МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Театральное дело», день второй: попытка отвода адвоката Минкульта

«Театральное дело», день второй: попытка отвода адвоката Минкульта

«МБХ медиа» выяснило, что говорили на очных ставках свидетели из Министерства культуры о роли Софьи Апфельбаум.

Давно замечено: если собираешься в суд, не жди, что там события будут развиваться по намеченному плану, заседание может не состояться и быть отложено, заранее запланированный допрос может не состояться и быть отложен, адвокаты могут неожиданно заявить отвод судье, гособвинителю, адвокату потерпевшего. В судах может произойти разное и никогда нельзя заранее к этому подготовиться.

Второе заседание по делу «Седьмой студии» ярко продемонстрировало непредсказуемость российских судебных процессов.

Впрочем, началось все вполне буднично. На этот раз публики было не так много, в зале даже оказались свободные места: многие журналисты и сочувствующие предпочли следить за процессом по видеотрансляции, которая организована на 9 этаже в специально оборудованном зале. Там гораздо лучше слышно.

Кирилл Серебренников сегодня снова был во всем черном. Для второго заседания он выбрал черную футболку со словами пушкинского Фауста: «Все утопить». Наверное, отсыл к одной из его последних постановок: «Маленькие трагедии».

К участникам процесса добавился еще один адвокат — Александр Лебедев. Министерство культуры явно прислало его на подмогу своему представителю, который вчера не справился со своими обязанностями. Отвечая на вопрос судьи Аккуратовой, кто должен возместить гражданский иск для Минкульта на сумму 133 миллиона, представитель культурного ведомства оговорился, сообщив судье, что оплатить исковую сумму придется потерпевшим.

«Охота на Снарка» требует белизны

Открывая судебное заседание, судья Ирина Аккуратова предложила режиссеру Серебренникову продолжить отвечать на вопросы своего адвоката.

На вчерашнем заседании худрук «Гоголь-Центра» подробно рассказал о создании «Седьмой студии». Сегодня адвокат Харитонов уделил особое внимание зарплатам сотрудников «Седьмой студии». Режиссер назвал всех артистов, чьи фамилии забыл упомянуть вчера, технических сотрудников, монтировщиков, художников по свету, звукорежиссеров, костюмеров, администраторов, фотографов, дизайнеров, программистов сайта. Всего, по словам Серебренникова, на «Платформе» работало 62 человека. Актеры получали зарплату, а кроме того еще и гонорары за спектакли. Все это делалось, чтобы «удержать их в проекте». Адвокат Харитонов спросил, кто из руководящих сотрудников «Седьмой студии» говорил о необходимости привлечь к работе всех этих людей.

 — Необходимость формулировал я, — объяснил Серебренников. — Все проекты «Платформы» были инновационными и поэтому технически сложными: есть музыкальная составляющая, нужен звук, мощный свет. Во всех проектах было видео. Специалистов было нужно привлекать на постоянной основе. Мероприятий огромное количество и они все уникальны. «Охота на Снарка» требует белизны, а через два дня уже медиафестиваль — это другие задачи.

О потребности в специалистах Серебренников говорил генеральному и линейному продюсерам, и уже они подбирали кадры и договаривались об оплате.

 — Были ли они официально оформлены? — спросил адвокат Харитонов.

 — Это вопрос к Масляевой, — ответил Серебренников. — Я не знаю, знаю только, что люди получали зарплату. Если не получали, то они обращались ко мне и говорили об этом.

Худрук «Гоголь-центра» рассказал, что, кроме постоянных сотрудников, на «Платформу» приглашались артисты, режиссеры и композиторы из-за границы. Размеры гонораров определяли все те же генеральный продюсер «Седьмой студии» и линейные продюсеры.

Адвокат попросил назвать фамилии музыкантов, режиссеров, композиторов, которые приглашались со стороны. Интересовали адвоката и фамилии кураторов разных проектов «Седьмой студии». Это понятно: все эти люди, которые за три года участвовали в проекте, будучи вызваны в качестве свидетелей на суд, смогли бы подробно рассказать, как они работали с Серебренниковым, сколько денег получили, сколько денег затратили на постановку спектаклей и мероприятий. Их показания чрезвычайно важны, потому что они покажут реальное положение дел в «Седьмой студии», которое кардинально отличается от того, что написано в обвинительном заключении.

Оказывается, что у проекта «Платформа» был видео-цех и все мероприятия снимались. Значит, при желании можно показать суду все эти спектакли. И тогда гособвинению будет трудно утверждать, что той или иной постановки не существовало в природе.

Адвоката Харитонова интересуют все детали финансовой составляющей «Седьмой студии».

 — Кто определял штатную численность АНО «Седьмая студия»? — спрашивает он.

Серебренников объясняет:

 — Это же инновационный проект, у нас не было никаких нормативных актов! Это определялось мной и генеральным продюсером опытным путем. Штат этот формировался в течение нескольких лет.

Харитонов просит судью исследовать из материалов дела штатные расписания АНО «Седьмая студия» за несколько лет.

Судья зачитывает документы.

Оказывается, что в первые месяцы существования «Седьмой студии» в штате было всего пять человек. Серебренников получал 70 тысяч рублей, генпродюсер — 35 тысяч рублей. В штатном расписании от 1 октября 2011 года — уже девять сотрудников. Но Серебренников говорит, что эти цифры не соответствуют действительности, потому что тогда «Платформа» уже работала вовсю. Также удивляют Серебренникова и цифры из штатного расписания 2014 года. Там почему-то значится всего шесть сотрудников.

 — Вам известно, почему штатные расписания содержат данные о количестве сотрудников, которые не соответствуют действительности? — спрашивает Харитонов.

 — Нет, — отвечает подзащитный на вопрос адвоката.

Также не соответствуют действительности и суммы зарплат Серебренникова и Малобродского, в штатном расписании они явно занижены. Штатные расписания подписаны бухгалтером Ниной Масляевой. Когда ее вызовут в суд как свидетеля обвинения, она должна будет ответить, почему не указывала в штатном расписании всех сотрудников «Платформы». Как она выплачивала им зарплату? Не из той ли «черной кассы», о которой она сама рассказала на предварительном следствии?

У адвоката Харитонова оставалось еще много вопросов к его подзащитному, когда вдруг неожиданно его коллега Ксения Карпинская предложила прервать допрос.

Адвокат обвинения

 — Ваша честь, — обратилась адвокат Алексея Малобродского к судье, — мы хотели бы проверить личность одного из участников процесса.

Вслед за ней со своего места встает Софья Апфельбаум. На протяжении всего допроса Серебренникова она рисовала шариковой ручкой на листе белой бумаги. И вот отложив свой рисунок, она, обращаясь к судье, заявляет отвод адвокату Александру Лебедеву, представителю Минкульта. Апфельбаум говорит, что он был адвокатом нескольких свидетелей на очных ставках во время предварительного следствия.

Адвокат Карпинская называет имена этих свидетелей, сотрудников Минкульта, с которыми Лебедев ходил на допросы: Махмудова, Малышев, Ашерова.

Судья Аккуратова объявляет перерыв на 15 минут.

Но возобновляет она заседание только через два часа. Первым делом спрашивает у адвоката Лебедева, скольких клиентов по этому делу он сопровождал на допросы. Лебедев называет фамилии, получается около 10 человек. Судья говорит, что должна почитать показания допрошенных на следствии свидетелей. Только тогда она сможет решить, стоит ли удовлетворить ходатайство подсудимой Апфельбаум.

В кулуарах защитники подсудимых объясняют, почему адвокат Лебедев не может представлять интересы потерпевшего из министерства культуры. Свидетели, с которыми он отходил на допросы на следствии, давали показания против Апфельбаум. Он не может быть беспристрастным.

Согласно обвинительному заключению, Софья Апфельбаум, которая была директором департамента государственной поддержки искусства и народного творчества министерства культуры России и курировала проект «Платформа», формально проверяла отчетность, представляемую «Седьмой студией» в возглавляемый ей департамент. И тем самым, по версии обвинения, она «заведомо вводила в заблуждение руководство минкультуры», покрывая преступные действия Серебренникова и других.

Выступая на суде 7 ноября, Софья Апфельбаум свою вину категорически не признала, заявив, что проверка отчетности «Седьмой студии» не входила в ее должностные обязанности. Отчеты должны были проверять в департаменте экономики и финансов министерства культуры.

Известно, что Апфельбаум контролировала исполнение руководством «Седьмой студии» условий госконтракта с художественной точки зрения, она посещала мероприятия «Платформы», изучала всю прессу о проекте, ее интересовала творческая, а не финансовая составляющая.

Пытаясь доказать, что руководство «Седьмой студии» образовало устойчивую организованную преступную группу, следствие ввело в ее состав Софью Апфельбаум, представив ее как одного из самых активных участников «театральной ОПГ». Для подтверждения этой абсурдной версии нужны были показания о ее злоупотреблении полномочиями. Отсюда возникла версия о том, что Апфельбаум должна была, но не проверяла отчетность «Седьмой студии».

В обвинительном заключении содержатся выписки из протоколов очных ставок сотрудников Минкульта с Софьей Апфельбаум. Эти очные ставки проходили в ноябре 2017 года. Так, например, в одной из них участвовал бывший директор департамента государственной поддержки искусства и народного творчества Андрей Малышев (уволен 2 октября 2018 года. — «МБХ медиа»). На очной ставке со своей предшественницей он заявил, что проверка актов приемки-передачи выполненных работ «Седьмой студии» была в компетенции департамента государственной поддержки искусства и народного творчества, который тогда возглавляла Апфельбаум, а не в компетенции департамента экономики и финансов.

Апфельбаум тогда с подобным мнением не согласилась.

Другие сотрудники Минкультуры — Аширова и Махмутова на очных ставках с ней так же подтвердили показания Андрея Малышева. Защитником у всех этих свидетелей был адвокат Александр Лебедев.

 — Можно было бы оставить этого адвоката в процессе, если исключить из дела показания этих самых свидетелей из Минкульта, — такую остроумную идею высказал в кулуарах суда кто-то из слушателей.

 — Ну тогда от обвинения Софьи Апфельбаум ничего не останется, оно полностью рассыпется, — заметил его собеседник.

Завтра судья Аккуратова решит, может ли адвокат Лебедев продолжать участвовать в процессе или следует удовлетворить ходатайство Софьи Апфельбаум и отвести его из процесса.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: