МБХ медиа
Сейчас читаете:
«ФСБ очень хотелось раскрыть крупное дело оружейников»: в Петербурге семью адвокатов заподозрили в оправдании терроризма

Павел Зломнов был задержан в январе прошлого года по подозрению в причастности к незаконному обороту оружия (ст. 222 УК). На него указал один из нескольких подозреваемых по делу, которого пытали в ФСБ. Защищать интересы Павла вызвались его отец и брат, профессиональные адвокаты Зломновы. Сотрудники ФСБ разработали стратегию против защитников. С тех пор дело обросло новыми подробностями — в отношении Павла было возбуждено дело по части 1 статьи 205.2 УК — оправдание терроризма, и по статье 319 УК — оскорбление представителя власти. В отношении адвокатов тоже начались преследования. Им предъявили обвинения по статье 319 УК — оскорбление следователя. Рассказываем, как два сигнальных пистолета стали началом запутанной истории семьи Зломновых.

В «оружейном деле» Павел Зломнов стал далеко не первым фигурантом. Изначально силами МВД были задержаны два гражданина, торгующие сигнальными пистолетами, переделанными под боевое оружие. Сбытом занимались бывший работник УФСИН Машкин и бывший сотрудник ФСБ Савицкий. Пистолеты они продавали совершенно открыто. Савицкий, работавший охранником бизнес-центра, ходил и предлагал коллегам купить у него самодельный пистолет. Защита нашла множество свидетелей, которые это подтверждают. Другой, его приятель и бывший ФСИНовец Машкин, так же открыто предлагал купить пистолет.

В итоге на неосторожных торговцев вышел оперативник МВД Лобанов. Он, действуя в рамках оперативно-розыскного мероприятия, купил у Машкина пистолет за 120 тысяч рублей. Так два первых фигуранта дела попались с поличным. В связи с тем, что в деле фигурирует бывший сотрудник ФСБ, спецслужбы вмешались в процесс и забрали дело в свои руки. Их усилиями бывший коллега Савицкий вместо СИЗО отправился под домашний арест. Оба подельника на допросах назвали следующего фигуранта. По словам адвокатов, всех последующих людей, проходящих по этому делу, пытали и требовали называть других подельников.

«ФСБ берёт это дело накануне выборов к себе как перспективное и начинает его раскручивать. Всех фигурантов дела пытают электрошокером в пах. Это я знаю лично от них. Когда человека пытают шокером, он назовёт кого угодно. Один из фигурантов по цепочке, Дмитрий Бажин, называет имя своего знакомого Павла как человека, который изготовил это оружие. И уточняет — я знаю, что у него отец и брат адвокаты. А ведь для них посадить сына адвоката — это как сахар кушать ложками. Так Павел попадает в цепочку», — рассказал отец Павла, адвокат Андрей Зломнов.

Старые знакомые

Дмитрий Бажин и Павел Зломнов познакомились на раскопках в Токсово. «Как музеевед он 5−7 лет назад ездил в леса — очень часто патриотически настроенные молодые люди участвуют в раскопках. Там же крутился этот Дмитрий Бажин. Они искали раритеты», — рассказал отец.

Об этом увлечении указано и в материалах дела — следователь пишет, что в лесах молодые люди занимались поисками боеприпасов и оружия.

Павел закончил университет культуры по специальности «музеевед», писал диплом по выставкам оружия. Несколько лет он работал в специализированном магазине — продавал амуницию, фляги, бинокли, ножи. Следователи ФСБ и это, конечно, обратили в свою пользу — они указали в материалах дела, что Павел Зломнов много лет работал в магазинах, торгующих оружием, имеет связи и опыт сбыта.

Павел Зломнов. Фото из семейного архива

Впрочем, Бажин вспомнил о Зломнове не случайно. Между Павлом Зломновым и Дмитрием Бажиным действительно состоялась сделка. Павел Зломнов за 15 тысяч рублей приобрел на рынке «Юнона» два сигнальных пистолета, переоборудованных в боевые, и продал их за 20 тысяч Бажину. При этом, по словам адвокатов, он не скрывал, что купил их на «Юноне», а не сделал сам. Таким образом, Павел оказался замешан в этой истории.

Главное обвинение в адрес Павла состоит в том, что он, по мнению следствия, изготавливал это оружие дома при помощи напильника.

Брат обвиняемого Михаил Зломнов рассказал, что привлек к делу эксперта, который установил — для того, чтобы переделать оружие в боевое, Павлу потребовалось бы специальное оборудование.

«Следователь считает, что Павел дома соорудил боевое оружие. И это несмотря на нашу экспертизу. Эксперт уверен, что для такой махинации надо быть мастером токарного дела и иметь высокопрофессиональное оборудование. При обыске у нас следователь его не обнаружил, на заводе Павел не работал», — подчёркивает Михаил.

Император Калигула

Адвокаты Павла рассказали, как происходило задержание сына. По их словам, сотрудники ФСБ были в штатском, они затащили родственника в машину и избивали по дороге на допрос в Большой дом на Шпалерной. «Ему выдавливали барабанную перепонку, били и прыгали на нем, а на вопрос, кто они такие, один особенно циничный ответил: „Я твой император“. Сын нашел в себе силы уточнить: „Калигула?“. Этим вопросом он ещё сильнее разозлил ФСБшников, они его страшно избили», — рассказал отец Павла. При этом адвокаты уточняют — Павел, несмотря на издевательства, вины не признал. Впоследствии Зломнов опознает в «императоре» сотрудника ФСБ Романа Андреева.

Видимые последствия задержания оказались такими тяжелыми, что два изолятора временного содержания (ИВС) отказались принять Павла Зломнова. В больнице ему выдали справку: «Ушиб мягких тканей лица, грудной клетки, спины, правого плеча, почек». Через неделю Зломнов попал в больницу Гатчины, откуда отправился СИЗО-6 Горелово — бывшую колонию, переоборудованную в изолятор. В одной камере там содержится до 150 человек.

Брат Павла Михаил обратился за разъяснениями по факту избиений в военно-следственный отдел следственного комитета. СК, конечно, не нашел виновников происшествия.

«Я не могу до сих пор получить официального ответа о том, где Павел провел целую ночь. Отписки, которые мне предоставляют, не содержат ответа на этот вопрос. Человек пропадает на много часов, его пытают. А ведь дело происходит, казалось бы, в цивилизованной стране», — разводит руками Михаил Зломнов.

Дело возглавил молодой 25-летний следователь ФСБ Даниил Саблин.

Он сразу же принес родственникам извинения за то, в каком состоянии здоровья находится Павел. «Я в этот момент даже проникся к нему определенным доверием, мне показалось — а может быть, и правда, произошло недоразумение с задержанием, и он разберется. Позже следователь Саблин очень резко изменил позицию, стал говорить, что никто Павла не избивал, и повреждений ему нанесено не было, хотя всё установлено медицинскими документами», — рассказал адвокат Михаил Зломнов. Брат связывает это с проверкой в военном следственном отделе СК — следователя дважды опрашивали по поводу избиений, и он затаил обиду.

Оружие

Зломновы несколько раз озвучивали следователю, что оружие Павел сам не изготавливал, а купил на рынке «Юнона». Там и нужно искать того, кто в большом объеме изготавливает такие пистолеты.

«Мы были на „Юноне“, нам хватило 10 минут, чтобы найти продавца. Мы взяли у него визитку, торговая точка „ЧП Соловей“, и принесли её следователю», — рассказали адвокаты.

Саблин только через полгода сообщил, что все-таки съездил на рынок, но оружия там не нашел. Правда, сам признался, что при поисках показывал корочку сотрудника спецслужб.

Рынок «Юнона» в Санкт-Петербурге. Фото: Роман Пименов / ТАСС

Всего делом Зломнова занимается десять оперативников ФСБ. По словам адвокатов, фабриковать дело с самого начала стал оперативник Алексей Зык. «В октябре прошлого года мы уличили сотрудников ФСБ в склонении свидетеля к даче заведомо ложных показаний. Это стало отправной точкой скандала и прессинга в отношении нас», — считает брат Павла Зломнова.

В октябре 2018 года родным Зломнова позвонил коллега Павла по работе и договорился о встрече. Он сообщил адвокатам, что с ним постоянно связывается майор Алексей Зык. «Он просит меня дать какие-нибудь показания против Зломнова или назвать лиц, которые могли бы его оговорить», — сообщил Зломновым коллега. Несмотря на то, что мужчина внес номер майора в чёрный список, через какое-то время до него дозвонились с нового номера. Зык предлагал приехать в УФСБ и дать показания против Павла со словами: «Ну приезжай, поговорим, тебе что, жалко?» Через некоторое время уже с третьего номера коллеге Павла позвонил мужчина и представился — следователь ФСБ Даниил Саблин. Заявил, что бегать за ним все устали, и что завтра он должен приехать и дать показания против Зломнова. Коллега Павла потребовал выслать ему повестку.

На основании сказанного адвокаты составили запрос в ВСО СК России. По результатам проверки был вынесен отказ в возбуждении уголовного дела.

Сразу после этого запроса в Следственный комитет майор Алексей Зык и следователь Даниил Саблин возбудили еще два уголовных дела в отношении семьи Зломновых.

Понятые превращаются в свидетелей

А дальше всё происходило стремительно. По сведениям адвокатов, майор Зык стал опрашивать сокамерников Павла из СИЗО Горелово и просил свидетельствовать против него на суде. В частности подтвердить, что он публично оправдывал терроризм. У Андрея Зломнова есть сведения, что под давлением на это согласились пятеро сокамерников. На тот момент не было ясно, в чём будет заключаться обвинение в оправдании терроризма.

Его коллега Саблин тем временем внезапно вспоминает, что полгода назад, в августе 2018 го года, оба адвоката его оскорбили, назвав фашистом. Он возбуждает против них уголовное дело по статье 319 УК — оскорбление следователя. По версии следствия, в августе прошлого года адвокаты в присутствии свидетелей оскорбили следователя ФСБ Даниила Саблина. Семья считает это репрессивной мерой против защитников.

Адвокаты рассказали суть ситуации, о которой говорит следователь. В августе они были вызваны в помещение следственной службы и ожидали в приёмной, когда их пригласят в кабинет. В этот момент раздался звонок, и Саблин сообщил, что он всё ещё в ИВС, и есть «некая проблема». Адвокаты пришли туда и из-за двери услышали крики. Когда им открыли дверь, они увидели, что брат лежит под столом. Его трясло, он был в истерике, а Саблин тянул его за наручники, которыми он приковал к себе Павла.

Павел Зломнов после инцидента 21 августа 2018. Фото: предоставлено адвокатом

«Саблин, взяв на себя функции конвойного, попытался тащить Павла в следственную службу. Хотя права на конвоирование он не имеет. Он его тянул, дёргал и грозился применить силу. Мы потребовали немедленно прекратить экзекуцию. Заставили следователя расстегнуть наручники и увидели, что на руке травма, настояли на медицинском освидетельствовании. Не ясно, для чего ему потребовалось брать на себя функции конвойного. Я считаю, что это делается с целью психического насилия — тащить человека по улице в наручниках, чтобы все обратили внимание на положение Павла», — уверен брат Зломонова, Михаил.

В итоге следственные действия были перенесены на следующий день, в кабинете тогда присутствовали двое понятых, адвокаты не придали этому значения, хотя по закону понятые не требовались. И вот через полгода следователь Саблин составил рапорт, в котором сообщил, что в тот самый день его якобы оскорбили оба адвоката, при понятых. Адвокаты в свою очередь утверждают, что оскорблений не было.

Оправдание терроризма

Целый год по делу Павла Зломнова велось следствие. В январе 2019 года предельный срок содержания Зломнова под стражей истек. Следствие оказалось не готово передать дело в суд. Павла выпустили под подписку о невыезде, но сразу же задержали по новому делу об оправдании терроризма. Следователь Саблин обвинил Зломнова в том, что в камере СИЗО тот декламировал стихи, сочиненные им в поддержку архангельского террориста.

На деле рифмованное послание посвящено неприятию условий содержания в СИЗО № 6 Горелово. Вот некоторые строки из этих стихов:

«В ржавых баках скотский корм», «Так питается концлагерь», «Нас закрыли по баракам, унижают, многих бьют», «Заедает нас чесотка, язвы гнойные у всех».

Но главной строчкой, доказывающей невиновность Павла Зломнова, адвокаты считают следующую: «Нет тут в этом терроризма. Это акт борьбы с фашизмом».

А уже 26 февраля Павлу Зломнову предъявлено новое уголовное дело — на этот раз он обвиняется в оскорблении представителя власти (статья 319 УК). Зломнов якобы оскорбил оперативника ФСИН Ивана Прозоровского в следственном кабинете в СИЗО-6.

Его брат Михаил Зломнов считает, что речь идёт о событиях 13 ноября 2018 года. Тогда следователь попытался ознакомить Павла Зломнова с постановлением о назначении судебно-психиатрической экспертизы без участия защитников и получил отказ.

Сейчас оба адвоката отстранены от защиты своего родственника в связи с уголовным преследованием. По их словам, двадцать адвокатов уже получили ордера и вступили в дело Зломновых, а еще 24 их коллеги выразили готовность присоединиться. В каждом заседании суда планируется участие десяти защитников.

Среди вступивших в дело есть вице-президент Санкт-Петербургской палаты адвокатов, заместитель председателя федеральной комиссии по защите прав адвокатов Юрий Новолодский и его коллеги — Иван Павлов и Натэла Пономарева из Петербурга, Виолетта Волкова и Дмитрий Репкин из Москвы.

Юрий Новолодский пояснил: «Мы вступили в новую эру тех безобразий, которые некие правоприменители пытаются совершать с адвокатурой. Нам чрезвычайно важна помощь СМИ и гражданского общества, а главное — друг друга», — подчеркнул адвокат.

«Мемориал» признал Павла Зломнова политзаключенным.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

5 комментариев

Правила общения на сайте

  • Геннадий Перечнев

    Не только мне, а, наверное, очень многим людям последнее время, месяцы, годы трудно подбирать слова, чтобы сказать то, что чувствуешь. Читая вот такие статьи… Потому, что любые слова — подлость, террор государства, человеческая низость — стали проходными и «общими». Они перестали выражать то, что выражали раньше, они девальвировались. Именно потому, что любой нормальный человек понимает — такое не просто ненормально, такого быть не может. Пытки, изощрённые издевательства — ведь меняются только обстоятельства и люди — об этом мы читаем каждый день… Мы почти привыкли к этому.
    Не найдя слов, я лишь соглашусь с Юрием Новолодским. Что главное сегодня это поддержка друг друга…

  • Николай

    в 90ые ещё возможна была люстрация, сейчас уже не получится.

  • Varvara

    Нет сил слышать о таких бесчеловечных издевательствах… И нет надежды на сдвиги к справедливости и законности.

  • Николай

    Беспредел и беззаконие, творимые путинским режимом, ужасают -с каждым днем они становятся все более изощренными. А виноваты в этом сами россияне, которые позволяют власть предержащим так с собой обращаться ит не протестуют против беззакония и произвола.

  • ФСБ ожуело, пытает людей и фабрикует дела. Пора вешать на столбах, этих йопнутых «рыцарей меча и кинжала».

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: