МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Земля там до сих пор воспринимается как основной ресурс». Интервью со специалистом по Северному Кавказу

«Земля там до сих пор воспринимается как основной ресурс». Интервью со специалистом по Северному Кавказу

Об истоках конфликтов на Северном Кавказе, о задачах, стоящих перед руководством республик и федеральным центром, о настоящем и будущем региона «МБХ медиа» рассказывает старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмет Ярлыкапов.

— После протестов из-за передела границ в Ингушетии сменился глава республики. Что должен сделать Махмуд-Али Калиматов, который до этого не работал в республике, чтобы стабилизировать ситуацию в Ингушетии?

— Я думаю, ему будет очень тяжело, потому что те события, которые произошли в Ингушетии в связи с соглашением о границе с Чечней, и тем, что происходило позже, вызвали тотальное недоверие к власти — к местной и федеральной. То, что он ингуш — это хорошо, но то, что он воспринимается как человек, делегированный федеральной властью, вызывает недоверие населения. Это будет одна из основных проблем. Нужны шаги, чтобы как-то восстановить это доверие, но я даже не представляю, что может быть сделано. Если не будет доверия населения, любые начинания власти будут восприниматься неодобрительно.

— Как наладить отношения с мусульманской общиной, у которой с Евкуровым был конфликт?

— Здесь проблемы не такие серьезные. Конфликт был у прежнего главы Юнус-Бека Евкурова с муфтием, у нового главы есть возможность с ним договориться. При этом было бы хорошо сохранить то, что было достигнуто Евкуровым в отношениях с салафитской общиной (сторонники консервативного, нетрадиционного направления в Исламе. — «МБХ медиа»). У него был очень новаторский подход, благодаря которому не усиливался конфликт и давление власти на салафитов. При этом, нужно принять меры, чтобы сделать более-менее нормальными отношения с суфийской общиной (суфизм считается традиционным направлением Ислама в Ингушетии. — «МБХ медиа»).

Новаторство Евкурова заключалось в том, что в Ингушетии не было таких практик, как в других республиках Северного Кавказа. Были попытки организовать диалог внутри мусульманской общины, чтобы сторонники суфизма с салафитами не враждовали. Этого в других регионах не было — наоборот, там есть серьезное давление на мусульманские группы, ущемление их свободы вероисповедания. Вклад Евкурова был новаторский и положительный, но муфтий Ингушетии (сторонником традиционного направления в Исламе — «МБХ медиа») это так не воспринимал.

— Почему власти других республик не одобряют салафитов? Они несут какую-то потенциальную опасность?

 — У нас сложилось представление, что салафиты — это радикальное течение, они вроде бы нетрадиционные мусульмане. А суфизм — это традиционный ислам. Поэтому у нас есть перекос в сторону безоговорочной поддержки суфийской общины. В итоге салафиты агрессивно выдавливаются из сферы государственно-религиозных отношений и чувствуют свою ущемленность, а это как раз-таки один из радикализующих факторов.

Иногда предпринимаются такие меры, как рейды на салафитские мечети в Дагестане. При этом надо понимать, доля салафитов на Северном Кавказе значительна. Они в большинстве своем люди мирные и не те, кто требуют джихада и так далее.

— Сейчас участок, переданный Чечне, не заселен. Но ведь Чечня рано или поздно начнет его осваивать? Это может возобновить конфликт?

— Учитывая конфликтность этого соглашения, самым логичным вариантом было бы то, что каких-то серьезных попыток заселения не будет, но будет какое-то другое освоение территории, например, хозяйственное. В дальнейшем это будет раздражающим фактором для ингушей. Само его наличие будет оказывать долгосрочные негативное воздействие. Но вряд ли это приведет к серьезным конфликтам. Конфликтная фаза на самом деле пройдена.

— Осетины и ингуши постоянно обвиняют друг друга в соцсетях. Часть ингушских депутатов и оппозиционеры заявляют о необходимости возвращения Пригородного района Северной Осетии в состав Ингушетии. Как долго этот конфликт будет еще длиться?

— Накал страстей во взаимоотношениях не снижается, несмотря даже на годы, прошедшие после вооруженного конфликта в 1992 году. Дело не в том, что сама конфликтная фаза прошла. В ситуации с чечено-ингушской границей конфликтная фаза тоже прошла, но то, что продолжается дальше, ведет к накоплению обиды и чувства несправедливости. В конфликте с осетинами то же самое. Пригородный район был значительной частью Ингушетии. Там и поселение Ангушт, которое дало название народу ингушей, там находятся многие значимые для народа населенные пункты — это действительно было частью Ингушетии, которую потом просто не передали обратно. Чувство несправедливости сохраняется и передается следующим поколениям. Решения, удовлетворяющего обе стороны, сейчас нет. Когда восстанавливали Чечено-Ингушскую автономию, это район просто не передали, что заложило бомбу под взаимоотношения двух народов.

— Еще есть конфликт вокруг границы Дагестана и Чечни, хотя процесс установки границы приостановлен, недавно там была стычка на границе. В ходе нее спикер парламента Чечни Магомед Даудов заявил, что многие дагестанцы сейчас живут в домах чеченцев. Насколько справедливо это обвинение?

— Это все вещи, которые заложены в советские годы, когда после депортации вернулись аккинцы (чеченцы), проживавшие на территории, которая не относилась к Чечено-Ингушской АССР. Просто аккинцев выселили вместе с остальными чеченцами. Когда они вернулись, их тоже не пустили обратно и не отдали их Ауховский район. Поэтому образно можно говорить, что дагестанцы живут в их домах, но на самом деле — на той территории, где они жили. Это тоже одна из мин, заложенных в советские годы. Решить эту проблему достаточно трудно. Хотя Новолакский район (там проживают лакцы, которых отселили от чеченцев — «МБХ медиа») перевели под Махачкалу, где выстроили новые селения, но все равно Ауховский район не восстанавливается. Там очень много проблем. В том числе, там помимо лакцев проживает много аварцев. Получается такая ситуация: на месте, где был чеченский Ауховский район, до сих пор существует Новолакский; а новый Новолакский район фактически создан, хотя таковым не объявлен. Консервация ситуации только нервирует людей.

— Как ситуацию расконсервировать? Если создать чеченский район в Дагестане, есть потенциальная угроза, что у Чечни могут появиться амбиции забрать этот район себе?

— Конечно, есть. Это тоже принимается во внимание, когда это все затягивается. Все аргументы, что этот район никогда не был частью Чеченской автономной области, а затем Чечено-Ингушской АССР, вряд ли будут работать и вполне может быть поставлен вопрос о его присоединении к Чечне.

— Почему подобных конфликтов нет, например, между разными народами в Поволжье, где соседствуют села мордовские, татарские, чувашские и русские?

— Для этого есть масса оснований. Существует давняя проблема малоземелья. Она решалась разными способами: арендой земель на равнине, через покупку и так далее. Земля там до сих пор воспринимается как основной ресурс. Плюс фактор того, что есть этносы, которые в советские годы укрепились именно как этнические нации. Последний конфликт из-за границы между Чечней и Ингушетией — это в какой-то мере конфликт между двумя этническими «национальными проектами». Ингуши воспринимали землю как свою этническую, а чеченцы — как свою. Это борьба за основной ресурс, который воспринимается как основа этнической нации — это действительно сильно выражено на Северном Кавказе.

 — Верно ли мнение, что Кадыров сейчас самый привилегированный глава на Северном Кавказе?

— Чечня не должна восприниматься как один из многих субъектов на Северном Кавказе. Нужно принимать во внимание, что там было две войны. «Привилегированность» базируется именно на этом опыте, но я бы не сказал, что она всегда будет сохраняться. Она, на мой взгляд, пересматривается и это будет дальше сказываться на объемах финансирования. На первый план в объемах финансирования вышел Дагестан, стали больше обращать внимание на его проблемы. Также стали пересматривать отношение и в плане внешней политики. Прежде Кадыров активно продвигался как российский представитель. Сейчас его привлекают меньше. В каких-то делах федеральный центр берет инициативу. Например, в вопросе возвращения женщин и детей из бывшего ИГИЛ (организации, запрещенной в России. — «МБХ медиа»). Раньше это делал Кадыров, сейчас эту инициативу взял в руки МИД. Это показывает, что отношение федеральной власти к Кадырову в будущем может пересматриваться.

— Почему Кадыров остается единственным избираемым главой на Северном Кавказе? Почему в других республиках не вводят прямые выборы главы?

— В Чечне с исходом выборов все понятно, а в Дагестане исход уже непредсказуем. Видимо, есть мотивы, что в этнически сложном Дагестане будут непонятные последствия, а в Чечне все контролируется.

— Если бы в будущем на Северном Кавказе прошли абсолютно свободные выборы, какие политические идеологии были бы востребованы?

— Это все очень сильно зависит от региона. Мы привыкли считать, что, например, Дагестан — это самый исламизированный субъект федерации. Но то, что там происходило в политике, показывает, что религиозная идеология не имеет прямого влияния на политические предпочтения. Там все-таки побеждали светские силы, в том числе коммунисты, что неожиданно для самой исламизированной республики. Большое влияние имели такие партии как «Яблоко», либеральные партии в предыдущие годы имели более высокие показатели, чем в целом по России. Ожидать серьезного исламского политического влияния не стоит. Одно время пытались исламские партии организовывать, но они получили очень низкий процент. Это все показало, что у населения не исламизированные политические предпочтения. Дагестан, например, относится скорее к числу «красных» регионов.

 — Почему в Дагестане часто, в том числе по указке бойца смешанных боевых искусств Хабиба Нурмагомедова, травят представителей субкультур, запрещают концерты поп-исполнителей, фестиваль аниме? Возможен ли в республике мир между любителями современных развлечений и радикально настроенными верующими?

— В социальных сетях можно выражать какое угодно мнение. Если ты против аниме — выражай свое мнение. Но вот уже призывы к действию, чтобы как-то помешать этому — это уже неприемлемая вещь. Здесь встает вопрос обеспечения светского характера государства. Здесь нужно соблюдать баланс. Интересы религиозной части не должны ущемляться, но в то же время и интересы светской части общества не должны ущемляться никем. У обеих сторон должно быть четкое понимание, что они живут в светском государстве и их интересы государством должны защищаться одинаково. Например, в той же истории с фестивалем аниме, участвовала полиция, которые не обеспечила нормального проведения мероприятия.

— Почему так популярен Хабиб Нурмагомедов? Вам не кажется, что у него влияние на настроения в обществе уже больше, чем у властей?

 — Такое влияние традиционно для представителей силовых единоборств. Они всегда влияли на мнение молодежи на Северном Кавказе. В силу его большого авторитета, он должен понимать, к чему приводят его призывы. Его высказывания перестают быть частным мнением.

 — Москва и Московская область — два разных субъекта федерации, и на их примере видно, что многие их совместные проекты идут со скрипом — например, метро и пригородное ЖД сообщение. Но все же идут. А на Кавказе комплексное развитие и интеграция возможны? Или республики будут развиваться как отдельные государства?

 — Комплексное развитие необходимо. Здесь важна координирующая роль федерального центра. К сожалению, сегодня ее практически не видно. Здесь есть поле для маневра федерального центра, чтобы обеспечить взаимодействие регионов и чтобы Северный Кавказ развивался как единый регион.


Наш подкаст: Владимир Севриновский. Зачем и как путешествовать по Северному Кавказу?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: