясняя, нанес ему удар прикладом автомата в грудь. От удара он испытал физическую боль и упал на спину на пол. При этом Николай предъявил ему претензию по поводу того, что он не сразу открыл дверь. Он был обескуражен происходящим. Краем глаза он увидел, что Головко выкрутили руки и надевают наручники. Стас не кричал, не возмущался, сопротивления не оказывал. Мог ли он удариться головой о стену во время задержания, не знает».

Позже Рублев уточнит свои показания и сообщит, что прикладом полицейский Лавренюк его не бил, а он выдумал этот эпизод, потому что «в тот момент был зол и хотел его оговорить, так как Лавренюк регулярно его задерживает за совершение преступлений».

Станислава Головко доставили в отдел. Записи с камер наблюдения зафиксировали, что его заводят в полицейский участок уже избитым: много крови над левым глазом.

— Что сразу-то дверь не открыли? — спрашивает его полицейский. — Я же сказал, по-доброму: «Двери мне открой».

На другой записи, сделанной, судя по всему, самими сотрудниками полиции, у Станислава видны гематомы вокруг глаз, разбита голова. Между ним и авторами видео происходит довольно бессвязный диалог:

— Чего случилось-то, Стас? Чего красивый такой? — спрашивает голос за кадром.

— Кто будет стричь? — отвечает Станислав.

— Кого?

— Меня. Ну я же сказал: наручники…

— А, наручники? Так сейчас «болгаркой» распилим.

— Кофту мне прожжете…

— Кофту? Ты за кофту переживаешь?

Что было дальше — известно лишь фрагментарно. На третий день после задержания (а всего Головко провел в отделе полиции и спецприемнике четыре дня) Станиславу вызвали скорую психиатрическую помощь. Однако прибывшая в спецприемник бригада забирать его отказалась, заявив, что неадекватное поведение Станислава может быть вызвано черепно-мозговой травмой. Тогда вызвали обычную «скорую».

Фельдшер Матвеева на следствии так описала увиденное: «В ходе осмотра зафиксировала у Головко ярко выраженные параорбитальные гематомы, иных ярко выраженных повреждений на последнем не заметила. Головко вел себя неадекватно, все время порывался встать, уйти, пояснял, что хочет гулять, говорил что-то нелогичное и не относящееся к происходящему, адекватно отвечал только на вопрос о своем имени. Фельдшер спецприемника и находящиеся рядом сотрудники полиции говорили, что Головко 27.09.2017 был избит, получил удары кулаками по голове, а также до этого алкоголизировался в течение месяца. Кроме того, фельдшер спецприемника пояснила, что ухудшения состояния Головко наступило 29.09.2017 в утреннее время. О том, кем и где был избит Головко, фельдшер и полицейские не поясняли. Когда они спросили Головко о том, избивали ли его, то последний им внятно ответить не смог».

Станислав был госпитализирован. 30 сентября ему сделали трепанацию черепа. 2 октября домой к Екатерине Головко пришел Дмитрий Рублев.

— Он передал мне записку с номером телефона, на ней было написано: «Реанимация», — рассказывает она. — Я позвонила. Никто из врачей толком ничего не мог объяснить. Они лишь сказали, что у Стаса поврежден один из желудочков головного мозга. Сказали, чтобы я приезжала на следующий день. Когда я позвонила в реанимацию на следующий день, мне сказали, что брат умер.

Станислава Головко заводят в участок (сзади Анатолий Быков). Фото из материалов дела

«Падал сам»

Задерживавшие и допрашивавшие Станислава Головко сотрудники полиции утверждают, что никаких побоев ему не наносили. Полученную Станиславом травму головы обвиняемый Дмитрий Панов, например, объясняет тем, что при задержании на Станислава упал полицейский Николай Лавренюк. Он отмечает, что сам этого не видел, но, по словам его коллег, «кто-то из них (Головко и Лавренюка. — „МБХ медиа“) запнулся, после чего они вместе упали. После этого у Головко на лбу слева образовались повреждения, также при падении был слышен хруст».

Один из задерживавших Станислава полицейских Орхан Агаев рассказал об этом так: «Выходя из подъезда, Головко споткнулся о порог, стал падать лицом вперед, при этом потянул Лавренюка, который держал его за руку, за собой. Головко упал на переднюю часть туловища, при этом ударился лицом об асфальт. Лавренюк, видимо не удержав равновесие, также упал сверху на спину Головко, придавив того своим телом. На левой части лба у Головко появились повреждения (ссадины), которые образовались, видимо, при ударе лбом об асфальт».

Сам Николай Лавренюк факт падения на Станислава Головко отрицает вовсе.

Уже в отделе, по словам обвиняемых, Головко продолжил падать: «Он встал и пошел к двери кабинета, но не доходя до двери, споткнулся и упал, немного ударившись головой о деревянный дверной проем», — засвидетельствовал оперуполномоченный Егор Ялунин, проводивший допрос Станислава.

Итог падений: множественные ссадины, кровоподтеки, закрытые переломы девяти ребер, перелом костей основания черепа.


«Панов сказал, что он здесь — закон»

Пролить свет на то, что происходило со Станиславом Головко в отделе полиции и спецприемнике с 27 по 29 сентября, помогают показания его сокамерников.

Например, свидетель Денис Стуков рассказал на следствии: «Головко неоднократно жаловался сотрудникам дежурной части на то, что ему плохо и сильно болит голова. По внешнему виду Головко было понятно, что ему плохо. Головко рассказал ему (Стукову. — „МБХ медиа“), что в ходе задержания кто-то из сотрудников полиции ударил его по голове, от чего, насколько он понял, и образовалась гематома на лбу. Головко указал, что ему вменяют в вину кражу мобильного телефона, при этом пояснил, что ничего подобного не совершал, а сотрудники полиции задержали его только по той причине, что ранее он привлекался к ответственности за хищение. Также Головко пояснял, что в течение дня 27.09.2017 после доставления в отдел полиции с ним работали сотрудники уголовного розыска и принуждали, чтобы тот сознался в якобы совершенном им преступлении, и подписал какие-то бумаги, при этом наносили удары по телу <…> 28.09.2017 в утреннее время Головко вывели из помещения дежурной части двое оперативников уголовного розыска, один из которых был Панов. По внешнему виду Головко можно было однозначно сказать, что после того, как с ним поработали оперативники, он стал выглядеть и чувствовать себя намного хуже, вплоть до того, что он не мог самостоятельно пройти в уборную. Перед тем, как их собрались доставлять в суд, в помещение дежурной части пришел Панов и, подойдя к их камере, обратился к Головко, поясняя тому, что если он хочет, чтобы у него все было в порядке, то он не должен никуда обращаться и жаловаться на сотрудников полиции, а по поводу телесных повреждений пояснять, что сам упал и ударился. Затем Панов увидел его (Стукова) и продолжил разговаривать с ним, сказал, что он допрыгался и теперь находится в отделе полиции, где тот сможет сделать с ним все, что захочет, и ему за это ничего не будет, поскольку он здесь „закон“. Также Панов высказал в его адрес угрозу, пояснив, чтобы он не вздумал что-либо говорить про произошедшее и увиденное им (речь шла о Головко), и пригрозил тем, что он знает, какая у него машина, и та может сгореть».

Аналогичные показания дали и другие сокамерники Станислава. Посмертное обследование тела Головко показало, что переломы ребер у него возникли от удара или давления тупого предмета, а кровоподтеки на плечах, локтях, предплечьях и других частях тела — «как минимум от 29 травмирующих воздействий тупого предмета».

Все подозреваемые по делу о гибели Станислава Головко были арестованы в октябре прошлого года. В апреле 2018-го их чуть было не выпустили на свободу: судья Дзержинского районного суда Нижнего Тагила Наталья Ильютик постановила отпустить их из СИЗО и поместить под домашний арест. Однако это решение удалось успешно оспорить в Свердловском областном суде.

И последний факт: по сообщениям нижнетагильских СМИ, на суды по избранию Панову, Быкову и Ялунину меры пресечения поддержать их приходили по два-три десятка сотрудников полиции.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

3 комментариев

Правила общения на сайте

  • Ольга

    Сволочи.

  • Прокл

    И это Вы называете «новостью»?! Тогда я, просыпаясь, буду извещать домочадцев: «Срочная новость! Я проснулся!»
    То, что опера избивают сидевших при задержании — это уже стало обычной практикой. Очнитесь! Вы живёте в фашистском государстве! Это моё личное мнение. Кто думает по-другому, милости прошу на допрос!

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: