МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Мне давали бумажки, и я подписывала»: на заседании по «Театральному делу» допросили сотрудницу «Платформы»

«Мне давали бумажки, и я подписывала»: на заседании по «Театральному делу» допросили сотрудницу «Платформы»

В Мещанском суде прошло очередное заседание по делу «Седьмой студии». Допросили свидетельницу Дарью Артемову, которая работала организатором мероприятий на спектаклях «Платформы». На заседании она неcколько раз подтвердила, что обналичивала деньги через специально созданное ИП, но тратила их только на рабочие нужды.

На заседание в Мещанский суд пришло не так много людей, начала процесса в коридоре ждали не больше 20 человек. Приставы вежливо сообщили, что все поместятся в зале, и попросили выключить звук на мобильных телефонах: «До первого замечания, иначе сразу отправитесь в столовую». Все рассаживаются, больше половины мест в зале свободны. Судья Ирина Аккуратова как всегда тихо начинает процесс и просит пригласить свидетеля.

В зал заходит невысокая девушка, проходит к трибуне, отдает паспорт судье и явно нервничает: «Рюкзак, рюкзак снимите», — подсказывает ей адвокат Алексея Малобродского Ксения Карпинская. Свидетельница быстро подбегает к первому ряду сидений и суетливо снимает спортивный рюкзак. Девушка — Дарья Артемова, она работала на «Платформе» организатором мероприятий, хотя точно назвать свою должность не может. По ее словам, главное было: «Делать все, что в твоих силах для организации проекта». Артемова утверждает, что официально трудоустроена не была и получала зарплату наличными, около 50−60 тысяч рублей, но «когда мы совсем помирали на спектаклях, то были премии».

Прокурор Лавров и защитники по очереди спрашивают свидетельницу, знала ли она Серебренникова, Малобродского, Апфельбаум и Итина, в разработке каких спектаклей они принимала участие, кому непосредственно подчинялась и в чем конкретно заключались ее обязанности и обязанности и обязанности других сотрудников. «Если бы вы хоть раз были на выпуске спектакля, у вас бы не было таких вопросов, правда», — восклицает свидетельница в ответ на очередной вопрос.

«Я в этом ничегошеньки не понимаю»

Самое большое внимание уделялось вопросам бухгалтерии. Прокурор спрашивал, чем занимались в проекте Татьяна Масляева и Лариса Войкина, как проходила выдача денег. Войкина, по словам Артемовой, была кем-то вроде кассира: «Ларисочка выдавала нам денег. Если нам нужно было купить реквизит или что-то такое, она выдавала нам денежку, и мы потом отчитывались за покупку». Отчеты велись в виде пояснений на листе А4 с приколотыми к нему чеками и расходниками («это если покупалось на avito, а мы там очень много всего покупали»). Масляева, по ее словам, была бухгалтером, но лично они не были знакомы.

«Покупать по безналу соленые огурцы не пойдешь, поэтому нужны были наличные деньги», — объясняет свидетельница выдачу денег. Когда проектов стало много и вести учет становилось все сложнее, Екатерина Воронова («Катя», как называет ее Артемова) предложила оформить на Артемову ИП, чтобы снимать наличные деньги было удобнее. Девушка согласилась.

И судья, и стороны несколько раз спрашивали свидетельницу, какие именно договоры она подписывала как ИП, и кто был контрагентом, она так и не смогла ответить: «Понимаете, я в этом ничегошеньки не понимаю. Мне давали бумажку, говорили подписать, я подписывала». Кто составлял договоры, свидетельница сказать не могла, своих копий бумаг у нее не было. Также она не смогла вспомнить, как долго использовали ее ИП для перевода, и как именно использовались деньги. После того, как она снимала деньги со счета, она «сразу же» передавала их кому-то из руководства или использовала для нужд проекта.

Судья Аккуратова спросила свидетельницу, выплачивали ли ей какую-то компенсацию за то, что через ее ИП проходили деньги. Артемова уверенно ответила: «Что? Господь с вами! Нет! Я работала с утра до ночи на „Платформе“ и получала зарплату за это, это все».

При этом когда Артемову спросили, знала ли она, откуда у «Платформы» деньги, она ответила, что в то время не догадывалась, что деньги государственные, и об этом не думала. О том, что средства на реализацию проекта выделяет Минкульт, она узнала только после возбуждения дела.

Вспомнить всех

Защитница Алексея Малобродского Ксения Карпинская просит приобщить к делу распечатки переписки Малобродского и Артемовой по электронной почте. Прокурор возражает, якобы документы в «слишком свободной форме», но судья Аккуратова все равно приобщает. Карпинская просит свидетельницу вспомнить, что за список приложен к переписке:

— Это все реквизит к спектаклю «Охота на Снарка», гениальный спектакль, если вы не видели, то очень жаль, — говорит Артемова.

Затем ее просят перечислить все спектакли: «Сон в летнюю ночь», «Мальчики пахнут апельсинами», «Охота на Снарка», «Отморозки» и «Метаморфозы» и т. д. Когда она не может вспомнить название одного спектакля: «Жуткий такой был», ей под смешки зала подсказывает сидящий на первом ряду Серебренников: «„Голод“ это был».

Потом ей показывают также взятую из переписок таблицу с отпусками сотрудников на 2012 год, и она вспоминает все их должности, перечисляет также по памяти всех технических сотрудников «Платформы» - осветителей, звукорежиссеров, костюмеров и так далее. Адвокат Харитонов спрашивает: «А еще маленький актер такой был» и жестом показывает, какой он был маленький: «А, Кукушечкин!», — говорит свидетельница, и все смеются. «Можно, пожалуйста, посерьезнее», — успокаивает зал судья Аккуратова.

Единственное, что совсем не может вспомнить свидетельница, это то, до каких пор она работала на «Платформе». «Ни время года, ни месяц не можете вспомнить?», — спрашивает ее адвокат Харитонов. «Ну, было тепло», — говорит Артемова. Дальше адвокаты задают вопросы о количестве «привезенных» спектаклей и актеров и оплате их гонораров, но точных данных бывшая сотрудница дать не может. Артемова интересуется, почему ее не спросили про реквизиты к другим спектаклям, ведь информация о них есть в переписке с Малобродским. Судья просит ее поискать и принести на следующее заседание все другие данные. «У меня еще и фото со спектаклей и репетиций есть!» — говорит свидетельница. «И их тоже приносите», — улыбается Аккуратова.

Одной из последних свои вопросы задала адвокат Софьи Апфельбаум Ирина Поверинова: «Скажите, а вы за время работы зрителей видели?». Артемова от такого вопроса на секунду растерялась, но ответила: «Видела, каждый раз видела».

Свидетельницу освобождают от дальнейшего участия в процессе. Больше сегодня опрашивать некого, государственный обвинитель заявляет, что пока не может точно сказать, когда сможет принять участие в процессе свидетель обвинения, поэтому судья назначает дату следующего заседания по собственному усмотрению.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.