МБХ медиа
Сейчас читаете:
Алешковский против «Аэрофлота». Как прошло заседание за бонусные мили

Алешковский против «Аэрофлота». Как прошло заседание за бонусные мили

Пресненский районный суд Москвы отказал председателю совета благотворительного фонда «Нужна помощь» и директору портала «Такие дела» Мите Алешковскому в иске к авиакомпании «Аэрофлот» с требованием восстановить статусы его бонусных карт. Как проходило заседание — в репортаже «МБХ медиа».

Заседание в 16 зале Пресненского районного суда начинается с опозданием на полчаса. В комнату, наполовину заставленную оранжевыми деревянными скамейками, напоминающими школьную мебель, сначала запускают Алешковского, его жену Анну Дежурко и адвоката «Агоры» Дмитрия Джулая. Вслед за ними в зал проходят несколько журналистов.

Если у Алешковского один представитель, то у «Аэрофлота» их целых три — высокая женщина с черными волосами и красной помадой, молодой шатен в облегающем синем классическом костюме и черными apple watch на левом запястье и мужчина постарше, тоже в синем облегающем костюме, но на его руке вместо гаджета поблескивают золотые механические часы.

Последнего зовут Сергей Жорин, его еще часто называют адвокатом знаменитостей. Один из его последних «звездных» клиентов — юморист Евгений Петросян.

Судья Тереза Жребец спрашивает, есть ли у сторон ходатайства. Джулай говорит, что есть письменная просьба от Алешковского покинуть заседание чуть раньше из-за важной встречи.

— Это вопрос жизни и смерти, — говорит Алешковский, — Извините.

— Да не извиняйтесь, вы чего, — отвечает Жребец.

Ходатайство удовлетворяют. Джулай также просит зачитать отзыв на возражение ответчика, представленное на прошлом заседании.

— Только коротко и тезисно, сегодня еще много заседаний. Коротко не получится.

— Ваша честь, коротко не получится, — возражает Джулай, — В прошлый раз мои оппоненты заняли почти все время и у меня осталось полчаса.

— Думаю, что тезисно получится.

Джулай вздыхает и начинает быстро, почти с такой же скоростью, с которой судьи обычно оглашают приговоры, зачитывать текст с бумажки. Это экспертиза члена гильдии лингвистов-экспертов, со стажем работы по специальности 40 лет и со стажем в экспертной работе 20 лет кандидата филологических наук Колтуновой Елизаветы.

Согласно ее заключению, твит «Савельев окончательно головой поехал», который написал Алешковский по поводу документа, в котором сотрудникам Аэрофлота запрещается пользоваться мобильными телефонами на рабочих местах — оценочное суждение. По мнению эксперта, в нем нет признаков оскорбления сотрудника «Аэрофлота» и порочащей информации.

Судья несколько раз прерывает Джулая: «Я же просила тезисно, что за неуважение к суду?!». Адвокат возражает: все что он говорит — по существу.

После выступление Джулая слово берет адвокат Жорин. Он обращается к Алешковскому.

— Вы признаете правила программы «Аэрофлот Бонус»?

— Да.

— Когда вы изучали правила?

— 13 лет назад, когда регистрировались в программе.

Судья Жребец тихо смеется в кулак. Жорин отмечает, что правила могут меняться и клиент, продолжая пользоваться привилегиями, соглашается с ними автоматически.

— Высказывание в твиттере какую имеет оценку: позитивную или негативную? — продолжает спрашивать Алешковского Жорин.

— Адекватную, — отвечает Алешковский. — Позитивную. Как любая критика, которая влияет на безопасность работы авиакомпании и на безопасность работы сотрудников.

Получив ответы, Жорин отмечает, что результаты экспертизы об оценочном суждении, отсутствии признаков оскорбления сотрудника «Аэрофлота» и порочащей информации в высказывании Алешковского не относится к существу иска. А также, что в экспертизе истца есть подтверждение негативной окраски информации, на основе чего, согласно правилам Аэрофлота, он и был исключен из бонусной программы.

— Но Конституция гарантирует свободу слова, согласны? — спрашивает Алешковский, — Ее ничего не может оспорить, ни негативные высказывания, ни оскорбления.

— Нет, не согласен.

Алешковский с женой и адвокатом начинают смеяться. Жорин пытается объяснить, что любое действие должно регулироваться определенными нормами права, но из-за небольшого гула после ответа про свободу слова ничего не слышно.

В какой-то момент Жорин, обращаясь к жене Алешковского начинает грубить

— Не надо хрюкать.

— Не надо хамить! Что вы себе позволяете? Если я вашей жене также скажу?

— У меня нет жены.

— Советую.

После небольшой перепалки истцов с ответчиками судья удаляется в совещательную комнату. Через несколько минут возвращается и отказывает Алешковскому в иске. Оставляя адвоката, истец с женой уходит из зала суда.

Через 10 минут после окончания процесса двое мужчин на улице фотографировали Жорина на фоне Пресненского суда на свои телефоны с разных ракурсов. Видимо, для очередного победного поста в инстаграм. У Алешковского и его адвоката есть месяц на то, чтобы обжаловать решение.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: