«Все животные озверели». Рязанский образовательный зооцентр из-за пандемии оказался на грани выживания – МБХ медиа
МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Все животные озверели». Рязанский образовательный зооцентр из-за пандемии оказался на грани выживания

Чуть больше 100 животных рязанского образовательного зооцентра «Моя маленькая ферма», спасенных с улицы или из невыносимых условий содержания, скоро начнут голодать: экскурсии, которые были единственным источником дохода центра, с конца марта запрещены. В начале апреля рязанцы собрали для ЗооЦентра 45 тысяч рублей — этих денег хватило на месячный запас корма. На второй призыв помочь откликнулись уже немногие. Если запрет на посещение образовательно-развлекательных центров продлится до конца лета, животные могут не выжить.

Два месяца простоя

Два енота, кролики, козлы, гусь, лиса, собаки и попугаи бросаются к любому постороннему человеку в поисках общения — они скучают без посетителей. Невозмутимой остается только питониха Люси, которая в воскресенье заглотила замороженную мышь, и начнет волноваться по поводу следующего обеда лишь в пятницу. Организатора и директора ЗооЦентра «Моя маленькая ферма» Ольгу Зоткину какое-то время вообще нельзя услышать за разноголосым гомоном и треском. «Животные мои совсем озверели», — говорит она, убираясь в клетке енота Надюшки. Сейчас Зоткина — и директор, и подсобный рабочий, и уборщик, и пиарщик, потому что из-за ряда «коронавирусных» проблем в помощниках только остался один волонтер. Около двух лет Зоткиной помогает мама-пенсионерка, которая переехала в город из небольшой деревни в области.

В конце марта Зоткина опубликовала просьбу о помощи, в которой призналась: такие посты ей даются очень тяжело. «К сожалению, уже вторую неделю у зооцентра нет никаких доходов в связи с обострившейся эпидемиологической ситуацией. У нашего проекта нет спонсоров, меценатов или опекунов. Есть только я, мама и енот. Поэтому мы вынуждены обратиться к вам за помощью. Без вас мы просто не выживем!», — написала она, и за короткий срок ее счет пополнился на 45 тыс. руб. Этой суммы хватило только на корма.

Ольга Зоткина. Фото: Екатерина Вулих / МБХ медиа

Но еда — далеко не единственная потребность животных. Им нужны прививки, профилактические ветеринарные осмотры, специальные добавки, опилки в вольеры — на все это требуется около 100 тыс. руб. в месяц. «Зверей нужно выгуливать, за ними нужно убирать — с этим мы с мамой справляемся, но больше ни на что сил не хватает. Больше всего боюсь, что кто-то заболеет и потребуются дорогостоящие препараты, а еще того, что корма все же скоро закончатся, — говорит Ольга, закрывая очередную клетку. — Что тогда? Продавать квартиру и переезжать сюда?».

В начале мая к сбору средств подключился известный зоопсихолог и зоозащитник, «спаситель енотов» из Санкт-Петербурга Дмитрий Тарасов. Он провел два платных видеосеминара, вырученные средства передал на корма для «маленькой фермы». Набралось 14 тыс. руб. — этих денег должно хватить на содержание четырех собак, которых в разное время Ольга спасла от неминуемой гибели. Среди них — звезда интернета Бим, который дружит и даже делит вольер с лисом Филей. В декабре прошлого года видео с этими двумя героями в главных ролях набрало тысячи просмотров и позитивных комментариев, а сейчас Ольга тщетно разыскивает финансового куратора хотя бы для одного из друзей. Она готова прорекламировать меценатов, предприятия или предпринимателей, которые согласились бы взять шефство над некоторыми животными, но желающих пока не нашлось.

«У меня шапка из такого же кролика?»

Когда в 2016 году никому не известная девушка из рязанского Шацкого района открыла зверинец, к ней появилось много вопросов и у надзорных органов, и у зоозащитников. Но очень быстро они получили исчерпывающие ответы: животные здесь — не средства зарабатывания денег, а хозяева, которые диктуют посетителям правила обращения с ними. Если еноты ушли спать в свои домики, то Ольга либо вернет деньги за экскурсию, либо пригласит прийти в следующий раз, когда животные будут в более игривом настроении. При фотографировании нельзя использовать слепящую глаза фотовспышку, нельзя хватать и тискать, нельзя давать свое угощенье, нельзя будить и кричать. Можно покупать собранный хозяевами корм, гладить под присмотром Ольги или ее мамы, можно слушать истории о жизни обитателей «фермы» и условиях их содержания, задавать вопросы. Можно покупать магнитики и календари с «портретами» зверей — вся выручка уходит на их содержание. При словах «малый бизнес» в отношении Зоткиной хозяйка центра смеется: «Я не знаю, как мы сами выживаем, только на содержание зверей зарабатываем, а сами часто „уходим в минус“. Никакие из нас бизнесмены».

Фото: Екатерина Вулих / МБХ медиа

Зато, по словам Ольги, ей часто удается добиться образовательных целей — показать людям, что животные — не игрушки и не шубы.

«Пришла семья, мы дошли до очередного вольера, я начала рассказывать о кролике породы рекс. Смотрю: женщине буквально плохо стало, чуть не плачет. Говорит: «Получается, у меня шапка из него, вот такого же кролика?». И ребенок расстроился. Я уверена, что они не будут покупать одежду из натурального меха и кожи, потому что увидели эти вещи «живьем», — говорит Ольга.

На простом примере она рассказывает, почему важно сортировать отходы. Как-то летом к ним пришел мышонок, одна лапка которого запуталась в полиэтилене. Зоткина освободила его, и с тех пор тщательно сортирует и упаковывает подготовленный к вывозу мусор. Примерно тогда же решила заказать партию экосумок с принтами животных, чтобы полиэтилена становилось как можно меньше.

Она и «на удаленке» продолжает просвещать подписчиков группы «Моей маленькой фермы» во «ВКонтакте». Одним видео Зоткина наглядно объяснила, почему нельзя заводить в доме енота, если ты не уверен в своих силах, любви и терпении на 200%. Форест — ее домашний енот, который ездит с хозяйкой в зооцентр как на работу, но она понимала и заранее принимала все риски. В первые месяцы жизни енот разгромил всю квартиру и перекусал хозяек, разодрал и «перестирал» все вещи вместе с обоями. За что получил не нагоняй, а полностью переоборудованную под его образ жизни квартиру с веревочными лесенками, домиком и емкостью с водой.

Без солнца, травки и работы

Ограничения из-за COVID-19 уже отразились на поведении и состоянии животных: кролик Фокс сбросил зимнюю шубку, а новая шерсть вырастает с проплешинами, козел Степан бодается со стеной или долбит рогами в калитку загона, всегда вежливый гусь Мартин во время уборки вольера начал щипать Ольгу за ноги и возмущенно гагакать. Ежегодно в это время звери переезжали «на летнюю фазенду» — на территорию загородного парк-отеля, где полгода дышали свежим воздухом, щипали траву и грелись на солнце. Сейчас такой возможности нет, и животные более полугода находятся в закрытом помещении.

«Дело даже не в арендной плате отелю, которую я сейчас не в силах оплатить, помимо этого на переезд требуется очень много средств. К примеру, перед переездом я должна оформить на каждого зверя форму А4 — справку о состоянии его здоровья. В том году одна справка на переезд стоила 262 рубля, у меня животных больше сотни. Надо подкрасить и поправить вольеры, — перечисляет статьи расхода Зоткина. — Да и сам отель тоже закрыт для посещений, когда откроют — нет понимания».

Фото: Екатерина Вулих / МБХ медиа

Ольга удивляется: почему людям разрешили толпиться в торговых центрах и общественном транспорте, они работают в закрытых офисах, а посещать образовательные экскурсии так и не разрешили? К ней никогда не ходили толпами — есть расписание посещений, на которые предварительно записываются группами по 3−5 человек. Этот закон «Моей маленькой фермы» придуман ради соблюдения животными их привычного распорядка дня: они должны отдыхать в любое время, когда им захочется. Еще одно непреложное правило, придуманное задолго до пандемии для защиты животных от уличной заразы: все посетители вытирают ноги о коврик с дезинфицирующим раствором, затем надевают бахилы, после чего обрабатывают руки из санитайзера. Зоткина могла бы предоставить каждому посетителю медицинские маски («да хоть респираторы с противогазами!»), лишь бы снова разрешили пускать посетителей и дали возможность работать.

Люди стараются помочь кто чем может: одни нарезали и принесли вязанки веток, кору которых с удовольствием грызут кролики, морские свинки и козлы, другие помогли опилками, сеном, морковкой. Владелец помещения освободил от арендной платы за апрель. Государство выделило 12 тыс. руб. как пострадавшей от пандемии и предложило взять беспроцентный кредит, который непонятно, чем отдавать. Ольга обдумывала этот вариант, но побоялась, что не осилит выплаты и ее животные отправятся на аукцион по распродаже имущества банкротов.

На днях через регионального уполномоченного по правам предпринимателей она обратилась с просьбой к губернатору Николаю Любимову разрешить проведение индивидуальных экскурсий по 1−2 человека, со всеми мерами защиты от пандемии. Ответа пока не получила, но она ждет. Как и сотня животных, кормов для которых хватит только до начала июня.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: