МБХ медиа
Сейчас читаете:
Про всех остальных: как прошел митинг против политических репрессий в Москве

Журналиста Ивана Голунова, которого подозревали в сбыте наркотиков, отпустили почти две недели назад. Несмотря на это Либертарианская партия России, а также Профсоюз журналистов и работников СМИ все равно провели запланированный на 23 июня митинг. Только теперь это была акция не просто в поддержку Голунова, а против репрессий и за справедливость.

Разные плакаты, разные требования

Люди стали собираться на проспекте Сахарова еще до официального начала 17:00. Мне казалось, к пяти вечера на рамках будет давка, как это обычно бывает на согласованных акциях. Но давки не было.

Зато было много людей из совершенно разных движений. Тут можно было увидеть и анархистскую, и либертарианскую символику. Плакаты были тоже совершенно разные: в поддержку Олега Сенцова, Анастасии Шевченко, фигурантов дел «Сети» и «Нового величия». У рамок организаторы раздавали красные карточки, как в футболе — они символизировали протест против репрессий.

 

Перед митингом я боялась, что участники не будут выдвигать каких-то четких требований, или же из-за множества требований невозможно будет услышать ни одного. Но на проспекте Сахарова сразу же стало понятно: требований действительно много, как и жертв репрессий и несправедливости, но все они были простыми и понятными.

В 17:00 Михаил Светов вышел на сцену и предупредил, что митинг начнется чуть позже — именно тогда начала прибывать основная масса протестующих. Проспект все больше заполнялся. Акция началась около 17:30. По данным «Белого счетчика», на тот момент в ней принимали участие около двух с половиной тысяч человек.

«Хорошие новости заканчиваются»

Первым на сцену вышел редактор отдела расследований «Медузы» Алексей Ковалев. Он выразил ту самую благодарность, которую все ждали от «Медузы». Он сказал и о том, что Голунова поддерживали журналисты из самых разных СМИ, что сыграло огромную роль в этой истории и было «впервые в истории российских медиа».

Упомянул он и о репортаже ВГТРК, который «был полон лжи и клеветы». Сейчас Голунов уже оправдан, но извинений от авторов репортажа — Дениса Новожилова и Эдуарда Петрова — никто так и не получил.

Потом на сцену вышла мама фигурантки дела «Нового величия» Анны Павликовой Юлия. Она рассказала, что ее дочь сейчас лечится в больнице, что очень сложно находиться на домашнем аресте, а четыре из восьми фигурантов вообще больше года сидят в СИЗО. Но, по ее словам, дело Голунова дало ей надежду на счастливый конец дела «Нового величия», которое сфабриковано благодаря провокаторам.

 

Сопредседатель профсоюза журналистов и работников СМИ Игорь Ясин в своей речи вспомнил еще одного журналиста, которому пришлось столкнуться с несправедливым преследованием — издателя и главного редактора популярной в Санкт-Петербурге газеты «Новые колеса» Игоря Рудникова. Последнего арестовали в ноябре 2017 года. По версии следствия, он обещал прекратить публиковать материалы про главу регионального управления Следственного комитета Виктора Леденева в обмен на $50 тысяч. Сам Рудников и его коллеги заявляли, что обвинения в его адрес — провокация Леденева в ответ на публикацию о его незадекларированной недвижимости на 150−200 млн рублей.

Рудникова обвиняли в вымогательстве (часть 3 статьи 163 УК), но суд переквалифицировал дело на статью о самоуправстве (часть 1 статьи 330 УК). Еще главного редактора признали виновным по статье о неуведомлении о наличии иностранного гражданства (330.2 УК). Обвинение запрашивало десять лет строгого режима. Но 17 июня Московский районный суд Санкт-Петербурга назначил Рудникову 550 часов обязательных работ. Журналиста освободили из-под стражи в зале суда — свой срок он уже отбыл в СИЗО.

Но на этом, по словам сопредседателя профсоюза журналистов и работников СМИ Игоря Ясина, «хорошие новости заканчиваются». На журналистов в регионах по-прежнему фабрикуют дела, а на мирной акции в Москве 12 июня силовики задержали больше 500 человек. В заключение своей речи Ясин призвал всех объединяться в профсоюзы, независимые организации — только так можно противостоять репрессиям.

 

Нежелательные и террористические

Поручитель аспиранта МГУ Азата Мифтахова в суде Михаил Финкельберг и мать Азата напомнили участникам о том, как несправедливо пытаются осудить аспиранта за анархистские взгляды.

Азата задержали 1 февраля в рамках уголовного дела о незаконном изготовлении взрывчатых веществ (ч. 1 ст. 223 УК). Чтобы выбить из Мифтахова нужные показания, силовики его пытали. Аспирант вскрыл себе вены. 7 февраля ему должны были избрать меру пресечения, но вместо этого отпустили и задержали уже по  подозрению в хулиганстве (ч. 2 ст. 213 УК). Якобы Мифтахов участвовал в поджоге офиса «Единой России» в Ховрино в январе 2018 года. Тогда активисты разбили окно офиса и бросили туда шашку. Сейчас Азат находится в СИЗО, ему и его родным поступают угрозы от силовиков.

Выступала и юрист ФБК Любовь Соболь. Она затронула тему, которой сама очень активно занимается: массовое заболевание дизентерией в московских детских садах и школах. Родители обвиняли в причастности к отравлению поставщика продуктов для детских садов — структуру, подконтрольную «Конкорду» Евгения Пригожина. Соболь же помогает родителям пострадавших детей писать коллективные жалобы и представляет их интересы в суде.

Председатель общественной организации «Открытая Россия» Анастасия Буракова говорила о тех, кого сейчас обвиняют в сотрудничестве с нежелательной организацией за работу в «Открытой России» или даже репост записей организации. Самый вопиющий случай, по ее словам — история Анастасии Шевченко из Ростова-на-Дону. Пока она находилась в СИЗО, в больнице погибла ее дочь. Потом женщину перевели под домашний арест, но дело по статье 284.1 статье УК — первое такое в России — все еще не закрыто.

Буракова напомнила еще об одной мужественной женщине — экс-координаторе краснодарского отделения движения «Открытая Россия» Яне Антоновой. Ее обвиняют по той же статье, что и Анастасию Шевченко — осуществление деятельности нежелательной организации. Антонова находится под подпиской о невыезде.

Активистка из Архангельской области, участница протестов против свалки на станции Шиес Светлана Бабенко напомнила, что Шиес — одна из самых напряженных точек в России. Там сейчас собираются строить полигон для московского мусора — это может испортить экологию Архангельской области и соседних регионов. Активисты выступают против строительства полигона, но постоянно подвергаются нападкам. Толпа закричала: «Руки прочь от Шиеса».

 

«Власти не выбирают, правый ты или левый»

Когда на сцену вышел член федерального комитета Либертарианской партии Михаил Светов, толпа взорвалась ничуть не меньше. Светов затронул множество проблем, но особое внимание уделил делу Голунова. Он вспомнил документальный фильм, который вышел на «Медузе»: после его просмотра складывается ощущение, что Голунова спасли не люди, стоявшие круглые сутки в пикетах, а один только главный редактор «Медузы» Иван Колпаков.

Еще Светов отметил, что на митинге собрались самые разные люди. Это очень важно, потому что власти не выбирают, правый человек или левый. Если гражданское общество будет разобщено, то ему не удастся победить «государство-левиафана».

Главный редактор журнала «Черновик» Маирбек Агаев, который рассказал о редакторе отдела «Религия» журнала Абдулмумине Гаджиеве, которого подозревают в участии в террористической организации и содействии терроризму. Агаев заявил, что эти обвинения абсурдны — Гаджиев наоборот всегда выступал против террористов. Запрещенные на территории России организации даже вынесли редактору смертный приговор.

Блогер Руслан Соколовский, которого обвиняли в экстремизме и оскорблении чувств верующих за ловлю покемонов храме и ряд других роликов на его ютуб-канале, говорил о важности изменения законодательства. Мы уже добились декриминализации экстремистской 282 статьи УК, по которой людям давали реальные сроки за репосты.

Надо продолжать борьбу и дальше: 282 статья УК все еще существует, статья об оскорблении чувств верующих тоже, а по наркотической 228 статье сроки получают не крупные наркоторговцы, а чаще всего простые люди, употребляющие запрещенные вещества. Кроме того, очень часто наркотики людям подбрасывают, как это произошло с Голуновым. Вот только у большинства нет такого медийного ресурса, как у журналиста «Медузы», поэтому они попадают в колонии.

 

«Я нихрена не понимаю»

Светлана Пчелинцева — мама фигуранта дела «Сети» Дмитрия Пчелинцева — говорила о пытках, благодаря которым как раз было сфабриковано дело о террористической организации. Всех десятерых фигурантов и свидетелей пытали, на них давили. Из-за этого людям приходилось оговаривать себя и других, даже тех, кого они не знают.

Кандидат в депутаты Мосгордумы Иван Жданов начал с полицейского беспредела. В первую очередь он обратился к самим силовикам: «Вот вы всегда говорите фразу “ну вы же все понимаете”. Говорите, когда задерживаете, когда бьете дубинками. Я хочу сказать: “Я нихрена не понимаю!”»

Потом он призвал всех не быть аполитичными, потому что даже если человек не интересуется политикой, то политика всегда может заинтересоваться человеком. И один из первых шагов к этому — проголосовать за независимого депутата на предстоящих выборах в Мосгордуму.

 

За гуманную наркополитику

Выступиал и глава Фонда Рылькова Анна Саранг. Она заявила, что унижать наркозависимых — людей, которые попали в беду — нельзя. Это и есть гуманная наркополитика: стараться, чтобы наркозависимые не заразились ВИЧ или туберкулезом, а не сажать в тюрьмы. 228 статью УК Саранг назвала нашим позором, ведь именно из-за нее колонии переполнены людьми, которые просто купили себе запрещенное вещество.

В завершение глава Либертарианской партии Сергей Бойко назвал пункты резолюции митинга: отмена статей 228 и 282 УК, отмена всех законов в УК КоАП, которые ограничивают свободу слова, системная реформа правоохранительных и судебных органов России, гражданский контроль над спецслужбами, амнистия всех осужденных по статьям 228 и 282 УК, а также люстрация лиц, которые «осуществляют пытки и неправосудные действия».

 

Участники митинга проголосовали за эту резолюцию, подняв красные карточки, которые им раздавали в начале митинга.

 

На этом акция официально закончилась. Полицейские призывали участников скорее покидать проспект Сахарова. Люди постепенно уходили. Но силовики все же задержали трех человек. Одним из них стал художник Артем Лоскутов. По его словам, причиной стал плакат «Мусора хуже говна». Еще были задержаны Иоанн Русаков, который нес плакат «Путин — вор», и Константин Бондаренко, у которого были флаги с анархистской символикой. На всех них в ОВД «Красносельский» составили протоколы о нарушении правил проведения митингов (часть 5 статьи 20.2 КоАП).

По данным «Белого счетчика», всего в митинге приняли участие почти четыре тысячи человек.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: