МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Был ли спектакль»: в Мещанском суде продолжают изучать репертуар «Платформы»

Очередное судебное заседание по делу «Седьмой студии» состоялось на 583 день домашнего ареста режиссера Кирилла Серебренникова и на следующий день после Дня театра, который отмечается 27 марта. Судья Аккуратова шесть часов пыталась выяснить, какие спектакли ставил проект «Платформа» с 2012 по 2014 год.

Перед началом заседания в коридоре Мещанского суда шутили про День театра. Кто-то из пришедших подарил Софье Апфельбаум, которая сейчас работает директором Российского академического молодежного театра, ветку декоративной сирени. Кирилл Серебренников пришел в толстовке с надписью «theatre is punk». На заседание собралось довольно много людей, все надеются, что сегодня произойдет какое-то развитие дела: 3 апреля у Серебренникова истекает срок домашнего ареста, кроме этого судья Аккуратова может, наконец, назначить обещанную экспертизу дела.

После того, как слушателей и участников дела впускают в зал, судья мгновенно начинает дело, как будто и не было перерыва. Быстро выясняет, что от потерпевшей стороны, то есть, представителей Минкульта, никто не явился, произносит: «Итак, 2012 год, Кирилл Семенович». Серебренников проходит к кафедре с пачкой скрепленных листов, на каждом из которых таблица с мероприятиями и спектаклями «Платформы» за все годы работы. На прошлом заседании заслушали данные по 2011 году, по 2012 году выступила только Софья Апфельбаум. Всем подозреваемым по делу судья задает одни и те же вопросы: были ли в действительности поставлены спектакли и проведены мероприятия, указанные в отчетах.

2012

Судья и режиссер перечисляют названия и даты спектаклей «Был ли показан спектакль „Охота на Снарка“»?" — начинает Аккуратова. Серебренников отвечает, что был, называет точные даты, уточняет, что было 9 показов. Дальше идут: «Музыкальный перформанс Autland», «Лаборатория транскрипция», «Восстание», «Диалоги» и все другие названия, которые постоянно упоминаются в деле. Иногда по датам спектаклей и количеству показов Серебренникова поправляют адвокаты и Софья Апфельбаум. Судья сверяет слова режиссера с материалами дела, иногда они расходятся и начинаются вопросы. Спектакль, который Серебренников называет «Восстанием», в финансовом отчете назван «Восстанием машин». Подобные же расхождения с музыкальным перформансом «Харакири», который в бумагах записан как «Концерт-компас. Стороны света».

«С названиями была свистопляска, — признает Серебренников, — Мы как кураторы имели в голове название „Харакири“, а потом приходили артисты или музыканты и говорили, что они видят иначе, и в процессе все менялось».

Продолжается перечисление спектаклей, образовательных мероприятий и гастролей. Когда судья спрашивает у Серебренникова, обоснованы ли затраты на показы, он отвечает: «Я никогда не смотрел отчеты, я не про деньги совсем».

Приглашенный следующим Алексей Малобродской сразу оговаривается, что работал над проектами «Платформы» только до августа 2012 года и не может отвечать за весь год.

«Я занимался продакшеном, то есть реальной подготовкой и выпуском мероприятий. Я не занимался формированием и сдачей отчетов в Минкультуры. Я могу говорить о том, что было реально поставлено до августа 2012 года», — предупреждает Малобродский.

Повторяется все тот же допрос, с теми же вопросами и почти такими же ответами: Происходило ли такое-то мероприятие («Autland», «Охота на Снарка», «Сон в летнюю ночь», «Мальчики пахнут апельсинами», фестивали, лекции, встречи с режиссерами и образовательные проекты), сколько было показов, имели ли место гастроли? Ответы разнятся только в той части, что Малобродский называет данные по август 2012. Например, на концерте «Классики авангарда» он присутствовал уже как зритель и поэтому точно знает, что он был.

— И что было на концерте?

— Это была серия концертов… классиков авангарда, — отвечает Малобродский слегка запнувшись, — и современных композиторов, насколько я помню.

После еще нескольких вопросов о том, кто оплачивал гастроли и финансировал те или иные мероприятия, Малобродский возвращается на место. Дополнительных сведений о том, что мероприятия правда были, у него нет. Так как после 2012 года он не работал, сегодня его больше допрашивать не будут.

Фрагмент постановки «Autland» на театральной площадке «Платформа». Фото: Сергей Карпов / ТАСС

2013

К кафедре выходит Софья Апфельбаум, после нескольких уточнений по 2011 году, о котором говорили в прошлый раз, переходят к вопросам по 2013-му. «Страсти по Никодиму» «Вибрация Вселенной», «Ночь неожиданностей», Фестиваль «Музыка будущего». Все спектакли и показы Апфельбаум называет с датами: фестиваль грузинской музыки проходил 14 декабря 2013-го, перформанс «Удивленное тело» шел три дня, 13-го, 14-го и 15-го июня. Вопросы возникают к спектаклям «Спящая красавица» и «Кватро» — первый есть в отчетах, но в итоге был поставлен в следующем году, а в том его заменили на спектакль «Чучело», а «Кватро» — на ряд других мероприятий Судья уточняет, были ли согласованы замены с министерством.

— Со мной не согласовывались, лично отчеты я не принимала, отчеты приносились исполнителям, в данном случае это была Балашова, но она не ставила меня в известность

— А если бы вы знали, что была замена?

— Нужно было бы подписать допсоглашение, в котором указать все изменения. Это нормально, тут нечего было скрывать.

После этого снова выходит Серебренников, ему задают те же вопросы. Все время допросов прокурор Лавров, присутствовавший на заседании, молча делает записи на листах A4. К этому моменту таких листов уже пять.

Помимо того, о чем говорила Апфельбаум, Серебренников уточняет, что спектакль «Кватро» заменен был на семинары для руководителей театральных площадок, но в творческом отчете этого не было отражено. «Мы их видели здесь, на видео, они правда были», — напоминает Серебренников об одном из предыдущих заседаний, на котором смотрели видеоматериалы.

Отвечая на вопрос о спектакле «Сон в летнюю ночь», Серебренников объясняет финансовую сторону производства:

— Иногда, когда мне показывали сметы, я удивлялся и говорил: «Почему так дорого, на эти деньги можно несколько новых спектаклей поставить». Тогда мне объяснили, что эти суммы оправданы.

По его словам, так как на «Платформе» каждый раз ставят новый спектакль, это намного сложнее и дороже, чем постановка в репертуарных театрах: каждый раз нужно привозить-увозить оборудование, декорации, где-то их хранить, потом монтировать и демонтировать. «Я хотел, чтобы денег тратилось как можно меньше, но не получалось», — признает режиссер. На вопрос, соответствовали ли реальности финансовые отчеты, Серебренников отвечает: «Я никогда не занимался финансовыми отчетами, я пытался сократить расходы, но повлиять на них я мог только творчески. Я мог сказать „давайте уберем этот потолок к чертям собачим“ и все».

Софья Апфельбаум и ее адвокат Ирина Поверинова (слева направо) у Мещанского суда. Фото: Гавриил Григоров / ТАСС

2014

По последнему году работы «Платформы» Апфельбаум выступает кратко — она работала только до мая 2014. Она поясняет, что в том году вышел спектакль «Смерть и девушка», который репетировался в прошлом и проходил в отчетах как «Спящая красавица». Также отвечает на вопросы про гастроли во Франции — частично их оплачивала принимающая сторона.

Апфельбаум подтверждает, что в 2014 году вышло меньше спектаклей, чем запланировано: «Я настояла на том, чтобы был учет мероприятий и сколько их было. Должно было быть показов 40, а у меня по отчетам 32. При этом часть спектаклей была заменена другими и многое поменялось. Я не знаю, почему тогда это нигде не было учтено».

В последний раз выступает Серебренников, перечисляет спектакли очередного года. Говорит, что изменился формат мастер-классов, но почему-то это тоже не отразили в отчетах: теперь они проводились перед и после концертов и выступлений, на них режиссеры и музыканты объясняли представления и перформансы, которые смотрят зрители, чтобы они лучше понимали произведения.

«Я надеюсь, что отраженные в отчетах суммы соответствовали затратам. У меня нет оснований не доверять людям, составлявшим отчеты, — заявляет Серебренников на очередной вопрос о финансировании. Он говорит, что подобные вопросы лучше задавать исполнительным продюсерам. — Давайте мы их в следующий раз пригласим? Всех привезем!»

Объявляется последний перерыв, большинство слушателей разошлись. После перерыва Аккуратова возвращается в зал и без предисловий задает вопрос об экспертах, которые могут провести экспертизу:

— Вот эти эксперты, которых вы просите назначить, как вы их выбрали?

Защитники, молчавшие все шесть часов заседания, сразу оживляются — экспертизу Аккуратова хотела назначить еще больше месяца назад, тогда же предложили проводить экспертизу в центре при Министерстве Юстиции, а также несколько дополнительных экспертов из театральной сфере. С места встает адвокат Серебренникова Дмитрий Харитонов:

— Это известные среди деятелей культуры специалисты. Там представлены авторитеты по всем направлениям, Что касается оценщиков это известные на рынке оценочных услуг люди, специализирующиеся в том числе на судебных экспертизах. Мы много лет к ним обращаемся как адвокаты.

— Контакты у вас есть их?

— Есть контакты и деятелей культуры и оценщиков, это очень известные люди. Мы предоставим все данные.

Про экспертизу Аккуратова больше ничего не говорит и предлагает назначить следующее заседание на 1 апреля. Адвокат Ирина Поверинова просит допросить еще технического директора «Платформы» Назарова, а также линейных продюсеров Сиваева и других: «Это очень важно, ваша честь, мы практически уверены, что у этих свидетелей есть множество документации, которая пригодится также и экспертам». Аккуратова не отвечает и завершает заседание.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: