МБХ медиа
Сейчас читаете:
Трагедия в Центральной Африке: почему российские журналисты решили изменить свой маршрут и ехать по ночной дороге?

Трагедия в Центральной Африке: почему российские журналисты решили изменить свой маршрут и ехать по ночной дороге?

31 июля в Центральноафриканской республике были убиты российские журналисты Орхан Джемаль, Александр Расторгуев и Кирилл Радченко. Журналисты приехали в ЦАР для съемок фильма о деятельности российских наемников. Работа над фильмом велась совместно с Центром управления расследованиями (ЦУР).

Журналисты не успели проработать в республике и трех суток. Анализ их работы в ЦАР показывает: в первые два дня все шло нормально. Россияне встретились с нанятым водителем, побывали у ворот базы наемников Беренго и получили предсказуемый отказ в проходе на внутреннюю территорию, столкнулись с коррумпированной местной полицией и откупились от ее притязаний взяткой. Но затем, поехав на встречу со своим фиксером, журналисты сперва резко изменили маршрут, а затем почему-то решили продолжить путь ночью, отказавшись от возможности заночевать в городе Сибю.

Что точно известно?

Утром 28 июля Джемаль, Расторгуев и Радченко прилетели в столицу ЦАР Банги из Касабланки. Ими был нанят местный водитель — он сотрудничал ранее с миссией ООН и в базах данных французских журналистов, работающих в ЦАР, числился как подходящая кандидатура.

29 июля съемочная группа попыталась попасть на базу российских «инструкторов», в Беренго, близ столицы ЦАР. На территорию базы их не пустили, потребовав аккредитацию местного минобороны, но переписали данные журналистов. В тот же день возле отеля в Банги россиян встретили двое центральноафриканских полицейских, которые заявили, что журналисты, якобы, незаконно используют съемочную аппаратуру. Полицейские потребовали взятку в 100−120 долларов. Требование полицейских заплатить взятку журналисты выполнили.

30 июля Джемаль, Расторгуев и Радченко с водителем выехали из Банги в Бамбари, находящийся в 400 километрах от столицы. В Бамбари была назначена встреча с фиксером по имени Мартин, сотрудником миссии ООН по стабилизации в ЦАР (MINUSCO).

Поздним вечером 30 июля все трое россиян были застрелены. Это произошло между населенными пунктами Сибю и Декоа, на трассе, ведущей в город Кага-Банборо — то есть, съемочная группа не просто отклонилась от дороги в Бамбари, а поехала совсем другим маршрутом. Тела журналистов были обнаружены около дороги севернее Сибю. Водитель группы был ранен, но сумел спастись.

Дорога от Банги в Сибю. Фото: Sia Kambou / AFP

Оранжевый уровень угрозы

Пока неизвестна точная причина, по которой Джемаль, Расторгуев и Радченко приняли решение, достигнув города Сибю, ехать по дороге, ведущей на север, в Кага-Банборо, а не на восток, в Бамбари. Тем более что одна из целей журналистов, золотые прииски Ндассима, предположительно разрабатываемые компанией, учрежденной Евгением Пригожиным, тоже находилась близ Бамбари.

Бамбари, в котором дислоцируются представители MINUSCO, расположен в зоне контроля правительства, хотя и ненадежного. В районе Бамбари также действуют отряды группировки «Единство ради мира» (один из осколков распавшегося движения «Селека»).

А вот город Кага-Банборо и вовсе вне пределов правительственного контроля — пусть даже и формального. Он находится в зоне борьбы еще двух группировок, образовавшихся после развала «Селеки»: это «Народный фронт возрождения» (лидером является экс-президент ЦАР Мишель Джотодия, возглавлявший «Селеку» во время ее кратковременного пребывания у власти несколько лет назад), и «Движение патриотов ЦАР» (во главе с Махаматом аль-Хатимом).

При этом и дорога Сибю — Бамбари, и дорога Сибю — Кага-Банборо на картах, составленных специалистами ООН, относятся к «оранжевому» уровню опасности — то есть, это не безопасная «зеленая зона», но и не «красная зона» повышенного риска, для передвижения по которой обязателен военный эскорт. Россияне попали в засаду фактически на выезде из «зеленой» зоны в «оранжевую».

Сотрудники центральноафриканских СМИ, общавшиеся с CNN, удивлены тем, что на россиян устроили засаду именно на участке трассы близ Сибю, так как в последнее время там снизилась активность вооруженных групп.

Льюис Мадж, старший исследователь отделения Африки Human Rights Watch, специализирующийся по ЦАР, в беседе с журналисткой Еленой Серветтаз говорит, что по дороге Сибю — Бамбари сейчас вполне можно ездить без охраны, да и дорога Сибю — Кага-Банборо относительно безопасна до населенного пункта Декоа (проблемы могут начаться лишь севернее Декоа, где начинается зона контроля боевиков экс-«Селеки»).

Журналисты были убиты, не доехав до Декоа, в 18 километрах к северу от блокпоста правительственных войск, расположенного на выезде из Сибю — то есть вне территорий экс-«Селеки». Однако именно версии о причастности к преступлению боевиков «Селеки», и об ограблении как главном мотиве убийства стали вбрасываться в информационное пространство сразу после того, как о трагедии стало известно. Уже 31 июля про ограбление писал «Интерфакс» со ссылкой на «источник в полиции ЦАР». Криминальной версии придерживается и МИД: его представитель Мария Захарова считает, что «водитель достаточно четко изложил суть произошедшего, описав его как бандитское нападение». О возможной причастности боевиков «Селеки» к убийству сообщал ТАСС.

Первый секретарь Посольства России в Центральноафриканской республике Виктор Токмаков (слева) вместе с Валерием Захаровым, курирующим службу безопасности президента ЦАР. Фото: Florent Vergnes / AFP

Наиболее активно версию ограбления и следа «Селеки» продвигают официальные власти ЦАР. Министр по вопросам СМИ и коммуникаций Анж Максим Казаги говорил, что при убитых россиянах не нашли съемочной аппаратуры, денег (с собой они везли 8,5 тысяч долларов) и паспортов.

Центральноафриканское издание Palmares Centrafrique сообщает, что журналисты сначала были похищены отрядом одного из лидеров экс-«Селеки» Нуреддина Адама. После похищения россиян допросили и убили. Похожую версию событий излагали и в Associated Press со ссылкой на представителя властей города Сибю Марслена Йойо. По его словам, российских журналистов похитила группа, состоящая из 10 человек и говорящая, якобы, на арабском. Только в версии Йойо россияне были убиты сразу, без допроса. Он также заявил, что правительственные военные предупреждали журналистов не выезжать из Сибю с наступлением темноты, но они все же отправились в дорогу.

Новостной сайт Центральноафриканской республики СNC пишет, что российские журналисты, услышав советы правительственных военных на блокпосту не ехать по ночной трассе, позвонили кому-то из своих соотечественников — «русских солдат в Банги». Соотечественник заверил их, что угроза на дороге сейчас отсутствует. Именно после этого звонка журналисты решили продолжить путь.

Есть несколько существенных расхождений в том, как описывают трагедию чиновники и журналисты ЦАР. Так, министерство информации ЦАР утверждает, что на нападавших были головные уборы «enturbanees» (тюрбаны), а издание CNC упоминает о «cagoules» — балаклавах, которыми убийцы скрывали свои лица «как коммандос». Это же издание сообщает со ссылкой на слова выжившего шофера, что нападавшие говорили не на французском и не на санго (официальный язык ЦАР), но вовсе не делает вывод, что это был арабский язык. «Странно, но журналисты, казалось, хорошо понимали, что им говорили убийцы», — отмечает СNC.

По словам источника «МБХ-медиа» в Центральноафриканской республике, то, что трое российских журналистов поехали из Банги в Бамбари или в Кага-Бандоро без охраны, выглядит вполне нормально, при условии, что поездка была бы только в дневное время. Уровень безопасности на дорогах между этими городами позволяет передвигаться без военного эскорта в течение светового дня. Совсем другое дело — ездить ночью. «Даже местные боятся (если это не военные) ездить с наступлением темноты, даже в столице, не говоря уже про межгород», — утверждает наш собеседник в ЦАР.

Таким образом, внезапное решение не только сменить маршрут, но и поехать ночью выглядит странно. Еще более странно, что такой совет — поехать ночью по дороге с «оранжевым» уровнем угрозы — дал журналистам по телефону некий российский военный специалист из Банги. Работающие в ЦАР силовики как никто другой должны были понимать, что ночью в этой стране путешествовать нельзя. Складывается ощущение, что журналистов словно выманивали на ночную трассу Сибю — Кага-Бандоро.

О заранее спланированном нападении, не типичном для обычных разбойников из центральноафриканских банд, говорит и пресса ЦАР, и наши источники. «Засада была подготовлена, это не было случайным нападением, там участвовал местный правительственный информатор», — сообщили «МБХ медиа» в группе расследователей обстоятельств убийства Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко.

Бойцы «Селеки». Фото: Pacome Pabandji / AFP

По информации группы по расследованию обстоятельств гибели журналистов, созданной Михаилом Ходорковским, машин по трассе шло две. Первую засада пропустила и остановила машину ребят. Кто ехал в первой машине, пока не известно.

«Селека»: удобное объяснение трагедии

Когда центральноафриканские чиновники и «источники в полиции ЦАР» говорят о «Селеке» как виновнике убийства россиян, это вполне удобно для тех, кто не хотел бы дальнейшего глубокого расследования трагедии. К слову «Селека» в таких случаях обычно добавляют слова «мусульманская группировка», и аудитории становится ясно, что убийцы — это некое подобие ИГИЛ, враги местного правительства и российских «специалистов», а значит с данной историей все в целом понятно.

На самом деле ситуация с «Селекой» не выглядит такой простой. Как сказано выше, «Селеки» как единого движения уже несколько лет не существует, и когда центральноафриканские СМИ пишут о «Селеке» применительно к современным событиям, они имеют в виду собирательный образ нескольких различных группировок. Эти группировки экс-«Селеки» полностью или частично контролируют обширные территории в центре и на севере ЦАР и враждуют друг с другом.

Боевики экс-«Селеки» не присягали ни ИГИЛ, ни «Аль-Каиде», ни другим исламистским интернациональным движениям, и иностранных боевиков, способных изъясняться лишь на арабском языке, в ЦАР встретить сложно. «Селека» — это сугубо местное явление с уникальной спецификой. Как поясняют источники «МБХ-медиа» в ЦАР, арабский язык действительно распространен среди местных мусульман. «В мусульманских анклавах люди говорят между собой по-арабски, в этих анклавах есть школы, где преподают на арабском. Молитвы в мечетях читают на арабском. При общении с христианами мусульмане говорят на местном языке санго», — сообщает наш источник из Центральной Африки. Вместе с тем, если верить выжившему водителю, он не услышал от нападавших каких-либо слов на санго.

Также стоит учитывать, что российские военные и «советники» не рассматривают группировки экс-«Селеки» в качестве заведомых врагов, что неудивительно. В центральноафриканской кампании Москвы главное — это получить доступ к ресурсам страны, а это невозможно при работе лишь с правительством, контролирующим 20% территории.

«[Российские] военные специалисты предлагали помощь в установлении контактов и переговоров с повстанцами, но местные правители резко против. Местным политикам невыгодно отдавать инициативу кому-либо, так как любые переговоры это обычно торг в материальном плане за любые уступки», — поясняет наш собеседник в ЦАР.

Впрочем, по всей видимости россияне все же налаживают контакты с группировками бывшей «Селеки».

Русские контакты экс-«Селеки»

Российское присутствие в ЦАР начало усиливаться после встречи президента республики Фостен-Арканджа Туадера с Сергеем Лавровым в октябре 2017 года в Сочи. Вскоре после этого, 7 ноября 2017 года в Банги было зарегистрировано предприятие Sewa Security Services — по сути, юридическое лицо для российских наемников. Журнал L’Obs пишет со ссылкой на свои источники, что эта фирма «неформально координирует свою деятельность» с горнодобывающей фирмой Lobaye Invest. Lobaye Invest, также созданная в столице ЦАР осенью 2017-го, управляется россиянином Евгением Ходотовым.

Президент Центральноафриканской Республики Фостен-Арканж Туадера и Сергей Лавров во время встречи в Сочи в октябре 2017 года. Фото: Александр Щербак / ТАСС

По данным расследования издания The Insider, Евгений Ходотов еще два дня назад фигурировал на сайте Лиги ветеранов РУБОПа Санкт-Петербурга (сейчас его фамилии на сайте уже нет), а также значится бывшим гендиректором предприятия «М-Финанс» в Петербурге, созданном в 2015 году. The Insider отмечает, что в ноябре 2017 года компания с похожим названием «М-Инвест» (также из Санкт-Петербурга) подписала соглашение о получении в концессию нескольких участков на разведку и добычу золота в Судане, где разместились бойцы ЧВК Вагнера.

СNN в свою очередь упоминает о том, что в учредительных документах «М-Финанс» указан адрес электронной почты с тем же доменным именем, что и у компании «Конконд кейтеринг», являющейся частью бизнес-империи Евгения Пригожина.

Изданию The Insider удалось установить, что в ЦАР компания Lobaye Invest использует арендованный легкомоторный самолет Cessna 182. С февраля 2018 года этот самолет облетел многие города ЦАР. 10 февраля самолет был замечен в Бирао — на севере страны, контролируемом «Народным фронтом возрождения» (экс-«Селека»), 16 февраля прилетел в Алиндао, где россияне могли встречаться с лидером группировки «Единство ради мира» Али Дарассой, 4 февраля самолет был замечен в Бриа, где находятся месторождения алмазов и также сильно влияние боевиков «Селеки». 25 февраля Cessna летала в Кабо на предполагаемую встречу с лидером «Движения патриотов ЦАР» Махаматом аль-Хатимом, а 28 апреля машина приземлялась в том самом Кага-Бандоро, куда так и не доехала позднее российская съемочная группа.

Африканское издание СNC в одной из своих заметок рассказывает о городе Бриа, в котором расположился российский военный гарнизон: наемники изучают близлежащие алмазные шахты, поддерживая отличные отношения с боевиками местной экс-«Селеки» и даже пользуясь их охраной.

Судя по всему, российские журналисты по прибытии в ЦАР также заинтересовались сотрудничеством своих вооруженных соотечественников с боевиками «Селеки». По некоторым данным, съемочная группа даже нашла контакты некоторых лидеров «Селеки».

Пропажа ключевого свидетеля

Ключевым свидетелем преступления является водитель, нанятый россиянами — Бьенвеню Ндувокама. Именно на его показания ссылаются и чиновники ЦАР, и журналисты, с серьезными противоречиями реконструируя картину произошедшего.

Только он мог бы рассказать, почему группа поехала не на восток, к своей изначальной цели, а на север, и кто убедил журналистов, что ночное движение по дорогам ЦАР является безопасным.

Сперва раненый Ндувокама находился под охраной жандармерии, но затем, по данным наших источников, из жандармерии его забрали то ли военные, то ли спецслужбы, и его местонахождение неизвестно.

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

4 комментариев

Правила общения на сайте

  • Андрей Вишницкий, Москва

    Съездили, …заработали

    • Ирина

      Они разве заработать ездили? Их интересовала информация и расследование.

  • Михаил

    Очень жаль этих ребят, кто бы это ни сделал. То ли колоссальная подлость, то ли колоссальная дикость.

  • ANATOLY

    Охрану нанимать не стали,
    А баксы всё равно пропали.
    Увы, любого это ждёт,
    Кто доллары с руки клюёт!

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: