МБХ медиа
Сейчас читаете:
Как перечень террористов и экстремистов Росфинмониторинга стал механизмом политических репрессий

В перечень террористов и экстремистов Росфинмониторинга регулярно попадают фигуранты политических уголовных дел. Сейчас в нем более девяти тысяч человек, причем некоторые из них еще не признаны виновными — например, там уже находятся обвиняемые по делам «Нового величия» и «Сети», хотя судебные слушания по ним еще не завершились. Насколько это законно и что влечет за собой попадание в этот список?

Девятерых из десяти фигурантов дела «Нового величия» внесли в список террористов и экстремистов Росфинмониторинга. Все они обвиняются в создании экстремистского сообщества (статья 282.1 УК РФ) — по утверждению адвокатов и самих фигурантов, на основании показаний штатного сотрудника ФСБ Руслана Д., который убедил молодых людей преобразовать чат в Telegram в политическое сообщество.

«Мы обескуражены этим фактом, потому что еще до вынесения приговора, до вступления его в силу признан факт, что эти люди являются террористами. Как должна работать защита, как человек будет доказывать свою невиновность, когда все уже предрешено?» — заявила «МБХ медиа» адвокат Анны Павликовой Ольга Карлова. По ее словам, внесение фигурантов в список до признания вины — это нарушение их конституционных прав, которое они будут обжаловать.

Адвокат Дамир Гайнутдинов утверждает, что в перечень Росфинмониторинга действительно могут включать и тех лиц, в отношении которых еще не вынесен приговор суда.

«Для попадания в список нет необходимости обвинительного приговора суда, достаточно просто подозрения, — рассказал адвокат „МБХ медиа“. — Удивительно то, что в XXI веке в государстве, которое называет себя демократическим, возможны такие беспрецедентные меры в отношении лиц невиновных. Но с точки зрения действующего российского законодательства это нормально. В этом списке несколько тысяч человек и подавляющее большинство попало туда еще до приговора суда».

Как объяснил Гайнутдинов, в список включают тех, кто проходит подозреваемым или обвиняемым по антиэкстремистским или антитерорристическим статьям — 282.1, 280.1, 205,2 УК РФ и другие. «Часто это почти автоматическая история — возбуждая дело, следователь направляет сведения в Росфинмониторинг. Особенно по резонансным делам», — объясняет Гайнутдинов. Точно так же, например, до приговора суда, были внесены в список Росфинмониторинга фигуранты «дела Сети».

Попадание в список — это не только арест счетов, но и блокировка всех финансовых операций. Как говорит адвокат, исключением могут стать только сумма в 10 тысяч рублей на члена семьи в месяц.

У Марии Мотузной, которую обвиняли в экстремизме из-за картинок в социальной сети «ВКонтакте», заблокированы были не только счета, но и сим-карта мобильного телефона.

«Я практически год жила без карт и даже сим-карту мне заблокировали, поэтому я не могла даже с телефона ничего оплачивать. МТС дал мне официальный ответ, что это из-за того, что я внесена в список», — рассказала Мотузная «МБХ медиа».

По словам девушки, никаких уведомлений от Росфинмониторинга или других органов о включении в список ей не приходило. «Я даже о списке таком не знала. Когда пришло уведомление от „Сбербанк-онлайн“ о блокировке счетов, следователь мне сказала, что это для проверки и через неделю-две разблокируют. Но, естественно, не разблокировали». По словам Мотузной, в какой-то момент ей в банке сообщили, что у нее на счету уже накопился громадный долг и «всем „террористам“ так блокируют».

Мария Мотузная. Фото: Андрей Луковский / Коммерсантъ

«Формально все сделано в рамках международного права»

Мотузную вычеркнули из списка автоматически после прекращения уголовного дела, заявления ей подавать не пришлось. Но, как говорит адвокат Гайнутдинов, иногда приходится «напоминать» Росфинмониторингу о необходимости исключить человека из списка. Это должно происходить в течение года после исполнения наказания, в тех случаях, когда человек приговорен к наказанию, не связанному с лишением свободы.

«Например, если у человека судимость с испытательным сроком, то из списка исключают в течение года после завершения испытательного срока. Либо, если назначен штраф, то в течение года с момента выплаты штрафа», — объясняет адвокат. Если же наказание более суровое, то ждать разблокировки счетов и исключения из списка придется несколько лет, пока не будет погашена судимость. А за тяжкие преступления, к которым относятся террористические и экстремистские деяния, судимость погашается по истечении восьми лет.

Сейчас в списке Росфинмониторинга находятся активистка Движения за восстановление прав граждан СССР Любовь Кудряшова, представители признанной в России террористической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», руководитель самарской общественной организации «Община коренного русского народа» Любовь Кузаева, журналист и правозащитник Виктор Корб, опубликовавший последнее слово публициста Бориса Стомахина. А также студент Алексей Баинов, разместивший во ВКонтакте 12 мемов. Дело против него прекратили, но его фамилия еще есть в списке.

«Формально все сделано в рамках международного права, — поясняет Гайнутдинов, — есть конвенция о противодействию терроризму, по ней Россия должна контролировать подозрительные финансовые операции. Но как это часто происходит у нас, такие вещи становятся механизмом политических репрессий».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

2 комментариев

Правила общения на сайте

  • Геннадий Перечнев

    Государство на официальном уровне принимает в Кремле представителей «Талибан» — запрещённой террористической организации. По всей видимости, это государство не террористическое.
    Государство ведёт террор против собственных граждан, Личности, базовых человеческих ценностей. Отменяя действие собственной Конституции, осуществляя в ежедневном режиме насилие и произвол, фабрикуя уголовные дела, используя инструмент пыток и заложничества, совершая преступления против человечности на мировой арене. Надо думать, такое государство не является террористическим.
    Государство с помощью провокаторов от государства (ФСБ) создаёт организации «Сеть» и «Новое величие», осуществляя террор против фигурантов этих дел, в частности, и мыслящей молодёжи, вообще. Аналогично, как можно охарактеризовать такое государство, как террористическое?
    И это же государство вносит в список террористов девушку, постившую картинки в соц. сети, журналиста, опубликовавшего «последнее слово» человека с открытого суда или ещё одну девушку, только-только пошедшую знакомиться с этим миром.
    Нет слов. Но хочу согласиться с тем, что пытался донести русским языком, всеми его инструментами публицист Стомахин — такому государству не должно быть места на карте !

  • Сергей Смирнов

    Мне кажется нужно таким людям получать политическое убежище на Западе. Чтобы сам список был дискредитирован в глазах мирового сообщества и чтобы было видно кого и как режим назначает в террористы.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: