МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Я приношу справки на суды, но им все равно»: как пенсионеры оплачивают штрафы

После протестных акций в Калмыкии пенсионеры пожаловались на непосильные штрафы — суммы некоторых превышают их ежемесячные пенсии. Оштрафованные за разные дела пенсионеры из разных регионов России рассказали «МБХ медиа», как они расплачиваются с государством и почему суд не учитывает пенсионный возраст, если дела политические.

Леонид Малявин, Краснодар, 62 года

Леонид Малявин. Фото: личная страница в Facebook


Леонида дважды штрафовали за репост в фейсбуке изображения со страницы «Открытой России», признав пенсионера виновным в правонарушении по ст. 20.33 КоАП (осуществление деятельности нежелательной организации). В январе 2020 года ЕСПЧ зарегистрировал жалобу пенсионера.

 — У меня было два штрафа: на шесть тысяч и десять тысяч. Первый штраф был шесть тысяч, потому что пенсия у меня тогда была меньше 12 тысяч, и они как «гуманисты» назначили чуть больше половины, второй раз дали больше, потому что «рецидивист».

Первое дело было от городской прокуратуры с подачи местного ФСБ, был какой-то протокол за что-то в интернете, без особой мотивации, просто назначили заседание по списку и осудили. Со вторым штрафом я просто попал в волну тестовых регионов, где заводили дела по 20.33. (осуществление деятельности нежелательной организации — «МБХ медиа») По их мнению, само понятие «Открытая Россия» или даже «МБХ медиа» являются чем-то преступным. Мое 20.33 появилось, когда кто-то случайно зашел в какой-то профиль в фейсбуке, посчитал, что это мой профиль, и там увидел какие-то перепосты из группы «Ешкин крот» и «Открытая Россия». Высказывания там были нейтральные, статистика, просто какие-то данные. Но на основании этого уже сделали второй протокол по 20.33. Стиль протокола был такой, что какой-то там майор по заявлению каких-то граждан произвел осмотр профиля в фейсбуке при помощи компьютера, при помощи принтера и при помощи чего-то еще, никаких запросов к провайдеру и фейсбуку никто не подавал. Это все попытка сказать, что группа в фейсбуке «Открытая Россия» является преступной группой или нежелательной организацией. Это просто смешно.

Когда присудили 10 тысяч штраф, я подал на апелляцию, там признали, что судья первой инстанции был прав и через два дня я пошел и заплатил эти 10 тысяч из своей пенсии. В первом и втором случае я предоставлял суду справки из пенсионного фонда о своих пенсионных доходах. Что щелкало в голове у судьи, это уже надо спросить у них.

Анатолий Казиханов, Северодвинск, 64 года

Анатолий Казиханов. Фото: личная страница ВКонтакте

В феврале 2019 года суд оштрафовал Анатолия на 15 тысяч рублей за мемы на его странице во «ВКонтакте». Мужчину обвинили в публичном осквернении религиозной символики (ч. 2 статьи 5.26 КоАП) — на его странице обнаружили порядка 30 картинок с шутками на религиозную тематику, в частности репосты картинок из паблика «Атеист». На одном из фото изображена толпа мужчин, все они в черной одежде, похожей на рясу православных священников, на картинке надпись: «Здоровые мужики, а кормятся на бабулькины пенсии».

 — Формальная причина штрафа — мемы атеистического характера, около 30 разных антицерковных картинок. Из рапорта следует: где-то в августе некий сотрудник регионального отделения ФСБ пришел на работу и с 10 до 16 часов сидел и рассматривал мою страницу в ВК, скачал там около трех десятков картинок, имеющих антирелигиозный характер, и решил, что это оскорбляет чувства верующих. Я об этом не узнал, и дело заглохло. Его возбудили снова в январе, на мой взгляд, это было связано с моей антимусорной активностью, тогда же начали преследовать других активистов. В итоге мне позвонил участковый, сказал, что на меня есть жалоба, но сказать, что за жалоба, категорически отказался. Я сказал, что зайду и посмотрю, но, посоветовавшись с юристом, приходить не стал и ждал повестки. Прислали двух оперативников, они приняли меня у дома и повезли к старшему участковому, а участковый выкатил мне дело: толстая пачка листов со всеми мемами, рапортом фсбшника и самые главные обвинительные документы — заключения эксперта, некоей Хохловой, там были картинки и описания, что именно они нарушают: где-то кощунство, где-то оскорбления.

Наше движение «Поморье не помойка» помогло мне с адвокатом, который меня и представлял на суде. Благодаря юристу на суде мне дали 15 тысяч по статье где штрафы от 30−50. С оплатой штрафа я дотянул до предпоследнего дня, наши ребята-активисты предлагали скинуться, я отказался, но все равно некоторые перечисляли на карточку, вышло на половину штрафа. Получается, из пенсии 19 тысяч я заплатил 7,5.

Николай Тавлеев, Калмыкия, 62 года

Николай Тавлеев. Фото: личная страница ВКонтакте

Николай — активист из Элисты, последние штрафы он получил за участие в митинге против назначения на должность мэра Элисты бывшего главы Донецкой народной республики Дмитрия Трапезникова.

Я прихожу на митинги: стою, слушаю, говорю что у меня на душе, они меня штрафуют. И так постоянно.

 — Даже организатор последнего митинга удивился, что его за митинг оправдали, а меня — участника — наказывают. Штрафуют каждый раз на 10 тысяч, в 2017 году на штрафы я отдал 180 тысяч, тогда мне помогали соседи и знакомые. Пенсии мне ни на что не хватало, но я держусь и не ною. У меня много друзей, мы друг другу всегда помогаем. У меня есть долг перед своей нацией, это моя идея: я хочу жить умно, не быть дураком. Я приношу справки о пенсии на суды, но им все равно, там есть свои распоряжения.

Я брал несколько кредитов, закрываю их новыми, взял уже 8. Сейчас отдаю последний, на это уходит 7 тысяч, вся пенсия 7 800, остается 800 рублей, при этом у меня жена, двое внуков, жена пенсию не получает, она должна была выйти на пенсию, но из-за того, что срок выхода на пенсию продлили из-за пенсионной реформы, пока не вышла, и из-за проблем со здоровьем она не работает.

У меня уже изъяли машину и права. Ну и ладно! Мне будет стыдно смотреть в глаза своим детям и внукам, за то что я не защитил нацию, лучше так, чем с машиной. Моих детей поувольняли: дочь уволили из школы за то, что отец вышел на площадь, сына уволили из охраны нефтепровода и сказали «закрой рот отцу своему».

Я говорил и местному начальнику ФСБ, и на митингах: они будут отнимать у нас последнее, но мы будем стоять до конца.

Я не боюсь, мы хотим счастливо жить.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: