МБХ медиа
Сейчас читаете:
Политзаключенный Петр Милосердов — о признаках глобального кризиса системы в локальном скандале на выборах в Мосгордуму

Политзаключенный Петр Милосердов — о признаках глобального кризиса системы в локальном скандале на выборах в Мосгордуму

О том, что причиной кризиса на выборах в МГД стали конфликты политтехнологических «контуров», окружающих мэрию, заговорили еще до митинга 27 июля. Значит ли это, что речь идет всего лишь о локальной схватке по типу аппаратной? Если и так, то в ней ярко проступают общие черты глобального кризиса системы, считает московский политтехнолог Петр Милосердов, участвовавший в свое время в выборах в МГД в качестве как кандидата, так и политтехнолога (сейчас — политзаключенный, находится в Бутырке).

Ситуации, когда конфликт разных политтехнологических команд выходит далеко за пределы избирательного штаба, действительно нередки. Причина конфликта, как правило, всегда одна — контроль над расходуемыми на кампанию деньгами. Чтобы «отжать» от денежного потока оппонента, используются в том числе и способы, открыто вредящие интересам кандидата. Например, «слив» информации соперникам, а также ходы, наносящие ущерб кандидату, которые их инициаторы подают либо как полезные, либо как «у нас была хорошая идея, но вот другая команда все испортила». Бывает, что в результате сложных интриг и столкновения разных интересов ситуация вообще выходит из-под контроля.

Страхующий рычаг здесь — заказчик, а если персонально — главный технолог кампании или представитель кандидата. Бывает, что и они симпатизируют той или иной команде технологов, поэтому контроль и право «последнего слова» — обязательно должны быть у кандидата. В этом случае рычаг не сработал. Очевидно, в том числе и потому, что не было персонального того человека, который бы был главным и единственным заказчиком. Отсутствие ответственных — беда современной российской системы в целом.

Даже если конфликт начинался как локальный, признаки системного в нем выявились весьма четко.

Первый — стилистика любых действий власти предельно упростилась. Если раньше были двух-трехходовки, то теперь — одноходовки. Действительно, зачем какие-то интриги, переговоры, сдержки и противовесы, когда можно просто дать дубинкой по башке. Зачем торговаться, договариваться, придавать вид законности, когда «неудобных» кандидатов в МГД можно просто не регистрировать.

Второй — отсутствие ответственности и ответственных за принятие решений. Решения принимаются буквально в какой-то черной дыре, людьми полу-случайными, какими-то замами и помощниками, оказавшимися рядом с событиями. Хуже того — решения принимаются вынужденно, уже только тогда, когда иссякла надежда на то, что «все самой собой рассосется». Точно так же никто не хочет нести за них ответственность.

Ну и в-третьих — кадровый уровень… Рядом с системой остались только те, кто нацелен на распил денег, на примитивные шаблонные решения. Это результат отрицательного кадрового отбора.

Могло ли быть иначе, будь у мэрии другие технологи?

Во-первых, технолог не царь и не бог. Главное, все же, кандидат. Мнение о том, что можно из любого кандидата сделать победителя — миф, активно, впрочем, поддерживаемый самими технологами. Во-вторых, при наличии не слабенького кандидата от мэрии, политтехнолог с опытом конкурентных кампаний (как правило, это «старая школа», работавшая еще в 90-е, когда выборы были выборами) имел бы, полагаю, неплохие шансы в противостоянии с оппозиционными командами. Я, разумеется, с симпатией отношусь к независимым кандидатам, но не считаю, что их можно победить только административными методами. Полагаю, что кандидаты власти могли и просто оказаться убедительнее для избирателя. Но, повторюсь, для этого нужна fair play, честная игра — а для власти проще позвать ОМОН.

Независимым кандидатам победа нелегко бы далась и при допуске к выборам. На кампанию нужны деньги, и немалые. Минимальные расходы на один округ в МГД — 20−25 миллионов рублей. Без них на округе делать нечего, даже если вы убеждены, что вас «все знают» и конечно же за вас проголосуют. Во-вторых, нужно «попасть в повестку», объяснить скептическому московскому избирателю, чем именно эти выборы его касаются. В-третьих, нужна команда, на базе которой создается работающий, как машина, штаб. В-четвертых, надо каким-то способом донести до избирателя информацию, и это при том, что газет и листовок сейчас уже почти не читают. Наконец, в-пятых, необходимо мобилизовать ваших потенциальных симпатизантов, буквально за руку притащить их на избирательные участки. Ну и в-шестых, не надо забывать, что не вы один такой умный, есть и другие кандидаты. Так что сам факт того, что вы — независимый и оппозиционный, не гарантирует вам победу. Получить, например, 20% на выборах можно относительно небольшими усилиями, но для победы нужно первое место, а это гораздо сложнее.

Но «сложно» — не значит «невозможно», что и доказала команда независимых кандидатов в муниципальные депутаты в 2017 году. Тогда мэрия не стала снимать их с выборов и получила несколько сотен неожиданных фигур среди мундепов. В тот раз столичные власти рассчитывали при низкой явке, которую сами же, выражаясь профессиональным политтехнологическим жаргоном, «гасили» как могли, мобилизовать теневым образом административно-ориентированный электорат. Казалось, что этого хватит для уверенной победы. Но просчитались: выяснилось, что существует еще и оппозиционно-либеральная, тоже теневая, мобилизация. И она оказалась не слабее административной. В итоге на этот раз решили не рисковать, тем более что технологов, способных работать (а не пилить деньги) у мэрии нет.

Всего за один избирательный цикл — предыдущие выборы в МГД прошли в 2014 году — силовые решение стали нормой, а не исключением из правил. Если раньше на правовой беспредел власти шли с опаской, застенчиво, принимая в расчет медиа, общественное мнение, то сегодня никого и ничего не стесняются. Более того, как правило побеждает популярная среди силовиков точка зрения, что «чем жестче, тем лучше». Лично я не думаю, что в мэрии хотели всего вот этого — скандала, драк, ОМОНа. Самый большой удар, полагаю, это нанесло по Собянину лично. Выглядел наш мэр как полный идиот, когда выступал перед телекамерой, шаблонным языком говоря о «провокаторах». Это перечеркивает не только тонкий флер «европейскости», все эти фестивали и всю эту урбанину, но даже и реально построенные километры метро, дорог, развязок. Более чем вероятно, что в АП было немало людей, которые хотели выставить Собянина держимордой. И им это вполне удалось. Думаю, что именно на этом уровне принималось решение о силовом сценарии.

Прогноз на будущее? Лично мой — прост: силовые решения будут применяться и далее, они признаны приемлемым способом, а издержки — несущественными. Чем это в итоге закончится — догадаться несложно. Полагаю, читатель додумает сам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

1 комментарий

Правила общения на сайте

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: