МБХ медиа
Сейчас читаете:
От пантюркизма к ВБОН: почему в России появились сторонники Эрдогана

Несмотря на нестабильность российско-турецких отношений и конфликты во внешней политике по вопросам Сирии и Крыма, в России развивается сообщество сторонников президента Турции Реджепа Эрдогана, Турции в целом, а также пантюркизма. В то время, как в российских национальных республиках затухает национализм, подпитка пантюркистских настроений идет через все увеличивающуюся азербайджанскую диаспору. Корреспондент «МБХ медиа» выяснил, как сделать пальцами «знак серого волка», при чем здесь этно-националистическая группа ВБОН и стоит ли Владимиру Путину беспокоиться из-за роста популярности Эрдогана в России.

В октябре 2019 года стало известно о сообществе ВБОН (во благо общего народа). Эта этно-националистическая группа состоит в основном из российских азербайджанцев. Они занимались нападениями и травлей людей, которых они считали обидчиками азербайджанского народа. Подписчиков сообщества ВБОН объединяет интерес к протурецким и пантюркистским пабликам. Стремление азербайджанцев в России к пантюркизму вызвано развитием «мягкой силы» Турции, а рост шовинизма среди них — многолетним конфликтом с армянами, рассказали «МБХ медиа» эксперты. Хотя Россия пытается бороться с пантюркистскими организациями, пока она не выработала внятной политики интеграции мигрантов.

Что такое пантюркизм

Пантюркизм — это идеология, направленная на объединение тюркских народов. Взгляды на необходимый уровень объединения разнятся: от объединения в одно государство до объединения в одну нацию в разных государствах.

Большая часть тюрков проживает в Турции. В России их число по последней переписи составляет более 11 миллионов человек. Хотя большинство тюркских народов мусульмане, в том числе татары и башкиры, среди них есть и православные христиане — чуваши, и буддисты — тувинцы. Самые северные тюрки — якуты — сочетают православие с традиционными верованиями.

Наиболее актуально вопрос пантюркизма и протурецких настроений стоит среди азербайджанцев, независимо от того, в какой стране они находятся — Россия, Турция, Иран или сам Азербайджан. «Среди азербайджанцев популярна идеологема: одна нация — два государства, поскольку у них близкие к турецкому язык и культура», — рассказал «МБХ медиа» старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмет Ярлыкапов.

Однако активисты такого толка есть и в национальных республиках России. Интерес к турецкой политике среди них не ограничивается темой пантюркизма, лояльность к турецкой власти проявляют и некоторые мусульмане не тюркских национальностей.

Ярлыкапов и специалист Центра исламоведческих исследований Академии наук Республики Татарстан Валерий Горшунов говорят, что с пантюркистами не надо путать людей, которые просто ассоциируют себя с тюрками и не хотят, чтобы их полностью русифицировали. «Тюркизм как идентичность сегодня существует как общее идейное направление, в котором существуют различные субкультурные взгляды. Эти взгляды между собой здорово враждуют», — говорит Горшунов. Сейчас есть некие идеализированные представления о тюркском братстве, добавляет Ярлыкапов. Термин пантюркизм закрепился в советские годы, считают они.

«Тогда любого любого татарина со своей идентичностью записывали в пантюркисты. Пантюркизм — это обобщение, как если бы всех мусульман обвиняли в джихадизме»,

— сказал Горшунов

Тюркоязычные страны регулярно проводят саммиты «Тюркского союза». В нем состоят Азербайджан, Турция, Казахстан, Киргизия, Узбекистан. Проведение саммитов не имеет значения для реальной политики, считает старший преподаватель Департамента политической науки НИУ ВШЭ, эксперт Российского совета по международным делам Григорий Лукьянов: «Им очень сложно перейти от слов к конкретным действиям. Саммиты носят скорее этнографическую роль». Впрочем, тюркские страны уже начали проводить совместные военные учения.

Соцсети пантюркистов: спасти угнетенных

В социальных сетях на русском языке ведется несколько пабликов с тюркской и протурецкой тематикой. У большей части их подписчиков как место жительства указана Россия. Администратор паблика во «ВКонтакте» «Возрождение Турции» рассказал «МБХ медиа», что российским мусульманам и тюркам интересен контент паблика, потому что Турция и ислам для них — единственная надежда на обретение независимости и спасение их от угнетения: «РФ со времён царской России ведет политику русификации, не учитываются интересы коренных народов, да и сам русский народ страдает от режима евреев. Они не могут положиться на государство, потому что власти не учитывают интересы народа, только интересы еврейской элиты. Политика Путина противоречит интересам всех народов России включая русских, так как права простых людей не защищены, прав тот, кто сильнее.

Россия, по сути, мафиозное государство, единственный вариант сохранения России в том виде, в котором она существует, это единая идеология, сильная и способная объединить все народы, и это ислам — второго не дано.

Ислам единственный выход России выжить в качестве империи», — рассказал администратор сообщества. Он поддерживает политику правящей партии в Турции, так как она «ведет курс на возвращение Турции в клуб сильнейших государств планеты».

Похожие паблики также выступали в поддержку в ВБОН. Среди них «Голос Турции», паблик, посвященный азербайджанской армии Azerbaijani Armed Forces и другие.

На Youtube есть канал на русском языке «Тюрки национал-социалисты».

Эхо лихих девяностых

Пантюркистские организации получили серьезную поддержку на постсоветском пространстве в 90-е. «Это был период, когда после распада СССР Турция вкладывала деньги для того, чтобы создать на постсоветском пространстве сферу влияния. Происходила экономическая экспансия турецких компаний, также делались вложения в культуру — то, что мы сегодня называем мягкой силой. Она помогала продвигать интересы Турции посредством создания протурецких групп в обществе и элитах стран постсоветского пространства. Преимущественно это касалось Казахстана, Узбекистана и Киргизии, Азербайджана и отдельных регионов РФ, в которых проживают тюркские народы. Эти организации носили просветительский характер: ставили своей целью сохранение тюркской культуры, исторического наследия, проводились международные конгрессы, — говорит Лукьянов. — Несмотря на то, что уровень турецкого финансирования таких организаций в начале 2000-х постепенно начал спадать, они достаточно сильно укоренились в регионе для того, чтобы обеспечивать себя самостоятельно или из внешних источников — исламского банкинга и другого бизнеса».

Популярность пантюркистских настроений в азербайджанской диаспоре в России можно сравнить с организациями политического толка, которые существовали в 20 веке — в Турции в 60−80-е годы — и появились в Азербайджане на рубеже 80−90-х на фоне развития карабахского конфликта, говорит Лукьянов: «В начале 90-х в Азербайджане они фактически были правящей политической силой, на которую опирался президент Абульфаз Эльчибей, вошедший в историю как покровитель пантюркистских настроений, активно продвигавший пантюркистскую риторику».

«В Азербайджане сейчас развивается политическая формула, придуманная в Турции в 40−60-е годы. Правый националист Нихаль Атсыз, пропагандировал людоедские взгляды: перестрелять или ассимилировать всех курдов и армян. Политический пантюркизм, созданный в Турции, развивался для решения политических интересов — противодействие СССР», — говорит Горшунов.

Горшунов рассказывает, что последователи тюркизма сильно друг от друга отличаются: «Существуют представители южной субкультуры, они считаются светской националистической субкультурой Турции. В качестве символа используют волка». К такой субкультуре скорее всего принадлежит и ВБОН, говорит он. Они сопровождают свои ролики изображениями волка.

«В основном это распространено в Турции и Азербайджане, но визуальные образы и идеи пытаются закрепить в более северных и восточных регионах, где проживают тюрки. Конечно, есть интересанты этого направления и в Москве, и в Казани, и в Уфе, но количество их сильно не зашкаливает и тот же значок „волка“ из пальцев в Казани никто и нигде и никогда не показывает. В Москве, как я вижу, тоже нет этого явления, хотя в Азербайджане этот знак проник даже в субкультуру футбольных фанатов», — говорит Горшунов.

Жест «серого волка» использует и сам Эрдоган на митингах.

Жест «серых волков»

«Южная пантюркская субкультура широко представлена в Европе, например, в Германии, среди турок-иммигрантов», — добавил Горшунов.

Турция → Азербайджан → Россия

Пантюркистские настроения плавно перетекают из Турции в Азербайджан, а из него в Россию через азербайджанскую диаспору.

«У Азербайджана с Турцией установлены крепкие отношения. После распада СССР там наблюдался феномен героизации различного рода явлений из турецкой истории. Делались попытки быть похожими на турок, подчеркивалось единство азербайджанцев и турок. После этого трудно удивляться тому, что радикальные организации азербайджанских националистов стремятся быть похожими на организации турецких националистов. Те элементы, которые имели место быть в Турции раньше, нашли выражение в самом Азербайджане и в азербайджанской общине за рубежом», — говорит Лукьянов.

«На фоне неразрешенного конфликта в Карабахе, только усиливается ненависть между Азербайджаном и Арменией, что всплывает в различного рода бытовых конфликтах», — говорит Лукьянов. Он приводит в пример случай, когда азербайджанский военный намеренно убил армянина на учениях НАТО в 2007 году. «Этот феномен бытового насилия на почве национальной ненависти на фоне азербайджанского шовинизма не был воспринят в обществе как что-то из ряда вон выходящее. Вернувшись на родину, этот военный был признан чуть ли не героем», — рассказал Лукьянов.

Эти процессы влияют и на Россию через азербайджанскую диаспору. «Азербайджанское государство сейчас старается дистанцироваться от подобного рода радикальных явлений. Но они являются закономерным следствием этих двух начал. С одной стороны — развитие пантюркистских идей, с другой стороны незаживающие раны карабахской войны, которая продолжает оставаться мощным фактором радикализации азербайджанской общины. В том числе за пределами региона южного Кавказа», — говорил Лукьянов.

Мягкая сила Турции: язык и сериалы

При переезде в Россию уроженцев тюркоязычных стран на них продолжает влиять Турция, которая обладает одной из сильнейших мягких сил в мире, считает Лукьянов: «У них не происходит разрыва с тюркской культурой. Сегодня информационные ресурсы позволяют им смотреть турецкие сериалы, читать турецкие книги, находиться в поле турецких информационных агентств, которые являются законодателями моды в области мягкой силы».

Турецкие сериалы стали «мощнейшим инструментом формирования сознания и политических предпочтений»: «Их смотрят по всему Ближнему Востоку, по Северной Африке, и даже люди, не говорящие на турецком языке. Это создает благоприятный образ Турции и ее культуры в глазах других народов».

«Азербайджанцы и турки, приезжающие сюда, отчасти интегрируются в российскую культуру и языковое пространство, но не разрывают связи с турецким пространством. Поэтому на них распространяются те явления, которые сегодня сильны в тюркоязычной среде»,

— говорит Лукьянов.

Пантюркизм в регионах России

Пантюркизм в национальных республиках России не популярен, но отдельные активисты этим направлением занимаются.

Устойчивого влияния «южной пантюркистской субкультуры» на татар нет, говорит Горшунов: «Националистов часто принимают за пантюркистов. Часть националистов действительно поддерживает пантюркистское направление, но их человек 10 на всю республику».

Например, в Казани 3 мая активисты отмечают День тюркской солидарности. В этот день был отправлен за решетку теоретик пантюркизма Нихаль Атсыз. Горшунов отмечает, что взгляды Атсыз созвучны с нацизмом и расизмом.

День тюркской солидарности в Казани. Фото: idelreal.org

«При определенном уровне знаний от таких примитивных политических убеждений человек отходит. Чем человек умнее, тем меньше этот экстремизм поддерживает», — считает Горшунов.

Если человек ассоциирует себя тюрками, то он не обязательно стремится к сепаратизму: «Якуты, проявляя свою национальную идентичность, показывают евразийско-тюркский взгляд, который не предполагает выхода из России и соединения с Турцией», — говорит Горшунов.

В целом в российских регионах националистические настроения уменьшились по сравнению с 90-ми, говорит Горшунов: «Тогда в день взятия Казани выходили тысячи человек, сейчас — несколько десятков».

При этом в Казани проходят саммиты между Турцией и Татарстаном, где заявляется о единстве двух народов. Также на съездах Всетатарского общественного центра представителями Всемирной ассамблеи тюркских народов поднимается вопрос о создании единого тюркского языка. Одновременно с этим выделяются президентские гранты на проекты по «уменьшение роли внешнего влияния на тюркоязычную молодежь России». Однако на самом деле различные съезды тюркских общественных деятелей носят скорее декоративный характер, говорит Горшунов: «Я слежу за многими группами в соцсетях в тюркской тематике. И я не вижу влияния этих ассамблей на идеологический сектор тюркского направления».

Боролись с пантюркистами и в Башкирии. В 2016 году генпрокуратура проводила проверку организации «Небесные волки», которые хотели поставить памятник пантюркисту Ахмет-Заки Валиду. «Башкир пытаются заставить отречься от нашего национального героя. Башкиры любят Заки Валиди и никогда не отрекутся от него!», — писал по этому поводу паблик башкирских националистов «Башкорт», на который подписаны почти 60 тысяч человек.

На российском Северном Кавказе есть несколько тюркоязычных народов: кумыки, ногайцы, азербайджанцы — в Дагестане и карачаевцы в Карачаево-Черкесии. Но тюркское происхождение не становится поводом для политического объединения, говорит Ярлыкапов: «Хотя слова о тюркском братстве там постоянно звучат, в реальности эти лозунги не работают». По словам Ярлыкапова, у этих народов во многом разные интересы, и, например, ногайцы на выборах могут отдавать голос в пользу не тюрков, а черкесских кандидатов. Ногайцев и кумыков объединяют экономические проблемы, вызванные нехваткой земли, а не тюркское происхождение, рассказал Ярлыкапов.

Не потухший очаг пантюркизма

Сильный удар по развитию пантюркистских организаций в России был нанесен в 2015 году, когда турецкие военные сбили российский бомбардировщик в районе сирийско-турецкой границы.

«Отношения России и Турции значительно ухудшились. Российскими госорганами и спецслужбами были проведены ряд мер по ограничению деятельности пантюркистских организаций»,

— говорит Лукьянов.

Боролись в России и с оппозиционными Эрдогану структурами. В частности, с последователями Фетхуллах Гюлена, которого в 2016 году обвинили в организации переворота в Турции.

Фетхулла Гюлен. Фото: Matt Smith / AP

Гюлен — исламский активист, сейчас живущий в изгнании. Образовательные организации, связанные с Гюленом, развивали учебные заведения в регионах, где проживают тюркские народы. «Их движение в этом направлении было воспринято как инструмент, с помощью которого Турция может навредить интересам РФ», — пояснил Лукьянов. Через год, когда отношений между Россией и Турцией улучшились, они начали одновременно бороться со структурами Гюлена. «Поскольку турецкое руководство обвинило в организации именно Гюлена, российские и турецкие спецслужбы начали взаимодействовать на этом направлении, стараясь ликвидировать влияния подобного рода организаций, которые не находятся под госконтролем обеих стран», — пояснил Лукьянов.

«20 лет, на протяжении которых действовали на территории бывшего СССР пантюркистские организации, — это уже достаточный срок для того, чтобы это движение укоренилось: стало элементом, который объединяет отдельные группы политических элит на постсоветском пространстве, а также имеет общественные организации разного толка», — говорит эксперт.

Эрдоган vs Путин

В тюркском мире идет героизация Эрдогана и его политики, считает Лукьянов.

«Эрдоган на Северном Кавказе популярен среди специфической части населения — не только у тюркской части.

Он очень популярен среди части мусульман, особенно молодежи, как человек, который ведет политику неоосманизма. Также есть те, кто симпатизирует Эрдогану в его политике на Ближнем Востоке», — рассказал Ярлыкапов.

«Но только в редких случаях турецкий нарратив вступает в конфликт с российским нарративом. Например, в вопросе Крыма — официальная позиция Эрдогана и Турции в том, что крымские татары не получили достаточных прав. Поэтому в Турции поддерживаются крымско-татарские организации и не признается присоединение Крыма к России», — рассказал Лукьянов. В целом же, по словам Лукьянова, Путина и Эрдогана воспринимают как двух мощных лидеров".

Перспективы турецкого лобби в России

Образование протурецкого или тюркского лобби в России невозможно, потому что тюркоязычное пространство очень разнообразно, считает Лукьянов. «Татары, башкиры другие народы, которые обладают собственной моделью идентичности, уже прошли тот этап, когда пантюркизм мог стать доминирующей моделью их политического мышления. Это было возможно период 90-х, когда после распада союза был кризис идентичности, — говорит Лукьянов. — Сегодня в составе России у них сформировались собственные модели идентичности. Они осмысляют себя как татар (или башкир), с собственным представления о национальных мифах и истории. В этих условиях вполне конкурентоспособны проекты идентичности той модели, которую предлагает пантюркизм».

Митинг башкирских националистов в Уфе. Фото: Башкорт / Вконтакте

Помимо этого, вопрос развития пантюркизма упирается в ограниченные финансовые возможности Турции: «Его успех в начале 90-х также был связан с ужасной экономической ситуацией в России и готовностью Турции вкладываться в распространение пантюркистских идей. Очень скоро у Турции закончились средства, необходимые для такого агрессивного продвижения пантюркизма, поэтому сегодня у пантюркизма есть мощные конкуренты даже внутри тюркоязычной общины», — говорит Лукьянов.

Лукьянов и Горшунов считают, что число последователей пантюркизма в России невелико. «Сейчас пантюркизм остается прерогативой радикальных молодежных групп, достаточно маргинальных. С другой стороны, отдельно — групп интеллектуальной элиты, для которых паразитирование на мифах о национальной истории является способом зарабатывания денег. При деструктивном характере их действий в среднесрочной перспективе повлиять на большинство тюркоязычного населения России и постсоветского пространства они не могут», — рассказывает Лукьянов.

Что может противопоставить Россия

Россия может влиять на будущих мигрантов, используя мягкую силу в ближнем зарубежье. Например, в Средней Азии российская мягкая сила уже конкурирует с американский, китайской и турецкой, говорит Лукьянов: «Эта борьба, которая продолжается мягко, без открытого противопоставления друг другу».

Но российская пропаганда работает на российских граждан и практически игнорирует тот факт, что в страну приезжает очень много нерусских соотечественников, говорит Лукьянов.

«Нельзя сказать, что есть политика по переобучению и просвещению тех, кто приезжает в Россию. Речь вообще не идет о том, что российская государственная машина каким-либо образом пытается навязать переселенцам-мигрантам какой-то образ политического мышления. Но нельзя сказать, что это просчет государственной пропаганды. Речь идет о том, что Россия — это многонациональная страна, и каждый народ, проживающий здесь, имеет право на сохранение своей культуры, свои идеалы и убеждения, — говорит Лукьянов. — России сложно что-то противопоставить мягкой силе Турции, здесь стоит учитывать, что Россия является реципиентом мигрантов и достаточно сильно зависит от мигрантов в вопросе возмещения убыли населения. В долгосрочной перспективе нужно вырабатывать новые инструменты национальной политики не только в отношении коренных народов, но и приходящих народов, потому что они останутся, так как нужны экономике».

Нет перспектив у пантюркизма и за пределами России — в Средней Азии и Азербайджане, считает Лукьянов: «Как и проект панарабизма, панславизма, — пантюркизм тоже уйдет в историю. Чем крепче будет становиться государство, чем больше обрастает собственной национальной историей, тем больше оно будет уходить от идей пантюркизма и объединения в рамках единой мифической тюркской общности, которая никогда не существовала в рамках единого политического целого. Те всполохи, которые мы видим сейчас — это такие судороги перед его гибелью».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

1 комментарий

Правила общения на сайте

  • Гаяр

    В статье все перемешано. Я так и не понял: пантюркизм добро или зло? Что в том плохого, если родственные народы проявляют интерес друг к другу? При этом, если они чувствуют угрозу, то пытаются вместе противостоять ей. Это естественно. В России, например, для тюрков актуально исчезновение языка и культуры, для азербайджанцев — Карабах. С российских государственных трибун звучат призывы к славянскому братству и даже проводятся военные манёвры.
    Конечно, все это не должно приобретать экстремистско-террористическую окраску. В этом и состоит задача государства — искать пути мирного разрешения конфликтов, а не карать всех подряд. Недоброжелательное, а порой враждебное отношение к тюркским и другим инородцам или иноверцам со стороны чиновничества является основным источником роста экстремистских настроений в стране.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: