МБХ медиа
Сейчас читаете:
Восемнадцать мгновений года: личные итоги-2018 Антона Ореха

Восемнадцать мгновений года: личные итоги-2018 Антона Ореха

Пусть это будет мой личный рейтинг событий Года Собаки, который действительно оказался во многом довольно собачьим. Не в порядке важности, а в том порядке, в каком это пришло мне на память. Да и вообще расставить по ранжиру события сложно, ведь каждому ближе свое: болельщики никогда не забудут ЧМ по футболу, пожилым людям подкинули пенсионную реформу, верующие думали о православном расколе, а те, кто весь день за рулем — о безумных ценах на бензин.

1."Зимняя Вишня". Самое страшное событие 2018-го. Оно одно может описать весь год. Потому что в нем все — воровство, раздолбайство, «судьба злодейка, жизнь копейка», дикая тулеевщина. «Наша страна это «Зимняя вишня, а мы в ней это контактный зоопарк» — баннер на питерском стадионе лично для меня — слоган года.

2.Чемпионат мира. Раз уж вспомнили про стадионы — то футбол. Я сам болельщик и я не объективен. Но если и было какое-то однозначно позитивное событие в этом году — то, конечно, ЧМ. Мир приехал к нам в гости, и мы увидели, что он не враждебен и не разложился в бездуховности. А мир увидел, что русские — нормальные люди, без балалаек и медведей. Мы поражались тому, что оказывается нет ничего страшного в том, чтобы несанкционированно бродить по улицам ночью толпой, петь, танцевать и пить пиво. Потемкинская деревня длиной в месяц была очаровательна. Вопрос, почему мы не можем сами жить в такой деревне всегда?

3.Рэп. Власть совершила огромную ошибку. Она начала борьбу с музыкой. Музыку не победить. А старикам никогда не победить молодых. Наша молодежь — вне политики. Государство сделало все, чтобы втащить в нее молодых, запрещая их любимые группы и артистов.

4.Мат. Мат стал нормой языка. Из-за рэпа, из-за ютуба. Мат стал стихийным проявлением протеста и недовольства. Я в ужасе. Потому что люблю русский язык. Но иной раз без мата не обойтись. И таких ситуаций в нашей жизни все больше!

Церемония прощания с погибшими при нападении на политехнический колледж в Керчи. Фото: Сергей Мальгавко/ТАСС

5.Керченский стрелок. Я не сторонник теории заговора или иной конспирологии. Но когда подросток расстрелял десятки человек в Керченском колледже, мы поняли, что это не только в телевизоре бывает и не только в Америке. Жутко именно от того, что это обычный парень, обычный колледж, обычный город. Всегда жутко, когда ты примеряешь ситуацию на себе и своих близких и понимаешь, что легко можешь оказаться на месте жертвы.

6.Керченский пролив. Здесь как раз поневоле станешь сторонником теории заговоров. Потому что инцидент с катерами оказался одинаково выгоден как Путину, так и Порошенко. Киев получил новую партию мучеников, а Кремль получил повод всерьез говорить о том, как три утлых суденышка практически напали на Россию.

Санкт-Петербург. Одиночный пикет, приуроченный к сотому дню бессрочной голодовки Олега Сенцова. Фото: Павел Каравашкин/Интерпресс/ТАСС

7. Олег Сенцов. Мне легко было следить за его голодовкой, ведь голодать Олег начал в мой день рождения. Я отметил, выпил, закусил — и дальше жил, работал, занимался какими-то своими делами, а человек голодал, голодал, голодал… И проиграл. Иезуитская выдержка нашей власти порою поразительна. Как поражает и способность нашей власти на пустом месте создавать себе проблемы, рождать чужих героев и мучеников за Украину. Пример Савченко ничему не научил. Пример Сенцова тоже. Теперь вот моряки из пролива добавились.

8. «Седьмая студия». Сидельцев у нас и своих хватает. Дело Кирилла Серебренникова и его товарищей наука всем вольнодумцам. К сожалению, дело не родилось из воздуха и возникло не на пустом месте. В России и без повода распнут, а уже если есть хоть какая-то зацепка…

9. 282. Одно из редких хотя бы отчасти положительных событий — смягчение 282-й статьи. Люди в погонах, лампасах и кокардах нашли возможность сделать карьеру и выслужиться перед начальством. 282 — легкий и быстрый способ наловить в Сети «преступников» в любых количествах. Но статью не отменили, а просто смягчили — не забудем об этом!

Обвиняемая в экстремизме участница движения «Новое величие» Анна Павликова во время заседания Дорогомиловского районного суда, 6 августа 2018 года. Фото: Дмитрий Духанин/Коммерсантъ

10. Пензенское дело, «Новое величие» и Лев Пономарев. Напоминают нам о том, что и без 282 людей можно сажать, сажать и сажать. Провокаторы, пытки, подлог — когда не щадят даже детей и стариков. Эти истории — с продолжением в 2019 году.

11. Томос. Который теперь есть у независимой от РПЦ православной церкви на Украине. Это, конечно, украинский ответ на Крым. Вернуть Крым Киев не может. Зато Украина отвоевала у Москвы религиозную территорию.

12. Петров, Боширов и Скрипали. Трагическая и анекдотическая история одновременно. Показавшая и нашу циничность и нашу жестокость и нашу тотальную непрофессиональность во всём, за что мы не возьмемся. Вычислить отравителей не составило труда британцам. Но не составило труда их разоблачить и нашим журналистам-расследователям. Потому что эта парочка везде ходила в грязных ботинках по белому кафелю.

13. Мамаев и Кокорин. Еще одна идиотская пара. Сперва было всеобщее возмущение, потом как бы невзначай началась всеобщая жалость. Парни попали в Бутырский замок по делу — тут у меня сомнений нет. Но формулировки, с которыми их там оставили до февраля, ничего кроме смеха и кручения пальцем у виска не вызвали. Вот так и возникают симпатии даже к хулиганам.

14. Цены на бензин. И не только. На самом деле этот год запомнится тем, как все мы превратились в живой углеводород. Если прежде государство эксплуатировало недра, то теперь решили выкачивать ресурсы из нас. Мы еще вспомним, как под чемпионат мира замаскировали повышение НДС. Это аукнется нам всем ого-го как. Повышались цены на все, на что их можно повысить. Сборы, тарифы и налоги. Явно и скрыто. Теперь, говорят, нас хотят заставить платить даже за электричество, которое мы сэкономили! Ведь государство рассчитывало, что мы сожжем эти киловатты и заплатим за них, а мы, зараза, не тратили и не платили.

16 сентября 2018 года. Согласованный митинг против изменения пенсионного законодательства в Санкт-Петербурге. Фото: Петр Ковалев/ТАСС

15. Пенсионная реформа. Ее тоже пытались замаскировать под футбол. Наверное, повышение возраста объективно назрело. Но аргументы были лживы насквозь и сверху донизу. Прекрасно было и то, как реформу запрещали называть реформой, и как Путин, без которого никто уже шагу во власти ступить не может, несколько месяцев делал вид, что вообще не в курсе дела и отмалчивался, сколько мог.

16. Нарисованные ракеты. Допотопная графика и смешная анимация, изображавшие оружие невиданной силы — это тоже один из символов года. Символов нашей силы и бессилия. Нам нечего показать миру, кроме желания этот мир напугать. Нечем поразить его, кроме способности уничтожить все живое. Пока иные делают что-то, чтобы люди могли жить лучше, мы делаем что-то, чтобы люди не могли жить вовсе.

17. Гибель журналистов в ЦАР. Давайте не забывать об этом страшном деле! В котором гораздо важнее найти виновных в организации убийства, чем виновным в плохой организации самой поездки.

18. Путин — наш президент. Чисто из уважения к статусу события. По-другому и быть не могло. Но переизбрание Путина Путиным лишь напомнило нам, что с этим человеком многие успеют в своей жизни родиться, закончить школу, отслужить в армии, закончить вуз, жениться, родить детей. А он будет править, править, править, править…

С наступающим вас! Год Собаки пособачился с нами. Даст Бог, Год Свиньи не насвинячит нам так сильно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: