МБХ медиа
Сейчас читаете:
Жарко, тесно, ничего не слышно. Как по делу «Нового величия» началось судебное следствие

Жарко, тесно, ничего не слышно. Как по делу «Нового величия» началось судебное следствие

В Люблинском городском суде 11 июня началось судебное следствие по делу «Нового величия». На скамье подсудимых в «аквариуме» сидят Руслан Костыленков, Петр Карамзин, Вячеслав Крюков и Дмитрий Полетаев, в зале — Анна Павликова, Мария Дубовик, Максим Рощин и Сергей Гаврилов. На этом заседании они услышали обвинительное заключение, а адвокаты его раскритиковали.

В коридоре перед началом заседания работники суда сверялись по таблице: в деле много фигурантов, а защитников и родителей у них — еще больше.

— Все пришли? — спрашивала сотрудница коллегу, у которой был лист бумаги с именами. В ответ коллега покачала головой — на тот момент еще не приехали несколько адвокатов и Анна Павликова.

Почти все фигуранты дела под домашним арестом, родители и их группа поддержки пришли в суд в белом — об этом еще неделю назад якобы попросили сами подсудимые. В своем привычном образе был разве что 39-летний Максим Рощин — в староватых туфлях, рубашке с коротким рукавом и джинсовой куртке.

В коридоре и зале было очень жарко. «Банька», — заметил адвокат Максим Пашков. До этого он обсуждал с коллегами другое свое дело — о хищениях в Метрострое. Духоту усугубляли и люди, пытавшиеся забиться в тесный зал: как и в прошлые разы, сначала запустили фигурантов, потом — адвокатов и родителей. Кроме них в зал смогла попасть разве что критик Анна Наринская, остальные отправились в зал с видеотрансляцией.

В зале с трансляцией также оказались заняты все места — туда пришли не только журналисты, но и активисты из группы поддержки. Перед экраном с трансляцией, тихо, как прилежные ученики, сидели два пристава. На одном из них был видеорегистратор, на другом — кепка с эмблемой спецназа Росгвардии.

После выхода из зала фотографов заседание началось. Судья Маслов спросил, есть ли у сторон ходатайства или жалобы — с этого началась перепалка. Первым пожаловался сидевший отдельно от всех в «аквариуме» подсудимый Полетаев:

— Ваша честь, мне ничего не слышно.

— Проблема во мне? Я плохо говорю? Ну, сядьте ближе, — сказал судья Маслов.

На условия также пожаловалась адвокат Светлана Сидоркина — ей не понравился маленький зал, она предложила перенести рассмотрение дела в Мосгорсуд, а также приложила ходатайство об освобождении Костыленкова из «аквариума» — по ее мнению, это нарушает его право на защиту.

Фото: МБХ медиа

Сидоркину поддержали коллеги — это не понравилось судье, и заседание стало превращаться в фарс. Так, в ответ на просьбу переехать в зал с микрофонами Маслов с обидой спросил: «Я что, плохо говорю?», а затем перебил защитницу Анны Павликовой Ольгу Карлову — она просила пересадить подзащитную поближе.

В итоге ходатайства защиты не поддержала прокурор, и суд встал на ее сторону. Следом выступил адвокат Пашков: он сказал, что не смог высказать ходатайство, так как в зале плохо слышно. Дошло до перепалки:

— То же самое, ваша честь. Очень плохо слышно.

— Адвокат Пашков, я — ушко! — бросил судья Маслов и решил обращаться к каждому адвокату по очереди.

Первой слово дали прокурору — 40 минут она зачитывала обвинительное заключение. Всех обвиняемых объединили в один процесс. Из заключения следует, что обвиняемые создали экстремистское сообщество — «Новое Величие».

По мнению следствия, костяк обвиняемых без определенного рода занятий и с поддержкой «Артподготовки» создал чат в Telegram, где началась переписка с обсуждением «преступлений экстремистского характера» и «возбуждения социальной розни ко всей правоохранительной системе». Далее появились сайт и группа во «ВКонтакте».

Имена обвиняемых в контексте дела появились лишь в эпизоде с распределением ролей — так, из него следует, что в «Новом величии» якобы были агентурный и вербовочный отделы. Финансовый отдел во главе с «Русланом Д» и якобы с помощью Гаврилова отвечал за покупку принтера — на нем напечатали листовки «против власти», которые раздавали на марше Немцова.

После оглашения заключения суд решил опросить подсудимых. Все как один сказали, что обвинение им непонятно, они с ним не согласны и вину не признают.

— У всех все одинаково сказано, непонятно чего. Виновной себя не считаю, категорически не согласна. Там с первых слов ложь, — говорила Анна Павликова.

— Экстремистское сообщество я не создавала, антиконституционные действия не совершала и не планировала. Мне нравится Конституция. Меня полностью устраивает, что на территории РФ права собственности защищены, а также что каждый может стать президентом. Что мне может не нравится в Российской Федерации? — спрашивала Мария Дубовик. После слов про про президента в зале засмеялись, а после выступления Дубовик даже заплакала.

Следом каждый фигурант говорил, что ему ничего не понятно из обвинения, и что вину он не признает. Дмитрий Полетаев даже сказал, что дело сфабриковано.

После дали слово адвокатам. Обвинительное заключение составили максимально неконкретно — из-за этого, по словам Максима Пашкова, обвинение стало «абсолютно пустым, хоть и обвешанным громкими словами». Светлана Сидоркина начала по предложениям уничтожать заключение — по ее словам, неточные формулировки и отсутствие конкретики лишает подсудимых права на защиту.

Светлана Сидоркина не упомянула о характеристике подсудимых — за неё зацепились другие адвокаты. Так, Ольга Карлова сказала, что ложь в обвинительном заключении начинается с первых слов: подсудимые выставлены маргиналами, в то время как ее подзащитная Анна Павликова с 17 лет работала в государственном учреждении на тяжелой работе, а также готовилась к поступлению в институт. Ее поддержал и адвокат Салагаев. «Купили принтер, чтобы совершать преступления экстремистской направленности, а какие — непонятно».

Наконец, судья попросил адвокатов выбрать способ исследования доказательств и график заседаний. После этого в зале поднялся гул: не все адвокаты могли участвовать в процессе постоянно. Под этот гул перепалка началась и в зале для трансляций — приставы не впустили опоздавшего слушателя, и его это возмутило. В итоге участники процесса учли командировки и даже медицинские показания Анны Павликовой, и определили даты шести следующих заседаний. Ближайшее пройдет ровно через неделю — 18 июня в 14:00.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: