МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Вам скорая не нужна»: Около 2000 человек в Псковской области остались без неотложной медицинской помощи

«Вам скорая не нужна»: Около 2000 человек в Псковской области остались без неотложной медицинской помощи

В Лядской волости Плюсского района Псковской области закрыли пост скорой помощи. Чиновники сообщили, что делают это из-за новых нормативов Минздрава и нехватки фельдшеров. Почему поставить жизни людей под угрозу, лишить работы рядом с домом специалистов и водителя оказалось проще, чем найти двух медиков, власти объяснить не смогли. В итоге жители 65 населенных пунктов теперь надеются на скорую из района, но из-за разбитых дорог та приезжает только через несколько часов. В ноябре 56-летняя жительница уже умерла, не дождавшись врачей. До этого в деревню к маленькой девочке с ожогами скорая ехала четыре часа.

«9 сентября избрали, а 1 октября закрыли»

В Лядах скорая помощь была всегда. Местные жители в этом убеждены. Водители работали здесь 30 с лишним лет, планировали дольше, но не срослось. «Нашу Плюсскую больницу пару лет назад объединили со Стругокрасненской, превратили в филиал, и пошел развал везде, не только у нас. Объединение медицину к хорошему не приводит», — объясняет нам фельдшер Плюсской районной скорой помощи Мария Варковец.

«Для вас ничего не изменится, просто по документам станете филиалом», — клялись чиновники. Но после такой якобы формальной реорганизации в Плюссе ликвидировали хирургическое отделение, сократили койко-места в терапевтическом, а в детском и вовсе оставили три кровати. Люди жалуются: тут и до Плюссы многим долго добираться, а в Струги Красные прямой автобус далеко не каждый день ходит. Жители просят, чтобы маршрут обслуживали хоть два раза в неделю, но власти в ответ лишь постоянно обещают «рассмотреть и проработать вопрос». «Ну, кто тут у нас может нанять такси за 1200 и поехать в Струги к хирургу? Да и отношение там к нам разное», — жалуются местные пенсионеры.

Медикам Плюсской больницы чиновники рассказывали, что филиализация поможет сэкономить бюджетные деньги, но, очевидно, понимали экономию как-то по-своему. Сразу после того, как учреждение стало филиалом, в нем закрыли пищеблок, где готовилась еда для стационарных больных. Теперь завтраки, обеды и ужины возят три раза в день из Струг Красных, что в 27 километрах от Плюссы.

После таких перемен фельдшеры и другие медики из Плюсского филиала начали переводиться в соседнюю Лугу. Там вместо привычных 14 600 рублей медработникам среднего звена платят около 30 000 рублей, а в военном госпитале зарплата и вовсе доходит до 35 000 рублей.

Из-за нехватки медиков Плюсский филиал Стругокрасненской больницы начал постоянно вызывать фельдшеров Лядского поста скорой к себе на дежурство: формально тот напрямую подчиняется районному. Постоянно ездить на смены за 50 километров медикам было неудобно: здесь все живут своим хозяйством — за скотиной нужно регулярно присматривать, дом топить. Лядские фельдшеры такой жизни не выдержали и по примеру плюсских стали увольняться. После того, как еще и скончалась от онкологического заболевания медик Евгения Кириллова, их осталось двое, причем вторым был врач офиса общей практики Алексей Голубцов, он совмещал должности доктора и фельдшера.

Летом в Ляды приехало областное начальство из комитета по здравоохранению и фармации и предложило медикам ознакомиться с планом о ликвидации поста. Люди бумаги подписали и заволновались. Дело было перед выборами, поэтому в ответ на запросы местного депутата от «Единой России» Татьяны Моховой глава комитета (на тот момент — прим. «МБХ медиа») Игорь Потапов сообщил, что и офис врача общей практики, и скорая помощь в Лядах будут непременно сохранены. «Жаль, что власти нас в августе обманули. В сентябре были выборы, и можно было организовать акцию неповиновения по Лядской волости. Получил бы Михаил Ведерников (выигравший выборы кандидат от партии „Единая Россия“ — прим. „МБХ медиа“) один голос от председателя собрания и все. Но 9 сентября избрали, а 1 октября пост скорой закрыли. Прекрасная схема!», — возмущается житель волости Виктор Анзель.

Здание поста скорой в Лядах. Фото: Людмила Савицкая

После выборов в Ляды приехал свежеизбранный губернатор Ведерников и торжественно открыл пожарный пост, который местные просили построить последние пять лет. «Мы сгораем, пока до нас едут пожарные», — жаловалась спикеру областного парламента Александру Котову пенсионерка Галина Осипьян еще в 2013 году и рассказывала, что тринадцать деревенских домов превратились в пепелище из-за отсутствия «своей пожарки». Котов тогда обещал построить пожарный пост в 2014 году, но ждать пришлось до 2018 года.

Галина Осипьян и в этот раз без наказов и просьб власти не оставила и потребовала оставить скорую в Лядах. «Пост обязательно нужно сохранить», — отреагировал руководитель региона. Через две недели скорую в волости упразднили.

Народ возмутился и организовал сход. Областные власти делегировали на него замглавы комитета (на тот момент — прим. «МБХ медиа») Игоря Хлынова. «Это была показательная встреча. Хлынов объяснил, что скорая нам не нужна, потому что вызывать ее надо только в случае угрозы жизни, а температура выше 39 градусов у годовалого ребенка — это не угроза жизни, по его мнению, — вспоминает депутат Мохова. — Мы еще спросили о том, почему они раньше нам обещали, что пост сохранят. А он ответил, что планы изменились!». Когда жители рассказали чиновнику, что расстояние от Плюссы до других деревень слишком большое, он, по их словам, заметил: «Это в городе доезд скорой не должен превышать 20 минут. А в деревне, на периферии, можно и до полутора часов подождать».

«А дорожка почти фронтовая»

Власти оставили почти на 2000 человек (приблизительно столько сегодня постоянно живут в волости) только две машины скорой помощи и не учли, что, когда летом сюда приезжают дачники из Санкт-Петербурга и Ленобласти, население увеличивается минимум в три раза, а некоторые считают, что и вовсе в десять. «Люди гостят здесь летом, но не регистрируются. И увеличивается количество проживающих до 17 000 человек. Но регистрации-то нет ни у кого, не докажешь», — недоволен местный житель Николай Сидоров.

Фельдшер Мария Варкалец отмечает, что летом число вызовов закономерно возрастает в несколько раз. «Как май хороший начинается или даже апрель, все приезжают, и отдаленные деревни зацветают. Иногородних очень много, а они с собой своих родственников стареньких привозят. У тех первый месяц идет адаптация — они в огороды-грядки, а потом — инсульты-инфаркты. По новым правилам, таких тяжелых больных мы везем в Псков за несколько десятков километров, да по таким дорогам. Трясет ужасно, и машины у нас не новые, и на светофорах стоим», — сетует фельдшер.

Фото: Людмила Савицкая

До того, как она или врач принимают решение о транспортировке пациента в Псков, теперь проходит несколько часов. В Плюсской волости населенные пункты расположены совсем не компактно. Так от поселка Плюсса до деревни Заянье — 75 километров. «А дорожка-то почти фронтовая», — замечает Мария Варкалец. Поэтому сейчас такое расстояние старенькая «буханка» преодолевает за три-четыре часа.

По новым правилам в региональный сосудистый центр в Пскове госпитализируют только тяжелых пациентов. Поэтому сначала больной тратит несколько часов на ожидание скорой, затем на уазике его везут в Псков по трассе, которую ремонтируют уже полгода — только на светофоры на дорогах с реверсивным движением уходит от 40 минут до часа. Еще какое-то время тратится на оформление и ожидание обследования — и часто врачи сосудистого центра отправляют пациента назад.

«Представьте, сколько вызовов накапливается за это время в Плюсском районе, — волнуется Мария Варкалец. — А мы на один такой вызов с поездкой в Псков бывает по шесть или семь часов тратим. Такая обстановка. И если мы со Пскова едем на вызов в отдаленную от Плюссы деревню, то это четыре часа минимум!».

«В течение четырех часов умирающая помощь не получила»

На Плюсском посту скорой помощи, который теперь вынужден обслужить все 154 населенных пункта в районе, сейчас есть две машины. По словам местных жителей, одну из них периодически отправляют в Псков за лекарствами. Больным в эти дни остается только занимать по телефону очередь и ждать. В ноябре 56-летняя жительница деревни Заянье умерла от сердечной недостаточности, не дождавшись помощи. По словам родственников, как только женщине стало плохо (дело было утром), ее муж вызвал фельдшера из местного ФАПа. «Но у того из возможностей — только зеленка и бинт. Спрашиваем: „Доктора вызывали?“. Отвечают: „А тот в Плюссе, скорая на вызове“», — говорит наш собеседник, из числа близких умершей, попросивший об анонимности.

Он не винит в трагедии фельдшеров и врачей скорой. «Доктор был направлен в Плюссу по распоряжению администрации, машины были сокращены по распоряжению администрации. Солдаты здесь не виноваты и сержанты тоже. Виноваты генералы. Но факт остается фактом: умирающей в течение четырех часов врачебная помощь не поступила. Болячек у нее было много, но умерла-то она от сердечной недостаточности», — резюмирует он.

Фото: Людмила Савицкая

Работники Плюсской скорой утверждают, что их к больной в Заянье не вызывали. «Была проверка, которая установила, в какой день все произошло. Умершая была хронической больной. Тогда на посту дежурила очень грамотная диспетчер, но вызовов из Заянья не поступало. Думаю, люди пишут и говорят об этом в надежде, что вернут скорую. Они боятся — старенькие же тут все у нас, и беспомощные», — говорит Мария Варкалец.

Боятся жители Лядской волости и за детей. В этом году уже был случай, когда к девочке с тяжелыми ожогами скорая ехала четыре часа. «Естественно, чиновники, как узнали, возмутились, сказали, что накажут диспетчера. А что ему делать, если скорая одна на вызове была, а другая поехала в Псков за лекарствами? Причем здесь диспетчер?», — не понимает Николай Сидоров.

«Скорая через три часа — это регистрация смерти»

Всем недовольным ликвидацией скорой в Лядах администрация Псковской области отвечает однотипно: «Исходя из численности населения Плюсского района (7508 человек), для обслуживания жителей всего района необходимо не более двух круглосуточных бригад скорой медицинской помощи». Заместитель губернатора Псковской области по социальным вопросам Вера Емельянова отдельно поясняет, что объем госзадания по медпомощи устанавливается не произвольно, а в соответствии с территориальной программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи (далее — ТПГГ), а та в свою очередь ориентирована на аналогичную федеральную программу. Отсюда и все математически безупречные расчеты бригад на душу населения. «По бумаге-то оптимизация правильная: берется 10 000 человек и одна скорая. Она их обслуживает в компактном городе. Например, там пять пятиэтажек стоят рядом и одна машина к ним прикреплена. А у нас население разбросано по деревням, но они это в расчет не берут: у них нормативные акты!», — переживает активист Сидоров.

Фото: Людмила Савицкая

После многочисленных жалоб власти приняли «соломоново решение». Теперь в Лядской волости вместо скорой на своей личной «Ниве» к экстренным больным будет ездить врач общей практики (при условии, что он не на смене в Плюссе, за 50 километров от села и за 75 от дальней деревни — прим. «МБХ медиа»). По задумке чиновников, врач будет первично осматривать больного и решать, нужна ли тому скорая из Плюссы, если нужна, то оформит вызов. «Мое конституционное право — иметь качественное медицинское обслуживание. Существующая с первого октября система медицинского обслуживания не предполагает, что скорая помощь приедет ко мне раньше, чем через три часа! Но скорая через три часа — это уже не скорая, а регистрация смерти!» — считает Виктор Анзель из деревни Заянье.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: