МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Мы же среди добрых людей». Как Мосгорсуд оставил фигурантов «Нового величия» под арестом

«Мы же среди добрых людей». Как Мосгорсуд оставил фигурантов «Нового величия» под арестом

В Московском городском суде 10 января прошло заседание по жалобе защитников фигурантов «Нового величия» на продление ареста. Первым прошел процесс над теми, кто находится под домашним арестом, а затем над находящимися в СИЗО. Несмотря на доводы защиты о том, что молодым людям надо лечиться, ходить на учебу и зарабатывать деньги, суд оставил всех фигурантов под арестом.

Рощин, Дубовик и Павликова

Анна Павликова, Мария Дубовик и Максим Рощин в здании Дорогомиловского районного суда в Москве, 7 декабря 2018 года. Фото: Владимир Андреев / URA.RU / ТАСС

К десяти утра коридор перед залом 324, где должна пройти апелляция, забит. Одетая во все черное Аня Павликова пришла в компании родителей и правозащитников; Маша Дубовик ожидает начала в компании мамы и молодого человека. Третий фигурант, Максим Рощин, одиноко гуляет по коридору. Всего поддержать участников пришло более 30 человек.

Заседание начинается с опозданием в 15 минут. «Всех приветствую, присаживаемся», — судья Николай Ткачук входит в зал почти с улыбкой.

«Установим личности обвиняемых в хронологическом, ой, то есть в алфавитном порядке», — начинает судья.

«Анна Дмитриевна, верны установочные данные, которые я озвучил?» — спрашивает судья.

«Да… да», — еле-слышно отвечает Павликова и косится на защитников.

«Да вы на меня смотрите, — обращается к ней судья. — Мы же среди добрых людей».

Установив личности фигурантов, судья переходит к самому делу.

Первой выступает адвокат Павликовой Ольга Карлова — она просит приобщить к материалам дела выписку из больницы (незадолго до нового года Анну Павликову госпитализировали. По словам адвокатов, у девушки диагностированы множественные нарушения психики — «МБХ медиа»)

«А что у нее? Множество диагнозов? Ага, можно не оглашать, — понимающе говорит судья. — Ну да, оглашать не будем».

Вслед за ним выступает адвокат Николай Фомин. Защитник просит приобщить к материалам дела ходатайства, согласно которому еще в октябре была проведена экспертиза, которая не выявила признаков экстремизма в листовках «Нового величия». Ткачук ходатайство принимает.

После этого судья переходит к прениям сторон. Первым выступает адвокат Марии Дубовик Максим Пашков.

«Следствие мотивировало продление ареста тем, что необходимо провести экспертизу. Но экспертиза уже была готова к третьему октября. И следователь фактически вводит следствие в заблуждение. Была готова экспертиза, но только ее результаты следователя не устроили, потому что эксперты указали, что никакого экстремиста в листовках не было, — говорит адвокат Марии Дубовик Максим Пашков. — И что получается, он будет делать экспертизы до тех пор, пока результаты его не устроят?»

После этого выступает отец Ани Павликовой Дмитрий.

«Моего ребенка арестовали в 17 лет, — рассказывает он. — Она провела пять месяцев в СИЗО. Это действительно тяжелобольной ребенок. В изоляторе она получила много диагнозов, ее просто сломали. Я прошу вашу честь учесть все мои пожелания. Проявите гуманность. Она хочет учиться и быть ученым. Ваша честь, прошу». Дмитрий садится, Анна не сводит глаз с отца.

Затем выступает прокурор Березина. «Идет активный сбор доказательств. Обращаю внимание, что на домашнем аресте подсудимые не лишены возможности получать помощь», — заявляет обвинитель. Она просит оставить жалобу без удовлетворения. Судья передает слово самим фигурантам.

«Я очень хочу начать обучение, — начинает свою речь Мария Дубовик. — Я устала сидеть дома. Психологически. И еще мне надо лечиться. Все».

Дубовик садится. Вслед за ней неуверенно встает Аня Павликова.

«Я когда сидела в СИЗО, у меня очень испортилось здоровье, — заикаясь, говорит девушка. — У меня нашли две кисты в двух разных местах. У меня сейчас берут анализы на проверку. Очень тяжело лечиться, потому что я не могу сама взять талон, чтобы идти ко врачу нужно разрешение. И нам даже не дали никаких послаблений чтобы посещать врача свободно по записи». Девушка просит облегчить ей меру пресечения, и хотя бы отпускать к врачу. Судья Ткачук задумчиво слушает девушку, а затем передает слово Максиму Рощину.

«Меня интересует вопрос заработка, которого я лишен. Документов у меня нет, вилл нет, загранпаспорта тоже», — лаконично говорит Рощин и садится. Судья Ткачук удаляется буквально на 10 минут, а затем возвращается с решением — оставить домашний арест в силе, уменьшив его на один день — до 12 марта.

«Доброго дня, до свидания», — прощается Ткачук и покидает зал суда.

Карамзин, Костыленков, Крюков и Полетаев

Вячеслав Крюков, Петр Карамзин, Дмитрий Полетаев и Руслан Костыленков. Кадр: Радио Свобода

Второе заседание начинается в половине третьего. На нем рассматривают апелляцию о продлении меры пресечения для фигурантов, находящихся в СИЗО — Руслана Костыленкова, Петра Карамзина, Вячеслава Крюкова и Дмитрия Полетаева.

Судья Владимир Усов начинает с установления личности подсудимых. Самих фигурантов из СИЗО не привезли — они отвечают на вопросы судьи по видеосвязи. На экране видно, что молодые люди одеты в куртки.

«Холодно там, наверно», — шепотом говорит одна из слушательниц.

«Да, он заболевает еще, вот и в куртке», — так же тихо поясняет мать Дмитрия Полетаева Галина.

Параллельно с этим судья начинает монотонно читать апелляционные жалобы подсудимых и их защитников.

«Все доводы следствия и прокуратуры основаны лишь на голословных высказываниях, никаких доказательств не было предъявлено, — выступает адвокат Руслана Костыленкова Алексей Салагаев. — Кроме того, другие фигуранты, в частности Павликова и Дубовик, находятся дома. Только по половому признаку, что ли?»

После него выступает Дмитрий Полетаев. Молодой человек просит изменить ему меру пресечения в связи с тем, что ему необходимо посещать врача.

«Я постоянно болею, у меня открыто окно, и меня продувает», — говорит молодой человек.

Вслед за ним выступает его защитник Александр Борков.

«В каждом случае следователь указывает на необходимость процессуальных действий, а также на призрачную возможность подсудимых повлиять на свидетелей, —говорит адвокат. — Но прошу обратить внимание, что все экспертизы уже проведены». В конце защитник просит отпустить Полетаева под домашний арест.

«Павликову и Дубовик перевели под домашний арест, но дело не выделено в отдельное производство», — выступает адвокат Петра Кармазина Александр Лупашко.

Усов внимательно слушает речи фигурантов и их защитников, а прокурор крутит ручку в руках и смотрит в стол. Слово берет Руслан Костыленков.

«Хотелось бы на домашний арест, ваша честь. Но после этих десяти месяцев уже ни во что не верится», — говорит молодой человек. Караулящий выход судебный пристав скрывает зевоту рукой.

Свою речь начинает прокурор Поддубровский.

«Прошу постановление Дорогомиловского оставить без изменения», — монотонно и неразборчиво бубнит обвинитель. Выслушав выступления, Усов удаляется в совещательную комнату. Во время перерыва молодые люди смеются и обсуждают, идет ли Костыленкову щетина. Галина Полетаева машет сыну рукой.

Через несколько минут Усов возвращается и читает никого не удивившее постановление — оставить молодых людей в изоляторе. Заседание объявляется закрытым.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

1 комментарий

Правила общения на сайте

  • Александр Васильевич Зиновьев

    К сожалению на Руси до сих пор в Праве точнейшая поговорка про Суды всё ещё работает.
    Я не верю судьям и Судам. Вот не верю и всё тут.
    Поэтому — много е у нас криво косо в стране.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: