МБХ медиа
Сейчас читаете:
«До сих пор способности к обучению „Единая Россия“ не демонстрировала»: политтехнологи — о создании Высшей партийной школы «ЕР»

«До сих пор способности к обучению „Единая Россия“ не демонстрировала»: политтехнологи — о создании Высшей партийной школы «ЕР»

Секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак заявил о создании Высшей партийной школы. В ней будут обучать кандидатов в депутаты, политтехнологов и партийных управленцев. Руководить школой, созданной к думским выборам 2021 года, будет политолог, преподаватель МГИМО и НИУ ВШЭ Оксана Гаман-Голутвина.

Политологи и политтехнологи Константин Калачев, Сергей Маркелов и Аббас Галлямов рассказали, для чего нужна партийная школа «Единой России», как это поможет улучшить ее рейтинг и готовы ли они преподавать в ней.

Сергей Маркелов, политолог

Сама идея не нова. Есть много всяких партийных школ, университетов «Единой России». Мы с вами понимаем, что они запускают еще один проект и им, видимо, совсем тяжеловато. Если партийцы будут учить партийцев, как это часто у них происходит, это заведомо тупиковая история. Если это будет открытая история, куда будут приглашаться серьезные люди, технологи, преподаватели, будут давать хорошие знания, навыки и компетенции — почему бы и нет? В таком случае это более-менее живая история.

Это все складывается в рамках попыток перезагрузить партию, найти ей новое место в партийной структуре. Это уже публичный факт, что партия потеряла политическое лидерство, она вступает в договорные отношения с другими политическими силами, а они влияют на силу и усиление итогов выборов. Не сама «Единая Россия» определяет свою силу, это определяется через коммуникации с другими политическими силами. Хорошо, что они сами это понимают.

Любая учеба — это здорово. Но у нас как в одесском анекдоте, где в публичном доме то ли девочек менять, то ли кровати. В «Единой России» люди все те же, и если не менять людей, а менять кровати, будет тот же результат. Как я слышал, Турчак очень настроен на перезагрузку людей. Это хорошо: новые метла будут какое-то время по-новому мести. Но я прекрасно понимаю, как старые кадры будут держаться за связь с партией.

«Единая Россия» постоянно проводит тренинги и обучения. Но компетенции рядовых партийцев от этого не растут. Люди уезжают с учебы и не понимают, чему их учили, как это применять. Регионалы после учебы спрашивают: «Как мне сделать то, чему вы меня учите, в своем городе, в своем регионе?» Им предлагают адаптировать, применять, включать мозги — что угодно, кроме конкретных сценариев и рецептов. Если это будет продолжаться так же, никакого толка не будет, партийцы будут обращаться к нам, политологам и политтехнологам, чтобы мы расшифровали их же партийные языки.

У Оксаны Гаман-Голутвиной хорошие компетенции. Не думаю, что будут новые преподаватели. В основном наберут теоретиков, будет немного практиков, например, из МГУ. Там есть, из кого набирать.

Сказать, что эта школа будет педагогически эксклюзивной, не могу. Не верю. 10−15 человек блуждают из школы в школу, и для них это профессиональная норма. Чужие здесь не ходят. Если позовут меня, буду думать. У меня есть опыт преподавания, поэтому не знаю, впишусь ли я в эту благотворительную процедуру. «Единая Россия» считает, что преподавать у нее престижно и поэтому не платит.

Аббас Галлямов, политолог

«Главная технологическая проблема «Единой России» связана с ее родовой травмой: это партия, учрежденная властью для ее удержания, а не партия, созданная простыми гражданами с целью к этой власти прийти. Административные механизмы в структуре используемых партией приемов политической борьбы доминируют над собственно технологическими методами. В ситуации роста протестных настроений это будет все больше раздражать избирателей.

Обучение собственно технологической составляющей имеет определенный смысл. Оно поможет избежать многих ошибок и позволит побеждать честно, не злоупотребляя административным ресурсом. (Оксана) Гаман-Голутвина — один из самых авторитетных российских политологов, хорошо знакомая не только с отечественными реалиями, но и с зарубежными практиками. Ее кандидатура, безусловно, удачный выбор.

До сих пор способности к обучению «Единая Россия» не демонстрировала, однако, теоретически, сейчас все может быть по другому. Если во власти проснётся инстинкт самосохранения, он может заставить единороссов изменить некоторые свои подходы".

Константин Калачев, политтехнолог:

«Я знаю, что идея школы развивалась долго, лет десять. Первым, кто ее предложил, был господин (Валерий) Гальченко (был депутатом Госдумы от «Единой России» с 1999 по 2016 год, ныне — член ЦИК). Сейчас это за пределами моих интересов, поэтому понятия не имею, как с этим сейчас обстоит дело. Понятно, что есть какие-то воспоминания о Высшей партийной школе ЦК КПСС, а может и ВКШ, комсомольской школе.

«Единая Россия» выращивает политтехнологов не в первый раз. Семинары, круглые столы — вещь полезная и, возможно, нужная, но иногда люди даже не знают о простейших выборных технологиях. Нельзя решать частные проблемы, не решив проблемы общества. Можно говорить о том, как проводить соцопросы, но главное не соцопросы, а идея. Нельзя построить кампанию без нее, это доминанта. Может ли «Единая Россия» предложить что-то, кроме того, что это партия Путина, вопрос открытый.

Наверное, они будут рекрутировать новых лиц, обновляться. Но есть одна серьезная проблема — это партия президента, его инструмент. Сейчас их формула — «партия малых дел», но время малых дел прошло, люди ждут серьезных предложений. А для этого нужно меняться и предлагать что-то новое".

Официально о создании Высшей партийной школы объявят на съезде партии 7−8 октября, в нем смогут принять участие только сторонники «Единой России» с рекомендацией от регионального исполкома или депутатов Госдумы и местных заксобраний.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: