МБХ медиа
Сейчас читаете:
Псевдоусиление роли парламента

Грядущие изменения Основного закона страны, анонсированные президентом в послании Федеральному собранию 15 января 2020 года, и стремительно подготовленный и внесенный в Государственную думу проект поправок в Конституцию стали прекрасным поводом сыграть в любимую детскую игру «найди 10 отличий».

Екатерина Мишина

И одно из чувств, которое возникает после прочтения и сравнения этих документов, — это горькое сожаление, что на эту сферу общественных отношений не распространяется механизм защиты потребителя от недобросовестной рекламы. Ибо объявленное повышение роли и значения парламента в тексте проекта конституционных поправок обнаружить не удалось.

Под аплодисменты (и не простые, а ожидаемые) президент заявил, что Федеральное собрание готово взять на себя большую ответственность за формирование правительства, и, соответственно, бо́льшую ответственность за ту политику, которую это правительство проводит. В данный момент аплодировали лица, незнакомые с содержанием ч. 3 статьи 80 Конституции, согласно которой президент в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами определяет основные направления внутренней и внешней политики государства. Это полномочие не является изобретением авторов Конституции 1993 года; оно перекочевало из ст. 104 Конституции РСФСР 1978 года, которая устанавливала, что определение внутренней и внешней политики страны относится к исключительному ведению Съезда народных депутатов.

Аплодировавшие были также незнакомы с постановлениями Конституционного суда РФ, в частности с постановлением № 28-П от 11 декабря 1998 года, в части 3 мотивировочной части которого устанавливается конституционная ответственность президента Российской Федерации за деятельность правительства Российской Федерации. Довольно странная получается конструкция: президент в качестве главы государства определяет основные направления внутренней и внешней политики, реализация которой возложена на правительство, а ответственность за проведение этой политики возьмет на себя парламент. Куда при этом девается вышеупомянутая конституционная ответственность президента, совершенно непонятно, и на усиление роли парламента это тоже не очень похоже. При этом и для правительства, и для парламента, и для всех иных органов публичной власти основные направления внутренней и внешней политики являются обязательными. Именно так сформулирована соответствующая правовая позиция Конституционного суда в п. 2 мотивировочной части постановления от 29 ноября 2006 года № 9-П, согласно которой из Конституции вытекает требование обязательности для всех органов публичной власти основных направлений внутренней и внешней политики государства, определяемых в соответствии с ее статьей 80 (часть 3).

Замена «согласования кандидатуры Председателя Правительства» на «утверждение» — это еще один пример псевдоусиления роли парламента. В послании глава государства отметил, что на сегодняшний день в соответствии со статьями 111 и 112 Конституции президент лишь получает согласие Государственной думы на назначение председателя правительства России, а затем уже сам назначает и главу кабинета, и его заместителей, и всех министров. Опять же под гром аплодисментов президент предложил доверить Государственной думе не просто согласование, а утверждение кандидатуры председателя правительства, а затем по его представлению всех вице-премьеров и федеральных министров. При этом президент будет обязан назначить их на должность, то есть будет не вправе отклонить утвержденные парламентом кандидатуры соответствующих должностных лиц. И вновь аплодировали те, кто совершенно не знаком ни с постановлениями Конституционного суда, ни с общеобязательной силой этих постановлений. В уже упоминавшемся постановлении № 28-П 1998 года четко установлены (1) роль президента в определении персонального состава правительства, в том числе в выборе кандидатуры и назначении на должность председателя правительства, (2) право президента Российской Федерации предлагать ту или иную кандидатуру и настаивать на ее одобрении и (3) право президента представлять все три раза одного и того же кандидата. И тут уже совершенно безразлично, какое именно сакральное действие совершит Государственная дума, будет ли это выражение согласия или же утверждение. Правовые последствия будут совершенно идентичные. Нравится, не нравится — утверждай, моя красавица, кандидатуру председателя правительства. Иначе тебя, красавицу, распустят, а я, глава государства, все равно назначу кого хочу. И буду в своем праве благодаря все тому же Конституционному суду, ибо в п. 2 резолютивной части указанного постановления установлено, что данное Конституционным судом в настоящем постановлении толкование является официальным и общеобязательным согласно статье 106 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Проанализированные выше предлагаемые поправки не имеют ничего общего с заявленным в послании повышением роли и значения парламента вообще и Государственной думы в частности. Зато они в очередной раз подтвердили правильность высказанной в свое время выдающимися российскими конституционалистами Михаилом Красновым и Ильей Шаблинским мысли о том, что, включив в конституционный текст положение об определении основных направлений внутренней и внешней политики, создатели Конституции, сами того не замечая, заложили мину замедленного действия. В результате, благодаря специфике российской модели разделения властей, российский президент, по букве Конституции не имеющий отношения ни к одной из ветвей государственной власти, как бы парит над системой разделения властей. Причем парит, одновременно определяя основные направления внутренней и внешней политики государства (часть 3 статьи 80), что уже само по себе с принципом разделения властей не согласуется. И чем дальше, тем больше парение это напоминает не безмятежный полет журавля-стерха, а реяние огромной хищной птицы, от которой падает огромная черная тень как на систему разделения властей, так и на права и свободы человека и гражданина.


Автор  — кандидат юридических наук, независимый исследователь, доцент НИУ-ВШЭ в 2005—2014 годах, приглашенный профессор Мичиганского университета в 2012—2016 годах

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

3 комментариев

Правила общения на сайте

  • Я бы сформулировал несколько иначе: усиление псевдороли псевдопарламента.

  • Аватар Харченко Василий

    Уважаемая Екатерина, очень приятно осознавать, что у нас есть правоведы, способные не только переписывать чужие диссертации. Благодарю Вас и будучи занятым в текучке каждодневных метаний между «мельницами суверенного псевдо-судопроизводства», нахожу для себя очень полезной Вашу статью -- структуированную по пунктам, прокомментированную применительно к текстам постановлений КС РФ и не оставляющую камня на камне от официальной демагогии по декорированию политического фасада несостоятельной государственности. А физиономии «знатоков» права с так удачно размещённого редактором фото всех мракобесов на фоне Вашей разгромной статьи вызывают искренний хохот. Благодарю ещё раз -- и просветили и порадовали, почаще пишите здесь. С уважением ВИХ А редакции -- огромное спасибо.

  • Аватар Анна2

    Образность последних предложений статьи—выше всяких похвал. Но получается, что все безнадежно и после 24 года, потому что любой другой президент рф будет также парить, только тень может уменьшиться, если неведомый госсовет будет наделен полномочиями по подрезанию крыльев.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: