МБХ медиа
Сейчас читаете:
Университет vs. политика: как Высшая школа экономики оказалась в центре политического кризиса

Егора Жукова, арестованного по делу о «массовых беспорядках» студента НИУ ВШЭ, поддержали многие сотрудники и студенты вуза. Поддерживать студента в правовом поле — это и официальная позиция университета. Но не все члены университетского сообщества с этим солидарны: многие считают, что университет должен придерживаться политического нейтралитета. Студенты, преподаватели вуза и политологи рассказали «МБХ медиа», как Высшая школа экономики оказалась в центре политического кризиса.

Свобода и нейтралитет

Когда стало известно, что в связи с делом о «массовых беспорядках» задержан Егор Жуков, студент факультета политологии НИУ ВШЭ, университетское сообщество немедленно встало на его защиту. Появились многочисленные открытые письма в его поддержку, их писали студенты и выпускники, преподаватели и сотрудники вуза; возникли инициативные группы поддержки Егора Жукова и других студентов, которые собирали поручительства в защиту задержанных и средства на залог. Эти же люди ходили на суды, стояли в пикетах, некоторые сами попадали под арест. Академическое сообщество даже решило провести акцию солидарности с арестованными студентами — правда, ее не согласовали.

Правовую помощь Жукову пообещал оказывать и сам университет: на сайте Высшей школы экономики появилась страница, на которой рассказывается, как Вышка законными инструментами поддерживает своего студента. Университеты в России поддержало даже мировое академическое сообщество — в лице американских славистов, опубликовавших письмо солидарности.

В потоке открытых писем, инициатив и акций в поддержку неожиданно появилось отличающееся от других открытое письмо сотрудников вуза. В нем авторы призвали университет сохранять политический нейтралитет и отстаивать свои взгляды, соблюдая закон — под ним подписалось уже более 130 человек. Документ появился на фоне ряда публикаций профессоров Вышки, высказавшихся против вовлечения университетской среды в политику.

Письмо вызвало резонанс. Руководитель магистерской программы факультета гуманитарных наук, филолог Гасан Гусейнов написал статью, в которой назвал подписавших его преподавателей предателями, заявив, что «когда государство ограничивает политические и гражданские права граждан, в политику превращается все, даже ковыряние в носу». С критикой письма выступил и главный редактор студенческого издания DOXA, аспирант ВШЭ Армен Арамян. Заступничество за арестованных студентов и свои свободы он назвал не вопросом политики, а вопросом «здравого смысла, этики и сохранения университета как сообщества». В СМИ и социальных сетях последовали дискуссии — может ли университет, в частности Высшая школа экономики, — быть вне политики во время развивающегося политического кризиса?

Гасан Гусейнов. Фото: Открытый университет

Политика согласованная и нет

Как рассказал «МБХ медиа» Армен Арамян, дискуссии в Высшей школе экономики о том, может ли университет быть вне политики, идут уже давно. «Мы заговорили об этом тогда, когда Вышка начала активно отменять выступления оппозиционных политиков в стенах университета. При том, что сама приглашала того же Жириновского и Пескова», — говорит Арамян.

В вузе действительно большая история скандалов, связанных с приглашениями политиков и дискуссиями на слишком «либеральные» темы. В 2015 году управляемый студентами Дискуссионный клуб НИУ ВШЭ организовал дебаты «Гомосексуализм — неотъемлемая часть российской культуры». Как рассказал «МБХ медиа» один из участников мероприятия, дебаты планировались злободневные, но шуточные, однако руководство посчитало иначе. Студентов вызвали «на ковер», заставили удалить паблик клуба, где рекламировалось мероприятие, и пригрозили проблемами, если те «продолжат в том же духе». В том же году другие студенты пытались провести в рамках политического клуба лекцию Егора Просвирнина, создателя сайта «Спутник и погром». Администрация вуза сделать этого не позволила — по их словам, лекция не была с ними согласована.

В прошлом году дискуссии о политике и политиках в стенах Высшей школы экономики тоже были. Началось с того, что на студенческое ток-шоу пришел Дмитрий Песков. Комментируя там ситуацию с депутатом Леонидом Слуцким, он сравнил жертв домогательств с проститутками, после чего попросил удалить запись разговора. Деканат удалил запись ток-шоу, а студенты обвинили руководство факультета в цензуре. Спустя пару месяцев администрация вуза запретила встречу с оппозиционным политиком Максимом Кацем, сославшись на запрет политической агитации в стенах университета в Декларации ценностей вуза. Однако, спустя полгода сама администрация в лице проректора Валерии Касамары инициировала встречу с Владимиром Жириновским.

А в 2019 году студенческое ток-шоу — кстати, то самое, которое записало разговор с Песковым, — закрыли незадолго до того, как его гостем должна была стать юрист ФБК Любовь Соболь. Когда недавно Соболь вызвала Касамару на дебаты в стенах университета, проректор отказалась, заявив, что это попытка повысить политизацию студенческого сообщества. Восемь лет назад подобные дебаты были еще возможны — тогда в Высшей школе они прошли между ректором Ярославом Кузьминовым и оппозиционным политиком Алексеем Навальным.

Алексей Навальный, первый проректор Высшей школы экономики Лев Якобсон и ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов (слева направо) во время дискуссии в зале ученого совета ВШЭ, 2011 год. Фото: Евгений Волчков / ТАСС

Молодежь политизируется, государство — борется

Армен Арамян говорит, что негласно ценность политической нейтральности в вузе присутствовала всегда, просто не было острых поводов о ней говорить. Теперь же, по его словам, большинству стало очевидно, что разговоры о нейтральности ВШЭ лицемерны:

«Понятно, что Вышка не нейтральна: проректор университета и одно из главных лиц университета прямо сейчас — Валерия Касамара. И когда в такой ситуации нам говорят, что университет вне политики, все это распознают как какое-то дикое лицемерие».

«Молодежь, которая была аполитична в прошлые годы, теперь стала гораздо более политизированной — не только в вузах, а вообще, как поколение, — рассказывает „МБХ медиа“ политолог Кирилл Рогов. — Соответственно, возникла проблема, которая бывает всегда: в вузах высокий политический градус, и власти начинают с этим бороться».

По его словам, вовлечение вуза в политику происходит не со стороны студентов и преподавателей, а со стороны власти, которая оказывает давление на университеты. Именно поэтому возникает конфликт: политизируется молодежь, а режим давит на руководство вузов, чтобы те не допускали этого в своих стенах. «Всюду появляются кураторы, которые давят на ректоров — чтобы не было никаких оппозиционных акций, никаких оппозиционных событий. Вот она, политизация», — считает Рогов.

Академическая и университетская среда — самая передовая, говорит Гасан Гусейнов. «Это не только часть политической системы данной страны, но и часть мировой академии. Студенты инстинктивно и сознательно не могут допустить, чтобы их страна была отброшена на периферию мировой академии», — сказал Гусейнов в разговоре с «МБХ медиа». Именно поэтому, по его мнению, студенты оказываются сейчас «на острие атаки»: они защищают свободы и ценности науки и образования, которым угрожает политический кризис.

Во время акции в поддержку независимых кандидатов в депутаты Мосгордумы на проспекте Сахарова, 10 августа 2019 года. Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС

«Студент должен жить академически»

Письмо, призывающее университет придерживаться политического нейтралитета, опубликовал профессор НИУ ВШЭ экономист и политолог Марк Урнов. Под ним уже более 130 подписей сотрудников и преподавателей вуза, некоторые из них занимают руководящие должности. В числе подписавшихся оказались и профессора, незадолго до этого критиковавшие в «МК» группы поддержки задержанным студентами и появление солидарности с ними — декан факультета коммуникаций, медиа и дизайна Андрей Быстрицкий и профессор политологии Леонид Поляков. По их словам, такие формы поддержки являются намеренным вовлечением университета в политику.

Ни Андрей Быстрицкий, ни Леонид Поляков не смогли дать «МБХ медиа» оперативный комментарий. Не получилось связаться и с деканом факультета социальных наук Андреем Мельвилем, подписавшимся под письмом, и с членом Ученого совета НИУ ВШЭ, Ильей Локшиным, высказавшемся об университете вне политики. Кроме того, от комментария воздержалась и Валерия Касамара, участвующая в электоральной гонке в депутаты Мосгордумы — по ее словам, тему политизации университетов она станет обсуждать только после выборов.

Комментарий «МБХ медиа» согласился дать опубликовавший письмо Марк Урнов. По его словам, университет — это учебное заведение, которое дает студентам возможность узнавать разные точки зрения, поэтому он не должен никак вовлекаться в политику.

«Как только мы начинаем „включаться в“ (политику. — „МБХ медиа“), мы в известной мере деформируем сознание, — объясняет Урнов. — Университет это огромная институция, с преподавателями, занимающими самые разные позиции. Поэтому единственный способ дать возможность студенту жить „академически“, наблюдая за происходящим, это действительно держаться политической нейтральности».

При этом, по мнению профессора, за стенами университета каждый волен делать что угодно в политической сфере. Однако важно, чтобы институт как организация не придерживался ни одной политической линии и не выступал с политическими заявлениями. Однако, считает Урнов, в случае с Егором Жуковым поддержка возможна:

«Университет говорит, что мы будем оказывать поддержку. Система работает, она не идеальна, система может выкинуть любой фортель, но если человек при этом не нарушал закон, то святая обязанность университета ему помочь. Но если человек сознательно вполне говорит: „да, ребята, это нельзя, но я пойду на это“, здесь мы не помогаем. Просто по одной простой причине — если начать вмешиваться вот в этот процесс, то вот это действительно втягивание (в политику — „МБХ медиа“)».

Марк Урнов. Фото: hse.ru

Люди думают, что Вышке может что-то угрожать

Армен Арамян уверен, что «университет вне политики» это клише, которое само себе противоречит: «В Высшей школе экономики, про которую часто идет речь, — в ней государство может заказывать исследования, может влиять на университет, оказывать на него политическое давление, и так далее. И это не считается политикой. Но в тот момент, когда профессора пишут письмо в поддержку Егора Жукова, или студенты самоорганизуются в защиту своих интересов — вот это политика».

С ним согласен Гасан Гусейнов: «Говорящие „университет вне политики“ часто лукавят, не обращая внимания на грубую пропаганду проправительственных взглядов, в том числе в стенах университета, и оправдывая подавление других точек зрения».

По словам Арамяна, большинство европейских и американских университетов не имеют запретов на политику в своих стенах — напротив, чаще всего они становятся площадкой для политических дискуссий, студенческих движений и иногда даже партийных ячеек. Армен считает, что попытки настоять на политическом нейтралитете вузов в России связаны с желанием некоторых сотрудников обезопасить университет от возможного давления:

«Важно понимать, что люди, которые подписывают заявление о том, что они не согласны (с вовлечением университета в политику. — „МБХ медиа“), это не те, кто абсолютно против поддержки арестованных. Это скорее люди, которые думают, что Вышке может что-то угрожать, если она будет однозначно ассоциироваться с вот такой сильной позицией в поддержку студентов. Поэтому нужен такой жест — чтобы создать впечатление, что не вся Вышка такая».

Арамян считает, что было бы правильно и очень полезно для арестованных, если бы университет открыто осудил происходящий процесс над студентами и арестантами дела о «массовых беспорядках». Однако, по его мнению, в высказывании любой официальной позиции ВШЭ рискует затронуть интересы тех, кто ее не поддерживает, и разделить университетское сообщество. Арамян говорит, что вопрос репрезентации довольно сложный, и главное — от чьего лица университет вообще имеет право говорить в этом случае.

Независимо от того, будет ли Высшая школа экономики высказывать какую-то официальную позицию, Арамян уверен, настоящее мнение университетского сообщества уже прозвучало — через открытые письма, поручительства и уникальную солидарность:

«Мне кажется, что в ситуации, когда сотрудники и студенты Вышки берут на себя инициативу, в отсутствие профсоюзов и всяких ученых советов, которые могут подобные заявления оформлять, — когда сотрудники и студенты самостоятельно собирают подписи, это мы и должны считать реальной позицией университета. А не официальные заявления, которые всегда более осторожны».

«Мы имеем дело с режимом, который борется с политическими убеждениями людей»

Кирилл Рогов считает, что в новом учебном году давление на Высшую школу экономики усилится: «Проблема в том, что мы имеем дело с режимом, который борется с политическими убеждениями людей и пытается их репрессировать. Поэтому он сажает их в тюрьму и требует, чтобы в университете не было никакой крамолы».

Армен Арамян же не считает, что можно делать какие-то прогнозы: «Это такой спекулятивный вопрос. Я не думаю, что имеет смысл про это сейчас думать. Это как размышления про то, ударят меня сейчас дубинкой или нет. Может да, а может, нет». Однако активист уверен, оставлять университет вне политики уже не получится. По его словам, сегодня студенты все больше политизируются и выступают за свои права и свободы, а в следующем году ряду активистов пополнят первокурсники.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: