МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Лучшие традиции советского похоронного DIY». В Москве могут разрушить историческое кладбище

«Лучшие традиции советского похоронного DIY». В Москве могут разрушить историческое кладбище

Донское кладбище в Москве городские власти собираются реконструировать таким образом, что ценные исторические и архитектурные объекты будут уничтожены. Несколько колумбариев, в которых находятся более 60 тысяч ниш с захоронениями, снесут и заменят новыми, однако эксперты уверены, что такая реконструкция разрушит культурное наследие кладбища.

Массовый снос старых колумбариев и строительство новых ГБУ «Ритуал», разработавшее проект реконструкции Донского кладбища, называет «благоустройством». Информационный щит, рассказывающий о его этапах, висит на входе на территорию кладбища.

Хотя проект реконструкции был разработан госучреждением на бюджетные средства, московская мэрия все еще не выделила деньги на его реализацию. Ранее администрация кладбища обещала, что работы начнутся весной, однако пока что реконструировать колумбарии не начали. Чтобы этого и дальше не произошло, историк и эксперт по вопросам культурного наследия Наталья Самовер собирается в ближайшее время подать заявки на включение объектов Донского кладбища в реестр охраняемых архитектурных и исторических памятников.

«Все Донское кладбище как единый комплекс не признано объектом культурного наследия, хотя это, безусловно, исторический некрополь, — рассказала она „МБХ медиа“. — И это главная проблема. Там есть 21 объект, которые внесены в реестр, а все остальные охранного статуса не имеют. На мой взгляд, всему Донскому кладбищу надо давать государственный охранный статус, не выделяя на его территории отдельные объекты».

Антрополог и главный редактор журнала «Археология русской смерти» Сергей Мохов согласен с тем, что старые колумбарии нельзя сносить ни в коем случае. «В этих нишах, — пишет он о постройках, которые планируется снести, — хранятся урны раннего советского кремационного проекта — многие сделаны в единственном экземпляре, в лучших традициях советского похоронного DIY (Do It Yourself — „сделай сам“, штучная, ручная работа. — „МБХ медиа“)».

Мохов также переживает, что часть урн в процессе перезахоронения потеряется, поскольку следить за тем, как это происходит, особенно, в случаях, когда у захороненных не осталось родственников, никто не сможет. Об этом же говорит и Наталья Самовер: «Технически это, безусловно, можно сделать. Но с моральной точки зрения, на мой взгляд, любое нарушение покоя захоронений возможно только если альтернативных путей их сохранения нет. Как за этим будут следить родственники? Или какая-то комиссия, может, будет создана? Совершенно непонятно».

Многие постройки на территории Донского кладбища сейчас действительно требуют ремонта. Самовер уверена, что отремонтировать их будет проще, дешевле и этичней, чем сносить и возводить заново. «В течение десятилетий за этими колумбариями не ухаживали и, безусловно, сейчас многие из них пришли в аварийное состояние, — утверждает она, — У них протекают крыши, сыпется штукатурка, нарушена гидроизоляция фундамента. Но, опять-таки, решается это простым ремонтом, а не такой варварской реконструкцией. Причем в некоторых местах кладбища такой ремонт провели. Сносить и строить новые колумбарии — все равно, что лечить головную боль с помощью гильотины. Можно, конечно, но есть и более щадящие методы».

Донское кладбище было образовано в начале XX века в связи с переполненностью некрополя на территории Донского монастыря. На нем похоронены многие исторические личности, например, одними из первых — председатель Первой Государственной думы в Российской империи Сергей Муромцев и художник Валентин Серов. В 30-е и 40-е годы на Донское кладбище привозили тела расстрелянных на Лубянке и в Лефортово. Там расположены три братские могилы репрессированных. В советское время на кладбище захоронены маршалы Василий Блюхер и Михаил Тухачевский, театральный режиссер Всеволод Мейерхольд, писатель Исаак Бабель, художники Эль Лисицкий и Александр Родченко и другие.

На территории кладбища расположен ряд построек, которые по всем признакам могли бы войти в реестр объектов культурного наследия. Например, мемориальный комплекс, в котором похоронен Муромцев, построен важнейшим архитектором эпохи модерна Федором Шехтелем, а скульптурный бюст председателя Первой Государственной думы — работа известного скульптора Павла Трубецкого.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: